ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как можно такое забыть? Ведь как раз с того момента и заварилась вся эта каша.

— Так вот, этот парень только что отколол еще один номер. Это может оказаться всеобщим благословением. Или кошмаром.

И Буйвол рассказывает. Многое Чейзу и так уже известно. После взрыва на атомной электростанции ликаны из Сопротивления подожгли Центр исследования лобоса. Считалось, что все наработки были утеряны. Правда, другие исследовательские центры продолжили работу профессора Десаи, но до создания вакцины им еще ох как далеко. А вакцина — именно то, что нужно нынешнему президенту. И только представьте, Чудо-мальчик заявил, что нашел ее. Ушел в самоволку, пробрался в Призрачные земли и обнаружил в разгромленном центре секретную лабораторию. Нашел труп Нила Десаи, его бумаги, ноутбук и предположительно вакцину.

— Так в чем проблема? Ну чего ты вздыхаешь? — обращается президент к Ремингтону. — Радоваться надо!

— Он пропал.

Сперва никто не двигается. Можно подумать, если замереть на месте, то с вертолета их не заметят. Два «блэк хоука» облетают луг, потом еще раз. Поднятый винтами ветер пригибает траву к земле, гнет ветви деревьев, бросает в лицо песок. Черные вертолеты с по-осиному тонкими длинными хвостами громко гудят. Сквозь шум Патрику едва удается расслышать, как кто-то кричит ему прямо в ухо:

— Это твои дружки, рядовой?

Ответить Гэмбл не успевает. Его хватают за волосы, выдирают из его кобуры пистолет и приставляют к его же собственной шее.

Мексиканцы поднимают ружья (тут есть даже супернавороченное итальянское AR-15) и принимаются палить. Пули, высекая искры, отскакивают от днищ вертолетов. С неба дождем сыплются осколки. Один «блэк хоук» кренится на бок и резко набирает высоту. Винт задевает задний стабилизатор второй машины. Раздается металлический скрежет, словно вилка попала в измельчитель для мусора. Одна из четырех лопастей отлетает в сторону и с оглушительным грохотом врезается в стоящий на шоссе грузовик.

Потерявшая равновесие машина опускается в обрамляющий луг лесок. Оставшиеся три лопасти в конце концов застревают в ветвях и с треском отваливаются. Вертолет со стоном рушится кабиной вниз, подняв облако дыма. Торчащий тонкий хвост напоминает оперение стрелы. С жутким звуком металл ударяется о камень. Но ничего не взрывается. «Блэк хоук» просто падает на бок. Двигатель замирает. От места падения в разные стороны разлетается пыль. В небо поднимается дым.

Второй вертолет улетел. Патрика отпускают и выталкивают на шоссе. Он падает на колени на горячий асфальт и глазами ищет в толпе мексиканцев девушку. Странно, но Клэр не выглядит испуганной. Не плачет, не прикрывает в ужасе рот ладонью. Она спокойно стоит на месте, а в руке у нее дымится огромный револьвер. Побелевшие губы плотно сжаты, никаких эмоций.

Несколько мужчин подбираются к упавшему вертолету, дергают дверцу, но ее заклинило. Тогда мексиканцы стреляют по окнам и добивают все еще пристегнутых к креслам пилотов и пассажиров.

Буйвол рассказывает про неудавшуюся операцию, про сбитый вертолет и предполагаемое похищение Чудо-мальчика. Его местонахождение можно отследить благодаря сигналу спутникового телефона. Рассказ получается эффектным, Ремингтон яростно жестикулирует, и тени от его рук пляшут на полу. Ну просто настоящий театр, и Чейзу кажется, будто он тоже пляшет там, среди этих дерущихся теней.

— Всего один пузырек? — переспрашивает он. — У парня только один пузырек?

— Да.

— А сколько в нем доз?

— Кажется, десять. Может, меньше. Точно не могу сказать.

— Если мы раздобудем пузырек, то сможем воссоздать вакцину.

— Теоретически, да.

— Сколько времени на это уйдет?

— Не знаю.

— Значит, у него есть всего один пузырек этой панацеи?

— Да.

— Ну что ж, это наш шанс.

