ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прежде всего, учтем, что главного, что обещал, вступая в должность, Никита Никитич Демидов, он все же добился: отчетность производителями металла составлялась, десятина с них собиралась. Что механизм ее сбора очень долго отлаживался и получился слишком сложным — не его вина. И в том, что, настойчиво стремясь к цели, насобирал синяков, нет позора. Раны — украшение бойца. Чего стоит победа, за которую ничем не заплачено?

Существовало множество внешних факторов, мешавших цегентнеру Демидову. Артиллерия, одно из военных ведомств, имела больший вес, чем Берг-коллегия, которую по ходу событий вообще прикрыли. Не справился с ней не только новоиспеченный дворянин (выходов на первое лицо государства не имевший), но и представители учреждения, на которое он работал, пару раз приезжавшие к нему на помощь. Асессор, просидевший в Туле впустую, вынужден был уехать, оставив расхлебывать кашу тому же Демидову, на котором его противники немедленно отыгрались (чего стоят их рассуждения о чести, о том, что служащему неприлично подчиняться неслужившему).

Следует учесть и обстановку, в которой Никита Никитич воевал с Оружейной конторой. В начале их конфликта, в марте 1728 года, погиб его брат Григорий. По репутации Демидовых был нанесен удар. Вот Хомяков отказывается передавать собранную сумму Демидову под предлогом, что строевому офицеру неприлично ему подчиняться. Но в его словах можно вычитать и подтекст: Демидов — не только неслужащий, он еще и представитель рода, честь которого подмочена[449].

Проникновение на Урал

Подведем итоги. Для Никиты Никитича Демидова они на первый взгляд не слишком впечатляющи. На фоне некоторых достижений на ниве промышленного предпринимательства — цепь несчастий и неудач. Умер отец, который хотя и относился к сыновьям неодинаково, но семейную честь унизить бы, без сомнения, не позволил (атаковав, победил? вовремя сгладил конфликт?). Погиб брат. Государыня пожаловала дворянство, но в родном городе соседи, вчерашние друзья, ведут себя так, как будто ничего не изменилось.

Все это так. Но можно ли считать семилетие после смерти отца прожитым Никитой бесполезно? Ни в коем случае.

Мы уже сказали, что, несмотря на трудности, решение задачи, которую поставила перед ним Берг-коллегия, он существенно продвинул. Решил он и те задачи, которые ставил перед собой. Да, длительную паузу, которую он взял, построив Брынский завод, можно объяснить тем, что слишком много времени тратил на войну с тульскими оружейниками (ему и на имевшихся заводах латать дыры было некогда). Но тесный контакт с Берг-коллегией, которая, судя по всему, долгие годы ему вполне доверяла и действия его в Туле одобряла, несомненно, помогал ему в упорном стремлении на Урал. И именно в эти годы он этой проблемой упорно занимался — искал для внедрения подходящую лазейку.

Напомним, что комиссар Демидов, а позже его сын Акинфий, получив разрешение на постройку Ревдинского доменного завода, долго его не строили. Никита Никитич держал ситуацию на контроле: выждав три с половиной года, в конце 1727 года обратился в коллегию с предложением передать неиспользованное место ему. Последовал отказ. Два года спустя, так и не дождавшись от коллегии содействия его планам, он подал прошение отставить его от сбора десятины. И в этом ему отказали, однако сигнал получили и осознали: без поощрения заниматься трудным и малоприятным делом Никита больше не сможет. И что же? А то, что, когда в мае 1730 года он повторил свою просьбу по поводу заводского места, причем в сопровождении жалоб не только на противодействующего ему Акинфия, но и на Геннина, его просьба была встречена куда более милостиво. Акинфию пришлось пойти на переговоры. Старший брат, сохранив за собой место на Ревде, уступил младшему место на другой речке, Шайтанке. Договорились и об использовании рудников. В поданной в Берг-коллегию совместной челобитной братья пообещали «друг другу в завоцких делах помешательств ни чрез какие вымыслы не чинить»[450].

