ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Горы, окружавшие поселок, были затянуты туманом, и, сойдя с поезда, ленинградские девочки сначала не заметили их. Но, когда они свернули с шоссе на мягкую дорогу, где в грязи завязали галоши, туман рассеялся и горы внезапно выросли перед ними. Они были покрыты тонкими деревцами и кустарником. На черных веточках кое-где задержались желтые и коричневые сухие листья.

— Вот с этой горы проклятые фашисты обстреливали Ленинград, — задумчиво сказала Вера.

Девочки притихли. С тревожным любопытством они смотрели на горы.

Дорога была неровная. На спусках ноги скользили и разъезжались. Девочки держались друг за друга, чтобы не упасть.

Важно распушив ветки, темнели елки. Деревянные с островерхими крышами дома не стояли в ряд, а были разбросаны среди пустых черных огородов.

— Тут и улицы нет, а так просто… — подивилась Галя.

Невысокое солнце мягко освещало склон горы. Дышалось удивительно легко.

Из-за поворота дороги внезапно вышло несколько девочек и мальчиков. У двух ребят за воротниками пальто виднелись красные галстуки.

Приближаясь к идущим навстречу пионеркам, ребята замедлили шаги. Потом остановились, поговорили о чем-то между собой.

Девочка в наброшенном на голову пуховом платке ловко перепрыгнула через большую лужу. Держась руками за концы платка и улыбаясь, она стояла перед маленькой Галей Снетковой.

— Вы из Ленинграда? Из 174-й школы?

— Конечно, из Ленинграда! — закричали пионерки.

— А мы вас третий раз встречаем! Не знали, с каким вы поездом приедете.

— А мы на часовой поезд не успели.

Хозяева взяли у гостей пачки книг.

Пионеры двух школ шли рядом по дороге и, улыбаясь, поглядывали друг на друга.

* * *

Бревенчатые стены зала еще не успели оштукатурить. Ведь и самый зал отстроили недавно. Прямо на бревнах висели портреты товарищей Сталина и Жданова, и были прибиты еловые ветки.

На длинных скамьях не оставалось ни одного свободного места. Подгорновские ребята сидели тихо, глаз не спуская со сцены.

У начальника штаба дружины Оли Хрусталевой уже на второй строчке голос перестал дрожать от смущения. Громко и отчетливо она прочитала письмо своей дружины подшефникам.

Пионерки 174-й школы писали, что они хотят помочь ученикам Подгорной школы восстановить школьное хозяйство и поэтому собрали для них небольшую библиотеку — 800 книг.

Когда Оля назвала цифру, чей-то мальчишеский голос произнес обрадованно:

— Здорово!

По залу прошел легкий гул.

— Мы надеемся, — читала Оля, — что наш небольшой подарок положит начало большой и хорошей дружбе между нашими дружинами.

Ей громко хлопали.

Встал начальник штаба Подгорной дружины Леня Петров, коренастый загорелый подросток.

— Вся наша дружина благодарит вас за книги, — сильно покраснев, сказал он хрипловатым ломающимся голосом. — А мы вам тоже приготовили подарок.

Через стол он протянул Оле большую пухлую тетрадь в серой обложке.

Опередив Олю, Таня поспешно приняла в обе руки тетрадь и раскрыла ее.

— Ай, как хорошо! — воскликнула она.

Тетрадь оказалась гербарием. Цветы, листья, стебли самых различных растений, высушенные и тщательно прикрепленные нитками, шуршали на каждой странице.

— Да осторожно! Сломаешь еще! — шепнула Оля Тане.

— Не беспокойся! Не сломаю! — громко, на весь зал, успокоила ее Таня.

В зале засмеялись.

Подгорновцы присмотрелись к гостям и тоже стали выступать.

Оле особенно понравилось, как говорила одна круглолицая девочка с темными стриженными волосами.

— Вы привезли нам друзей, — застенчиво улыбаясь, сказала девочка. — Мы будем читать и вспоминать вас. А вы и сами к нам почаще приезжайте. Станем на лыжах вместе ходить. Хорошо? — Это «хорошо» девочка произнесла доверительно и чуть кивнула толовой.

«Славная девочка, — подумала Оля. — Наверно она тоже в седьмом классе».

