ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– До свидания.

Пошел Ша-Измаил к девятерым братьям, взял свою лошадь, сел и поехал. Ехал он через царства-государства, ехал через моря, через горы, через леса. Наконец, приехал к тому месту, откуда километрах в тридцати жил этот кабан. На том месте стояла богатая деревня, и в этой деревне жил богатый поп. У попа было трое дочерей. Этот поп жил как помещик: была у него и земля, были и стада. Заехал Ша-Измаил на лужок возле деревни, а на том лужке пас поповское стадо один пастушок. Остановился Ша-Измаил, пустил коня траву кушать, а сам подошел к пастушку:

– Здорово, пастушок!

– Здорово, молодой человек!

– Ты чей?

– Да вот, пасу овец, работаю на нашего попа.

– А ты не слыхал, где живет дикий кабан?

– Как не слыхал? Он неподалеку живет, но там человек не пройдет, этот кабан нападает на людей и убивает.

– Скажи, пастух, сколько тебе поп платит за работу?

– Столько-то. Мало дает.

– Так, – снял Ша-Измаил с себя шапку и наполнил ее золотыми десятками. – Возьми эти деньги, мне оставь стадо и свою одежду. Дай мне свой плащ и палку. Теперь я буду пастухом.

Тот парень обрадовался.

– А я, – говорит, – уйду в другую деревню и буду жить там. Того, что ты мне дал, хватит, чтобы десять лет спокойно жить.

Пастух ушел с деньгами, а Ша-Измаил остался с овцами. Он так торопился, что позабыл спросить, куда гнать стадо. Думает: «Ничего, овцы сами найдут дорогу к дому». Дождался вечера. Собрались овцы в стадо и сами идут на поповский двор. Смотрит поп: что-то пастух какой-то другой. А Ша-Измаил кричит:

– Эй, поп, открывай ворота! Твоего пастуха чуть волки не загрызли. Я с трудом его спас и овец защитил. Твой пастух мне плащ оставил.

– Ой, боже мой! – заохал поп. – Давай заходи. Ты сам-то откуда?

– Я из такой-то деревни. Иду к тебе какую-нибудь работу попросить.

А дочери попа смотрят на Ша-Измаила и удивляются, какой он красивый парень. Говорит поп:

– Вот и хорошо, мне работники нужны. Хочешь, я тебя поставлю по снабжению?

– Нет, это не моя профессия, отец.

– Ну а заведующим магазином?

– Нет.

– А инкассатором?

– Да что ты, отец, я неграмотный!

– А что ты хочешь?

– Хочу быть пастухом.

– Ой, что ты говоришь? Мне стыдно такого красивого парня пастухом ставить. Ну ладно. Тот пастух у меня сто рублей получал, а тебе я дам двести в месяц. Завтра утром моя дочка отведет тебя туда, где надо овец пасти. А сам ты можешь в плохое место попасть, потому что по правую сторону есть болото, где живет дикий кабан. Попадешь туда – погибнешь.

– А кто пойдет со мной?

Тут поповские дочери чуть не переругались между собой, кому идти пастуха провожать: и та хочет, и эта.

– Все, все, – кричит поп, – пойдет младшая дочь.

Утром встал Ша-Измаил и погнал овец, а младшая поповская дочь дорогу ему показывает.

– Вот, – говорит, – паси до того места, а дальше не заходи.

– Ну, спасибо, теперь можешь уходить.

Она сделала вид, что пошла домой, сама спряталась в кустах и смотрит: парень-то красивый. А тот что? Он-то не знает, что за ним подсматривают. Взял он и погнал овец туда, где этот дикий кабан живет. Приходит, а там озерцо такое – не пройти его. Поглядел Ша-Измаил: а вместо воды в этом озерце молоко. Что делать? Подогнал он стадо, стали овцы молоко пить и все выпили до дна. Только он за озеро перешел, как выскочил дикий кабан.

– Ты зачем, – кричит, – пригнал овец? Они все молоко выпили. Давай драться!

Стали они бороться. А девочка смотрит за ними. Ша-Измаил говорит:

– Только уговор такой: деремся до шести, а потом мне обратно надо.

Дрались они, дрались – никто победить не может. А гут и время – шесть часов.

– Все, – кричит кабан, – приходи завтра, продолжим!

Как возвращался Ша-Измаил домой, заметил в кустах поповскую дочку.

– Смотри, – говорит, – не проговорись отцу.

– Нет, я ничего не скажу.

На том и договорились.

Вечером заметил поп, что у его овечек молока в три раза больше, чем всегда.

