ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну что это такое? Что это он, как дурачок, прыгает по кочкам?

А старший ему:

– Ну что ты? Разве можно отца дурачком обзывать? Ну, бежит он – и пускай бежит! Да хай его раздергает, да пусть он хоть шею себе сломает. Но ругать отца не смей!

37. Как мужики цыгана били{51}

В старину, когда мужики ловили цыган, они часто устраивали самосуды.

Вот один бедный цыган пошел воровать лошадь. Поймали цыгана мужики и устроили самосуд: завели его во двор, и несколько человек стали его бить. Бывало так, что и до смерти цыган забивали в таких случаях. Вот и на этот раз видит цыган, что приходит конец ему. Вот он кричит:

– Братцы, бейте меня, сколько хотите, только через тын не бросайте!

Говорят мужики:

– А, так вот чего он боится! Сейчас мы ему устроим!

Взяли они цыгана за руки и за ноги, раскачали и перекинули через забор. Тогда он встал на ноги и говорит:

– Спасибо, братцы, а то бы убили!

И – наутек.

Кэлдэрары

38. Происхождение цыган «мигэешти»{52}

Этот рассказ слышал я от моей бабушки, матери моего отца. Прожила она девяносто пять лет и много в жизни увидела и услышала.

Лет триста тому назад, во времена петровские{53}, жила одна бедная цыганка. Раньше цыгане кочевали по всей земле, но особенно много было их в Молдавии, или, как раньше говорили, в Бессарабии. Об этих цыганах еще Пушкин писал.

И вот, когда эта бедная цыганка подросла, выдали ее родители замуж. А как год прошел, родился у цыганки мальчик. Дали ему прозвище Мигай. Шло время. Подрос Мигай, и настала ему пора жениться. У нас ведь как – женят уже лет в четырнадцать-пятнадцать. Мигай был парень красивый и трудолюбивый, а еще здоровый был – под два метра ростом. Раньше-то воздух чистым был: ни тебе заводов, ни фабрик. Бот люди здоровыми и росли, подолгу жили.

В старые времена редко встречались богатые цыгане. Обычно даже на большой табор всего-то приходились две-три богатые невесты. И случилось так, что пришлась Мигаю по душе как раз такая богатая невеста. И вот пошло сватовство. Стол накрыли – вина, закуски стоят. Старики собрались. Стали отца невесты спрашивать, согласен ли он дочь за Мигу выдать. А тому что не соглашаться? Парень красивый, работать умеет, лошадей любит, сам не конокрад какой-нибудь. Вот отец невесты и согласился.

А тогда, как и поныне у многих пародов, такой обычай был – за невесту выкуп давать{54}. Даже сейчас кое-где у цыган этот обычай сохранился. И вот, когда разговор о выкупе зашел, спросил отец невесты столько денег, что Мигаю нечем было откупиться. И получилось гак, что вроде та девушка и не невеста уже, но и не жена Мигаю. Тогда Мигай говорит:

– Раз у меня денег не хватает, пойду я на лихое дело.

Собрал он из бедняков человек десять и пошел в лес. С того дня стал он разбойником. Что он делал? Нападал на богатые обозы, грабил богатых людей, а бедных не трогал. Ни одного человека не убил Мигай, а брал только золото и драгоценности. И всегда с бедными делился. С тех пор, как что случится, цыгане стали говорить: «Это «Мигай-поп» сделал». Всех богатеев он «окрестил», и потому люди прозвали его именем «Мигай-поп». Бедные не боялись его, а богатые дрожали, едва услышат его имя.

Промышлял так Мигай года два или три. Стало теперь у него столько золота, что и царю не снилось{55}. Тогда приходит он к своему тестю и отдает выкуп. А тесть его вот что сделал. Не стал он ждать, пока Мигай-поп выкуп принесет и жену заберет, а выдал дочь замуж за другого человека. Собрал Мигай табор, и стали старики судить, как поступить. С одной стороны, по цыганскому закону семью разрушать нельзя, а с другой – девушка-то уже просватана была. Получается, что целый год молодые живут, но как бы незаконно. Никогда такого не было у цыган. Вот и решили старики поступить так, как никогда не поступали. Обычно, когда цыганок замуж выдают, никто не спрашивает их согласия: как родители скажут, так и будет. А тут решили, чтобы цыганка сама выбрала свою судьбу. И та показала на Мигая, потому что давно любила его. Тем и закончился цыганский суд.

Сыграли свадьбу. Отец невесты настолько боялся Мигая, что даже выкупа с него не взял. Стал Мигай жить со своей молодой женой. Бросил он свое лихое дело. Был он очень богатым человеком, но никогда ни в чем бедным не отказывал, всегда деньги давал, а обратно долги не брал. Прожил Мигай семьдесят два года. У него было двенадцать детей – семеро сыновей и пять дочерей{56}: Ёргуло, Милош, Милява, Ристо, Букоро, Дардияш – всех и не припомнишь. Так пошло наше племя – «мигэешти». А начало нации нашей идет от Мигая-попа, что жил триста лет назад. Сейчас нас уже многие тысячи{57}: и в Молдавии, и на Украине, и под Ленинградом, и в Туле, на Косой горе.