В последние несколько недель Чейз снова стал видеть сны. Люпекс превращал их в непроницаемую черную тьму: сидя на таблетках, он просто умирал каждую ночь. Зато теперь сновидения необыкновенно яркие, гораздо реалистичнее, чем в жизни. Вернулась та горящая женщина с дымящимися глазами. И другие. Прошлой ночью Уильямс видел человека, которого пристрелил тогда на двухполосном шоссе к югу от Нифльхеля. Их отряд расчищал дорогу для колонны транспорта снабжения. Во сне перед Чейзом предстала местность во всех мельчайших и до боли знакомых подробностях: выбоины на шоссе, домишки ликанов. Вот они едут мимо сточной канавы и полуразрушенных домов, мимо сооруженных из грязного снега и жести лачуг, мимо тележек, нагруженных кувшинами с замерзшим молоком. Рядом с дорогой ползет босой, наполовину трансформировавшийся ликан. Белоснежные волосы, из одежды лишь рваные штаны и теплая фуфайка с длинными рукавами. Старик даже не услышал шума приближающихся вездеходов. Он смотрел прямо перед собой сочащимися кровью глазами и медленно полз: одна рука вперед, потом другая. Чейз приказал по рации всем машинам остановиться, а потом связался с базой, назвал координаты и доложил ситуацию. Иногда на поздней стадии заболевания из-за прионов начиналось мозговое кровотечение, и у больного случалось нечто вроде приступа слабоумия.

— У нас тут бешеная собака, — сказал Уильямс.

Ему приказали убить ликана.

Чейз мог бы заставить своих ребят расстрелять его, но не хотел вешать на них очередную смерть. Он вылез из машины и по хрустящему снегу подошел к старику. Навел автомат, но не смог выстрелить в спину. Крикнул, потом еще раз. Наконец ликан обернулся и слабо взмахнул залепленной снегом рукой: то ли угрожал, то ли предупреждал. Совсем старый, годился Чейзу в дедушки. Уильямс выпустил короткую очередь и забрался обратно в машину. Труп так и остался лежать на обочине. На душе у Чейза было паршиво, но зато только у него, а не у еще какого-нибудь краснощекого татуированного девятнадцатилетнего юнца.

Точно так же и теперь Уильямсу хочется ринуться вперед и принять на себя удар или получить заслуженную награду. Он должен это сделать. Иначе не удастся немедленно вколоть себе вакцину. А без нее его скоро разоблачат.

Буйвол рассказывает про какую-то стратегию. Перечисляет, что нужно сделать в ближайшие сутки. Но тут Чейз начинает раздеваться, и Ремингтон удивленно замолкает. Уильямс скидывает ботинки, сбрасывает рубашку, штаны, носки и трусы. Теперь он стоит совершенно голый посреди кучи одежды.

— Что ты делаешь? — спрашивает Буйвол.

Не спать же он собрался, в самом деле. Нужно немедленно провести совещание. Создать оперативный центр. Оповестить все заставы вдоль периметра. Буйвол уже заказал в столовой для всех кофе.

— Я немедленно еду.

— Куда?

— В Орегон.

Похоже, Буйвол в полном шоке. Он закидывает ногу на ногу, потом убирает ее.

— Что ты задумал?

Чейз подходит ближе и становится всего в каком-то футе от своего советника.

— Я немедленно отправлюсь в Орегон. И сам найду парнишку.

Его накачанный живот напоминает сложенные кирпичики, мускулистые руки перевиты прожилками вен, в паху пульсирует.

Буйвол отворачивается и смотрит на лампу.

— Что-то я не пойму. С какой стати… Почему именно ты…

Последние несколько дней Чейз много думал. Ну что у него за работа такая паршивая: ничего не делает сам, а лишь раздает поручения направо и налево. Надо что-то делать, а так он только вечно болтает. И вот появилась прекрасная возможность. Уильямс вспоминает родные края: холмы и горы, заросли полыни, оросительные каналы, лоскутное одеяло центрального Орегона — коричневые квадратики неравноцветника и ярко-зеленые квадратики люцерны, разгороженные колючей проволокой. А ведь именно там раньше проходила его жизнь — на полях, под палящим солнцем. Так жили его отец и дед. Они пахали землю, охотились на антилоп, разводили лошадей и коров, смотрели ночью на звезды, влюблялись, женились и растили детей. И все это украли у них ликаны. Ничего не осталось. Только побуревшие заросли полыни и рухнувшие изгороди. Ну ничего, Чейз немедленно отправится туда и вернет себе ту утраченную часть жизни, вернет частицу самого себя. Выполнит то, за что пообещал проголосовавшим за него избирателям. Он ведь клялся, клялся именем Бога, но то были лишь поспешные слова, а словам, как известно, грош цена. Теперь люди наверняка считают его всего лишь трепачом. Нужно переубедить всех, вернуть потерянное доверие. Когда граждане США увидят, что он что-то делает, то поверят в своего президента. Ведь до сих пор это звание было для него ненастоящим, всего-навсего маской.

111
{"b":"191459","o":1}