ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здесь живет Кирилл Дроздов? — спросил восьмиклассник, а может, даже девятиклассник.

— Да, — сказала мама. — Это мой сын. А что?

— Ему посылка. — Большой мальчишка протянул маме пакет.

— О, неужели от папы? — обрадовалась мама. — Авиапосылка? А где расписаться?

— Нет, не авиа… Не надо расписываться. Просто велели вручить. Это он стоит? — Мальчишка заглянул за мамину спину, откуда высовывался Кирилкин любопытный нос.

Мама быстро обернулась.

— Уходи сейчас же! Дует из двери. Спасибо, большое спасибо!

Дверь за восьмиклассником, а может, и девятиклассником, захлопнулась.

В комнате Кирилка нетерпеливо запрыгал вокруг мамы.

— Скорей открывай!

Но мама рассматривала пакет.

— Не от папы… От кого же это? Странно… совсем нет обратного адреса. Да и марок нет! И штемпеля почтового! Адрес правильно написан: улица, номер дома, квартира… Кириллу Дроздову…

— Мама! Да ты открой! Тогда узнаем!

— Может, кто из моих подружек так нарочно… чтобы не поняли, от кого?

Наконец мама разрезала веревочку, которой был обвязан пакет. Сняла бумажную обертку. Две коробки. Одна — как с большим флаконом духов, другая — из-под женских туфель: на крышке нарисованы туфли на низких каблуках.

— Кому пришло в голову посылать тебе духи? — с изумлением сказала мама и выдвинула коробочку из крышки.

И вдруг… Мама прямо отшатнулась. И Кирилка отпрянул от неожиданности и захохотал во все горло. Из коробки ка-ак выскочит зеленая заводная лягушка и прыг-прыг по столу.

— Ее уже заведенную туда засунули! — в восторге закричал Кирилка. Заглянул в коробку: — А вон и ключик лежит.

— Фу, как я испугалась! — сказала мама. — Уж больно неожиданно. Держи ее, сейчас свалится со стола.

Раскрасневшийся Кирилл пустил лягушку на пол: пусть там допрыгает. А мама осторожно-осторожно стала приподнимать крышку большой коробки: вдруг оттуда тоже что-нибудь выскочит…

Но ничего не выскочило. Сверху в коробке лежала бумага, на которой крупно и четко было что-то написано.

— «Кормить надо свежей капустой, — прочла мама. — Поить можно…»

Кирилка выдернул у мамы из-под руки листок. Под бумагой оказался толстый слой серой ваты, на вате — широкие листья фикуса. А на листьях… что такое?

Лежит что-то круглое, серое. Будто шляпка небольшого гриба, разлинованная в крупную клетку… Кирилка вытаращил глаза.

— Черепашка! — сказала мама. — Какая хорошенькая!

— Живая? — прошептал Кирилка.

— Конечно. Кто же сумеет такую сделать? Да и раз надо кормить… — Мама взяла черепашку в руки, полюбовалась: — До чего же славненькая! — И положила ее на зеленую настольную бумагу под лампой.

В освещенном круге панцирь черепахи слегка поблескивал. Кирилке очень хотелось потрогать. Он осторожно протянул вытянутый палец. Но не успел притронуться.

— У-у, — прошептал Кирилка.

Шляпка гриба двинулась с места. Из-под шляпки показались лапки. И головка — вы только подумайте! — серенькая, продолговатая, с выпуклыми глазами.

— Живая! Правда, живая! — завопил Кирилка, осекся, поспешно закрыл рот руками: еще напугается черепаха. И вдруг сам перепугался: — Мама, а капуста у нас есть?

— К счастью, есть полкочанчика.

Через несколько минут Кирилка сидел на полу и подставлял черепахе мелко разорванные капустные листья. Черепаха проворно надкусывала края. Обрывки листьев быстро исчезали.

— Грызет, миленькая! — в восторге шептал Кирилка. — Мама, грызет!

— Очень хорошо. Но кто ж ее прислал? Может, все-таки папа? Наш папа любит пошутить. Попросил кого-нибудь купить и принести… — Мама в раздумье терла лоб.

А Кирилка спрашивал сам себя:

— Как я ее назову? — Распевал потихоньку, чтобы не мешать чудесной посылке есть капусту: — Черепашка-пашка-пашка! — И все-таки крикнул: — Пашка! Мама, я назову ее Пашкой, хорошо?

— Пашкой так Пашкой, — согласилась мама. — Нет, наверно, все-таки не папа… Завтра же обзвоню всех своих подруг, постараюсь разузнать…

Прямо через стены!

