ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Собственно говоря, на подборке кэлдэрарских сказок заканчивается та часть книги, в основу которой легли наши собственные фольклорные записи.

Как указывалось в начале предисловия, последняя представительная подборка цыганских сказок, включенная в книгу, записана от цыган венгерского этнического ареала. Упоминалась также и книга известного венгерского цыганолога доктора Йожефа Векерди. материал которой послужил основой подборки сказок венгерских цыган. Эта этнодиалектная группа цыган нами специально не изучалась, в среде этих цыган мы фольклорных записей практически не вели (записывали их лишь эпизодически, попутно со сказками русских цыган). И естественно, не будучи специалистами, мы не сможем в достаточной мере описать эту цыганскую группу и ее фольклор.

Ограничимся здесь самыми общими соображениями. Укажем прежде всего на определенную близость между венгерскими цыганами и кэлдэрарами. Эта близость в известной мере обусловлена тем, что некогда обе эти группы проживали в пределах единого государства – Австро-Венгрии. И, конечно, цыгане обеих групп имели в те времена постоянные контакты. Характерным представляется нам и тот факт, что обе эти группы появились в пределах России примерно в одно время, т. е. в конце XIX – начале XX в. И, хотя фольклор их развивался под влиянием различных традиций, сказки и песни кэлдэраров и венгерских цыган взаимно сопоставимы гораздо больше, чем, к примеру, с фольклором русских цыган. Не случайно в репертуаре кэлдэрарских исполнителей бытует немалое количество ловарских песен. С этим явлением мы сталкивались довольно часто.

При переводе книги доктора Векерди мы встретились с непростыми проблемами. Как нам кажется, в большинстве случаев венгерский цыганолог во время записей сказок имел дело с неумелыми рассказчиками. Поскольку публикация доктора Векерди адресована языковедам и имеет сугубо научную направленность, он приводил дословный перевод цыганских сказок. Такой материал для широкого читателя является абсолютно нечитаемым. Поэтому сразу предупредим, что, переводя сказки из книги Й. Векерди, мы часто прибегали к литературной редакции текстов. Говорим это специально для тех дотошных критиков, которые, быть может, захотят упрекнуть нас в нестрогом следовании букве оригинала. А желающих насладиться оригиналом мы можем отослать к самому труду Й. Векерди, выполненному с величайшей научной добросовестностью. При этом вовсе не обязательно знать диалект венгерских цыган, поскольку доктор Векерди приводит как цыганские тексты, так и их 'перевод на венгерский и английский. Единственное, что в этом двухтомнике вызывает некоторое удивление, это необъяснимая трансформация цыганских имен в английском переводе. Право же, ничего, кроме улыбки, не может вызвать встреча в цыганской сказке с персонажами по имени Джон, Майкл, Стив, Чарли и т. д.

При формировании этой подборки сказок мы сначала привели небольшое количество произведений, взятых из других источников, а далее расположили материал так, как это сделал Й. Векерди. Естественно, с учетом тех пропусков, которые мы допускали при переводе его книги.

Несколько слов скажем о расположении материала в книге Й. Векерди. Он придерживался того же принципа, что и мы, т. е. объединял сказки в подборках, представляющих фольклор различных диалектных групп цыган, проживающих в Венгрии: ловаров, цергаров, машяров, кхэраров, гурваров, ромунгров. Кроме того, в его книге опубликована одна сказка цыган-синти – группы, не входящей в венгерский этнический ареал. Но поскольку сказка была записана в Венгрии, И. Векерди включил ее в свой том. Мы тоже включили эту прекрасную сказку в Приложение к книге, поскольку цыгане-синти проживают также и на территории СССР, хотя и в незначительном количестве.

Теперь о названиях групп цыган венгерского этнического ареала. Выше, когда речь шла о кэлдэрарах, мы писали, что названия кэлдэрарских родов шли от имени или прозвища прародителя рода. Здесь мы встречаемся с иным явлением. У венгерских цыган (иногда подобные явления встречаются и у русских цыган) роды получили свои названия от занятий. Так, например, ловары – род, название которого происходит от венгерского слова «ло», что означает «лошадь». Очевидно, что этот род занимался торговлей лошадьми. Необходимо сказать, что название рода венгерских цыган вовсе не характеризует некую его «кастовую» ограниченность. Просто когда-то кто-то из этого рода торговал лошадьми, отсюда и возникло название (прозвище). Ведь сегодня вряд ли встретишь ловарского цыгана, занимающегося этим видом деятельности. Аналогично этому в роде машяров кто-то когда-то занимался рыбной ловлей, а некто из рода кхэраров был известным вором-домушником (от цыг. мащё – «рыба», кхэр – «дом»).