39. Про Ионику и про коня с двадцатью четырьмя ногами{58}

В одном царстве-государстве жил-был царь. Как-то раз упала с неба тому царю волшебная книга{59}, в которой написано, что, если кто отыщет на земле коня с двадцатью четырьмя ногами{60}, тот станет царем на все двадцать четыре государства, которые тогда были на белом свете. Прочитал царь книгу и тотчас издал свой указ об этом. Разослал он этот указ по всему государству. В одном небольшом городке жил небогатый помещик с женой и семилетним сыном. Звали сына Ионика. Вот как-то в воскресный день встал помещик и говорит жене:

– Слушай, жена, такой страшный сон я видел сегодня, что не дай бог никому такое увидеть. Пойдем-ка с тобой в церковь грехи наши замаливать.

Жена говорит:

– Ну, что ж, пойдем.

Сходили они в церковь, помолились богу и домой вернулись. Тогда что сделал помещик?{61} Взял ружье, собаку и пошел на охоту. Целый день бродил он по лесу – никакой дичи не встретил: ни зверя, ни птицы не видал. На обратном пути шел помещик мимо болота. Вдруг собака его гавкать стала, лает, лает, а на кого – неизвестно. Удивился помещик, перекрестился: «На кого же она лает?» – думает. Смотрит кругом, смотрит – ни души: ни зверя, ни птицы, ни даже мыши – ничего поблизости нет. А собака все ближе и ближе к болоту подбирается. Остановился помещик у края болота, смотрит: из болота торчат два уха. Пригляделся помещик, видит, что уши эти лошадиные. «Не иначе, – думает, – чья-нибудь лошадь завязла». Пошел он домой, позвал с собой людей. Взяли они веревки, привязали эту лошадь за уши и стали из болота тащить. Как вытащили ее на сушу, помещик так и ахнул от удивления: перед ним стояла та самая лошадь с двадцатью четырьмя ногами, о которой говорилось в царском указе. И все его слуги, которые были там, застыли на месте и сдвинуться не могут – такой это был удивительный конь. И вдруг говорит этот конь человеческим голосом:

– Слушай, помещик, раз уж ты меня нашел, так отведи домой, отмой меня, накорми, напои и на волю отпусти. А я тебе пригожусь, когда тебе нужно будет.

Что сделал помещик? Привел коня домой, помыл его, почистил, накормил, дал воды напиться и приказал своему кузнецу выковать двадцать четыре цепи, чтобы можно было к каждой ноге приковать по цепи. Привязал он коня в сарае. Потом что сделал? Приказал нарубить дров, сжечь их и заготовить золу. Стал помещик кормить коня золой, а воды не давал вовсе. Запер он сарай и пошел к царю докладывать.

вернуться

51

37. Как мужики цыгана били.

Анекдот записан нами в 1987 г. от А. В. Иванова, московского цыгана, 1934 г. рожд.

вернуться

52

38. Происхождение цыган «мигэешти».

Это предание записано нами в 1986 г. на станции Пери Ленинградской области от Миши Виноградова (цыганское имя – Бебека), сына барона табора Тимы Виноградова, скончавшегося 24 апреля 1987 г. в возрасте около 80 лет. Возраст рассказчика – около 40 лет.

вернуться

53

«Лет триста тому назад, во времена петровские…» – на наш взгляд, события, о которых идет речь в легенде, происходили намного позже – в конце XVIII – начале XIX в., не раньше.

вернуться

54

«А тогда, как и поныне у многих народов, такой обычай был – за невесту выкуп давать» – у цыган-кэлдэраров этот обычай встречается и по сей день.

вернуться

55

«Стало теперь у него столько золота, что и царю не снилось» – как указывает Л. Н. Черенков, есть и другие легенды о Мигае, повествующие о «божественном» происхождении его богатства.

вернуться

56

«У него было двенадцать детей…» – думается, что установить все подлинные имена не столь уж сложно, поскольку дети Мигая – прадеды и прабабки ныне живущих цыганских стариков.

вернуться

57

«Сейчас нас уже многие тысячи…» – расспрашивая цыган и производя только приблизительный подсчет, мы насчитали не менее двух десятков кэлдэрарских таборов в СССР, в каждом из которых проживает около пятисот человек. Данное число минимально. Кроме того, кэлдэрары живут в городах. Таким образом, кэлдэраров в СССР живет по меньшей мере 20 тысяч человек. Реальные цифры – от 20 тысяч до 40 тысяч. Точный ответ может дать только подробная перепись.

вернуться

58

39. Про Ионику и про коня с двадцатью четырьмя ногами.

Сказка записана нами в 1987 г. на станции Пери Ленинградской области от Миши Виноградова (около 40 лет).

вернуться

59

«…упала с неба волшебная книга…» – подробно об этом фольклорном мотиве см. во вступительной статье. Он встречался нам не раз. В частности, в балладе «О Дамиане, Лине и старухе Райне», исполненной Тимой Виноградовым, можно найти такие слова:

«Лехкэ кэ книшка пеляс -

Мэнэстиря те ваздел,

Мэнэстиря те ваздел,

О рашай, Девла, т'явел».

В дословном переводе:

«Ему (т. е. Дамиану) книжка упала -

Монастырь построить,

Монастырь построить,

Попом [в нем], боже, стать».

вернуться

60

«…кто отыщет на земле коня с двадцатью четырьмя ногами…» – т. е. самого быстрого коня в мире.

вернуться

61

«Тогда что сделал помещик?» – характернейший стилистический прием, пронизывающий как кэлдэрарскую прозу, так и поэзию. Перед описанием какого-либо действия ставится вопрос: «Что имярек делает?»

30
{"b":"191445","o":1}