Только Оля это подумала, как девочка сказала:

— Обещаю перейти в пятый класс с одними пятерками!

Потом сильно покраснела и поскорей села на место.

От удивления Оля широко раскрыла глаза: такая большая и в четвертом классе! Как же это так? Да ей не меньше четырнадцати лет…

И вдруг Оля сообразила: ведь многие из этих девочек и мальчиков совсем не учились четыре года, не могли учиться! Они были у фашистов…

Вот почему среди них столько переростков. Должна бы учиться девочка в седьмом-восьмом классе, а учится в четвертом, даже в третьем.

Точно отвечая олиным мыслям, один мальчик вскочил и сказал с места, не выходя на подмостки:

— Много времени нам пришлось потерять из-за проклятых фрицев. Зато теперь уж возьмемся за ученье!

Стали обсуждать, какими делами дружины могут заниматься сообща. Совместные сборы, лыжные походы… Кто-то предложил выпускать вместе стенную газету.

— Одну газету в месяц выпустим — неинтересно!

— Почему одну? Можно чаще.

— А как чаще? Заметки пока перешлем.

— Устареет всё!

Вера попросила слово.

— Но ведь можно организовать журнал, где помещать стихи и даже рассказы. А такой материал не устареет.

— Журнал! Журнал! — закричали со всех сторон.

Все окончательно оживились, когда стали придумывать название журнала.

— «Вперед!» Назовем «Вперед!» — голосисто предлагал крепкий мускулистый мальчик, по одному виду которого было видно, что он не признает слово «назад».

— Не надо «Вперед», лучше «За отличную учебу».

— Назовем «После войны».

— «Юные сталинцы»! Вот хорошее название!

— «Голос пионера». Вот как надо!

Кто-то предложил назвать журнал: «Навстречу будущему».

Маленькая девочка в красном галстуке, привстав на цыпочки, долго тянула руку.

Наконец, Леня Петров дал ей слово.

Девочка проговорила торопливо, с придыханиями, — видно боялась, что ей не дадут сказать до конца:

— Мы пионеры и мы дружим, значит, надо назвать «Дружба пионеров».

— «Пионерская дружба»! — подскочив, как на пружине, крикнул курносый мальчик с соломенного цвета волосами.

— Да, да! «Пионерская дружба»! «Пионерская дружба»!

Это название сбор одобрил. На нем и остановились.

Решили, что первый номер журнала «Пионерская дружба» оформит ленинградская дружина.

— Только вы смотрите, поскорее заметки присылайте!

Под конец сбора все вместе спели несколько песен.

Оля и Аня

Аня и сама не знала, как решилась выступить на сборе. Но была очень довольна: значит, и она умеет говорить, когда много народу. И вовсе это не так уж страшно.

На сборе было очень интересно и весело. Только одно Аню огорчало: не было Алеши Петренкова.

Может быть, он сидит где-нибудь на задней скамейке и его не видно в толпе? Аня несколько раз привставала с места и оглядывала зал, но Алеши не видела.

Мимо Ани проскочил Ленька Петренков. Она потянула его за рукав:

— А брат твой почему не выступал?

— Алексей? А он простудился и мама его в постель уложила. — Ленька помчался дальше.

Кучка ребят обступила пионервожатую Марью Ивановну. Аня подошла к ним. Ребята просили, чтобы сразу стали выдавать привезенные книги. Этого и Ане хотелось больше всего. Но Марья Ивановна сказала, что выдача книг начнется завтра после уроков.

Вместе с гостями ребята пошли гулять на гору. День стоял сырой, но не очень холодный. Когда взбежали по скользкой дороге вверх, выглянуло из-за облаков солнце, и всё как будто улыбнулось вокруг. Ленинградские пионерки закричали от восторга, таким красивым показался им вид с горы.

Марья Ивановна и пионервожатая ленинградской школы останавливали ребят, когда они сходили с тропинок.

Одна из приезжих, полная, шумная девочка, кинулась было в кусты:

— Ой, глядите! Кажется орех там остался! Да что такое, почему нельзя? — спросила она недовольно пионервожатую, схватившую ее за руку.

— Осматривали тут, а все-таки кто его знает, — сказала Марья Ивановна. — С месяц назад внизу даже, под горой, корова подорвалась, а не то что здесь…

20
{"b":"191454","o":1}