Спрашивает:

– Скажи, пастух, где ты ходил с моими овечками? Где же трава такая растет?

– Я знаю, где ходить, есть у меня такое место.

– Ну, молодец, никогда у меня еще не было столько молока, как сегодня.

На следующий день пастух опять погнал стадо. Снова они боролись с кабаном до шести вечера, но никак никто никого побороть не смог. Чувствует Ша-Измаил, что сильнее кабана, но совсем немного силы у него не хватает.

– Ну что? – говорит. – Давай до завтра отложим.

– Давай.

А эта девочка снова за всем следила. Когда на следующий день Ша-Измаил опять пошел драться с диким кабаном, она, уходя из дому, взяла с собой несколько лепешек.

Снова дерутся они, снова никак друг друга побороть не могут. Кричит Ша-Измаил:

– Эх, хоть бы нашелся такой человек, что дал бы мне три лепешки! Я бы тогда поборол этого кабана, загнал в землю и убил.

И кабан тоже кричит:

– Кто мне даст три лепешки?

Тут подбегает поповская дочь и кричит:

– Вот, пастух, тебе лепешки, бери!

Раз! – кидает ему три лепешки. Съел их Ша-Измаил, прибавились у него силы. Приподнял он дикого кабана, ударил о землю и убил. Взял он саблю, разрезал кабану брюхо, а оттуда заяц выбежал. Схватил Ша-Измаил ружье, выстрелил и убил зайца. В зайце нашел он портсигар, а в портсигаре копошились три червяка. Положил Ша-Измаил этот портсигар в карман и погнал овец к попу.

– Вот что, – говорит Ша-Измаил, – мне тут надо идти в одну деревню, но я приду ночевать.

– Ну, иди.

Ему-то здесь больше делать нечего! Взял он и поехал обратно к этой царице. По дороге вынул одного червя и раздавил. А Змей Контоман кричит:

– Ой, мама, у меня бока болят! Что со мной?

Как стал подходить к тому городу, вынул Ша-Измаил еще одного червя и раздавил его. Контоман уже полуживой. Кричит:

– Мои слуги, мои рабочие, мои заместители, хотите – за границей, хотите – у нас, но найдите мне такого врача, чтобы меня вылечил! А я за это отдам полцарства.

Ну, те разослали телеграммы, развесили объявления – никто ничего поделать не может. Приходят, лечат, но не вылечивают.

А Ша-Измаил остановился в другом городе, зашел в аптеку, взял себе штук двадцать пузырьков, наполнил их простой водичкой, рецепты на пузырьки повесил и разложил по карманам. Доехал он до того города, где Контоман жил. Стал он о себе так говорить:

– Я врач, я приехал из-за границы, могу лечить любого человека, любой приступ, даже от смерти могу спасти.

Ну, все кричат:

– Эй, эй, эй, врач!

– Что?

– Иди сюда, тебя зовут.

Приходит к заместителям Змея. Те спрашивают:

– Ты врач?

– Да. Я могу вылечить вашего хозяина. Но что он мне за это даст?

– Полцарства даст.

– Хм, вот дурак. Полцарства! Зачем мне полцарства?

– А что ты хочешь?

– Пусть отдаст мне жену.

Те как услыхали такое, закричали:

– Вон, вон его отсюда, гнать его!

Ша-Измаил ушел, а потом вытащил третьего червя и слегка придавил его. Тот уже при смерти лежит. Опять зовут Ша-Измаила:

– Врач, врач, иди обратно!

– Нет, – говорит Ша-Измаил, – теперь уже я обратно не пойду!

– Иди, он согласен!

– Ах, согласен! Ну, тогда другое дело.

Пришел он во дворец и говорит:

– Теперь так. Гоните всех, чтобы никого не было в комнате. Я ему буду делать массаж. У меня такой крепкий массаж, что вы его и во дворе услышите. После этого он будет спать три дня.

– Хорошо, хорошо, это ваше дело.

Закрылся Ша-Измаил на замок, подошел к Змею и говорит ему:

– Сейчас я тебе массаж буду делать.

– Давай.

– А ты помнишь меня?

– Бог тебя знает, я не помню.

– Я же не врач, я Ша-Измаил, который девять дней рубил тебе головы и которого ты зарубил с одного раза.

– Ты Ша-Измаил?

– Да.

– Не губи меня, Ша-Измаил!

– А ты меня пожалел? Вот и я тебя не пожалею.

– А как ты узнал, где моя сила?

39
{"b":"191445","o":1}