Обратимся к ловарскому фольклору. Не будучи специалистами по фольклору цыган венгерского этнического ареала, мы воспользовались комментариями доктора Векерди. Изучая цыганский фольклорный материал, доктор Векерди нашел почти во всех случаях аналогии ему в венгерском и румынском фольклоре. Его замечания позволяют выяснить происхождение той или иной сказки, проследить трансформацию сюжетов в процессе их освоения цыганами.

К сожалению, в комментариях доктора Векерди мы не нашли ни единого слова о стилистике сказок, о цыганской демонологии, об особенностях их языка. В ряде случаев нам удавалось найти в сказках цыган венгерского этнического ареала некоторые черты, роднящие их с фольклором русских цыган и кэлдэрарским фольклором. Эти соображении мы привели в комментарии.

Фольклор цыган балканской группы представлен в этой книге небольшой подборкой, состоящей в основном из сказок крымских цыган. Эту этнодиалектную группу с успехом изучает у нас в стране советский цыганолог Вадим Германович Торопов. Плодом его многолетней работы стала рукопись книги «Крымский диалект цыганского языка» (Иваново, 1986 – рукопись депонирована в ИНИОН АН СССР, № 27709 от 19.12.1980). Первая часть этой книги посвящена цыганским текстам, среди которых несколько превосходных сказок.

Первое, что бросается в глаза в рукописи В. Г. Торопова, наличие в фольклоре крымских цыган сказки на сюжет о Вайде и Руже (№ 79). Крымские цыгане – мусульмане, а стало быть, фольклорные традиции у них должны быть совершенно иные. Несомненно одно: сюжет заимствован. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что имя одного из главных героев – Маджяри (т. е. «Венгр»). Сюжет этой сказки полностью согласуется с аналогичными сюжетами из фольклора других этнодиалектных цыганских групп (см. сказку «Ружя» из этой книги, № 102, или сказку «О Вайде – богатом барине, его жене Руже-красавице и о том, что было с ними и до них», № 1, с. 52, из книги «Сказки и песни…»). Однако в этой сказке можно увидеть и иные сюжетные повороты, новые фольклорные мотивы. На определенную трансформацию этого сюжета в сознании крымских цыган указывает и имя главного героя – Ек-опрэ-дюняс (т. е. «Единственный-в-мире»). Давать подобные имена – в традиции мусульманских народов.

Интересное поле для исследования представляет язык сказок крымских цыган. Он – макаронический. Если в языке, к примеру, русских цыган широко употребляется как цыганская, так и русская лексика, то в языке крымских цыган мы находим немало слов из горного диалекта крымскотатарского языка, а также отдельные фразы, произнесенные по-русски. Довольно забавным представляется читателям цыганских текстов распределение в них языковых функций: основной текст произносится по-цыгански, а вот, к примеру, речь начальника тюрьмы передается уже по-русски.

Как уже было сказано выше, ричарские сказки представлены подборкой, состоящей из произведений, которые прислала нам Вера Богданенко из хутора Данилов Каменского района Ростовской области. О цыганах-ричарах известно очень немного. Свое название эта группа получила от цыганского слова рич, что означает «медведь». Очевидно, некогда цыгане этой группы занимались дрессировкой медведей и устраивали представления с ними. У цыган этой группы также существует родовое деление. Так, например, сама В. Богданенко принадлежит к роду «я́мпилей». Забавна история возникновения этого прозвища. Этот род образовался, по-видимому, в первой половине XX в. Один из предков Веры Богданенко, как пишет она сама, в лечебных целях растирался спиртом, который покупал в аптеке расфасованным в ампулах. Труднопроизносимое слово «ампула» превратилось в языке этого пращура в «ямпиля», а отсюда и название рода.

9
{"b":"191445","o":1}