9 июля 1730 года Берг-коллегия вынесла решение о разрешении Н.Н. Демидову строить завод на Шайтанке. В следующем году строительство началось и шло быстро: в первый день декабря была пущена домна. Новый завод, чтобы отличать от железоделательного завода старшего брата, называли Нижнешайтанским или Васильево-Шайтанским. Никита Никитич Демидов добился того, чего желал долгие годы, чего так не хотел ему дать отец. И неизвестно, сколько бы продлилось его ожидание, если бы не содействие Берг-коллегии, последовавшее в ответ на его отчеты о многолетних турнирах с собратьями по Оружейной слободе.

Ни неуверенности, ни утомления нет и в помине. Никита Демидов, набив шишек себе, наставив столько же другим, закрывает один исчерпавший себя проект, открывает другие.

Глава 6.

СЛЕДСТВИЕ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

Следователи на заводах

Следствие о партикулярных заводах: что это было

Первая половина — середина 30-х годов XVIII века — один из самых трудных периодов в жизни Акинфия и Никиты Демидовых. Обвинения в преступлениях вплоть до уголовных, расследования, вызванные обвинениями, нанесли чувствительные удары по упорным трудом ковавшемуся могуществу рода. Помогая друг другу (жизнь снова их сплачивала), братья ударам сопротивлялись, с невзгодами боролись. Преодолев трудности, вышли из испытаний окрепшими.

Локомотивом, тянувшим за собой обрушившиеся неприятности, выступали претензии экономического характера, прочие прицепились к ним по пути, по пословице «Пришла беда — растворяй ворота». Демидовы были далеко не единственными, кому в эти годы (1733—1735) подобные претензии предъявили. Кампания, именовавшаяся (одно из названий) Следствием о партикулярных заводах, коснулась множества, практически всех, владельцев частных металлургических предприятий России. Она состояла из большого числа относительно самостоятельных расследований, которые объединяло стремление чиновников выявить недоплату промышленниками налогов. Наиболее интересны сюжеты, относящиеся как раз к Демидовым, владельцам самых крупных металлургических комплексов страны. Для большинства других заводчиков проверки проходили хотя и нервно, но сравнительно безболезненно: ревизор приезжал, изучал документы, опрашивал персонал, записывал, уезжал, позже хозяина оповещали о штрафе, часто большом, но редко — убийственном для бизнеса. Демидовскими заводами занимались долго. Выявили факты, позволявшие говорить не об ошибках — о намеренном искажении отчетности. Недоимки и штрафы, насчитанные по результатам следствия, оказались весьма значительны. В ходе следствия заводовладельцев ограничили в перемещении, а позже, когда ограничения сняли, Демидовы сами не рисковали далеко отъезжать от столиц, где в это время вершилась их судьба.

Запустил следствие указ императрицы Анны Иоанновны, данный президенту Коммерц-коллегии барону Петру Павловичу Шафирову 4 августа 1733 года. Ему предписывалось провести проверку расчетов металлопромышленников с казной, прежде всего правильности уплаты ими десятинного налога. Он получил двух помощников: только что введенного в штат Коммерц-коллегии советника Михаила Шафирова (родственника президента[451]) и асессора Василия Васильева, которым было поручено собирать «принадлежащия к тому справки». Так под началом П.П. Шафирова образовалось небольшое временное учреждение, в документации именовавшееся Комиссией о исследовании десятинного сбору с партикулярных железных и медных заводов[452], проще — Комиссией следствия о десятинном сборе[453] или совсем коротко — Комиссией следствия о заводах[454]. Для освидетельствования состояния домен и медеплавильных печей намечалась инспекция предприятий. С указом Шафирову императрица подписала инструкцию гвардии Семеновского полка капитану-поручику Савве Кожухову, направлявшемуся для этой цели на уральские заводы[455]. Обследование предприятий центрального района поручалось Васильеву, также получившему инструкцию и собиравшемуся в Тулу. Михаил Шафиров определялся в Москву проверять уплату заводчиками пошлин, сопряженных с продажей их товара. Здесь была создана контора Комиссии.

вернуться

449

Позднее по сходному поводу будет возмущаться племянник Никиты Прокофий.

вернуться

450

Павленко Н.И. История металлургии… с. 103, 104.

вернуться

451

Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности… с. 412.

вернуться

452

РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Кн. 781. Л. 53.

вернуться

453

Там же. Л. 58, 59, 59 об., 61, 64, 81, 83, 94.

вернуться

454

Там же. Л. 179.

вернуться

455

Там же. Кн. 841. Л. 2-6 об.

54
{"b":"191446","o":1}