— Пашка! Пашка! — заорал Кирилка в трубку, едва раздался в ней голос Виталия Афанасьевича.

— Ты меня оглушил, Кирилл, — упрекнул Виталий Афанасьевич. — Не понимаю, какой такой Пашка?

— Не какой, а какая! Хорошенькая очень. Живая! Догадайтесь: кто это?

— Ну, не знаю… Кошка, наверно, если живая.

— А кошка разве ест капусту? — веселился Кирилка.

— Почему же нет? Я видел кошку, которая за обе щеки уплетала свежие огурцы.

— Пра-авда? Нет, не кошка. Гораздо меньше ростом. Панцирь тверденький.

— У кого же есть панцирь? — соображал Виталий Афанасьевич. — Гм! Может, ты крокодила завел? У него кожа твердая, почти как панцирь.

— Нет, не крокодила, — расхохотался Кирилка. И решил дольше не мучить недогадливого собеседника: — Черепаха у меня! Вот!

— Откуда же она взялась? В зоомагазине купил?

— Она сама взялась. Да, да! В посылке к нам прискакала вместе с заводной лягушкой. Мама ну никак не может догадаться, кто ее прислал. Уже всех подруг спрашивала. А папа если, мама говорит, хоть какой-нибудь знак подал бы, что это он.

— Да, интересная история! Послушай, Кирилл, а ты все исполняешь, что написано в инструкции?

— В какой инструкции?

— Ну, где написано, чем черепаху кормить и все такое.

— Да, там лежала такая бумажка, мы с мамой ее прочли… А вы откуда знаете?

Какая-то осечка произошла в трубке: она тихонько чертыхнулась и замолчала.

— Алло! Алло! — закричал Кирилка.

— Да-да, — отозвался Виталий Афанасьевич. — Чего ты кричишь? Я слышал твой вопрос. А чему ты удивляешься? При черепахах всегда бывают инструкции. Ты в первый раз получил посылку с черепахой, вот и не знаешь. Кроме того, я иногда умею видеть на расстоянии. И вот увидел, что к твоей черепахе была приложена инструкция.

— Прямо через стены увидели? — поразился Кирилка.

— Стены для меня не имеют значения, — небрежно сказал Виталий Афанасьевич.

— Вот бы мне так суметь! — позавидовал Кирилка. — Через стены видеть.

— И что ты захотел бы увидеть?

— Папу бы посмотрел. Чего он там делает на Новой Земле. И вас тоже. Большая ли у вас борода?

Отсмеявшись, Виталий Афанасьевич сказал:

— Ну, выздоравливай! А то нашел себе занятие — болеть без конца! Этак, друг, не годится.

Сидя на корточках над спящей возле радиатора черепахой, Кирилка раздумывал о том, какой необыкновенный человек Виталий Афанасьевич. Умеет видеть через стены — чудеса! Может быть, он просто пошутил? Нет, ведь угадал, что при черепахе была приложена ин-струк-ция. Наверно, у Виталия Афанасьевича какой-нибудь особый приборчик есть. Чтобы через стены видеть. Не сразу Виталий Афанасьевич его включил, потому и подумал сперва, что кошка или крокодил. А включил — и бумажку-инструкцию заметил.

Хотел Кирилка маму расспросить про приборчик, да позабыл. Произошло очень счастливое событие: Вера Матвеевна разрешила Кирилке ходить в школу.

Ботиночный шнурок

Сидя на своей парте, Кирилка сиял.

Его сосед Петя Барков спросил шепотом:

— Чего улыбаешься? Рази что смешное случилось?

Петино «рази» вместо «разве» так насмешило Кирилку, что он чуть не расхохотался. Но удержался — урок ведь! — и шепнул в ответ:

— Просто так…

На чтении учительница Валентина Федоровна вызвала Кирилку. Читал он громко, с азартом. И с запинками. Несколько раз Валентина Федоровна его поправила. Кирилке это было очень приятно.

На переменке Света Курочкина подошла к Кирилке:

— Значит, твоя мама уже не будет у моей мамы узнавать уроки?

— Так ведь я сам теперь узнаю! — Кирилка подпрыгнул.

— Потише, Дроздов! — сказала учительница. — Скачешь, как кузнечик.

Ребята засмеялись. А Кирилка громче всех.

Прозвенел звонок на урок, ребята вернулись в класс. Все стали разуваться и раздеваться: второй урок был физкультура. Кирилка сел и принялся развязывать шнурок на ботинке.

4
{"b":"191457","o":1}