ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поздно ночью поезд с грохотом въехал в Миннеаполис и, скрипнув тормозами, остановился возле зернохранилища. Усталая Клэр спустилась вниз и побрела куда-то, словно в тумане. Уши болели, все тело ныло. Вокруг раскинулась промзона. Фабрики. Огромные склады. Повсюду железо, ржавые разводы на стенах. Дым из труб изогнутыми арками поднимался к луне. Снега не было, или же он весь успел растаять. Но зато было холодно, и девушка обхватила себя руками, пытаясь спрятаться от ветра и унять боль в запястье. Вышла на какую-то неасфальтированную дорогу и зашагала прямо по заросшей травой обочине. Опять без всякого плана, движимая единственным желанием — не останавливаться, уйти подальше от неведомых преследователей.

Мимо проехала вереница трейлеров. Клэр чувствовала на себе взгляды водителей. Взвизгнули тормоза, и одна машина остановилась ярдах в двадцати от нее. Загорелись аварийные огни, распахнулась пассажирская дверь. Оттуда свесился мужчина с худым лицом и седой бородкой. Он поинтересовался, не надо ли ее подвезти.

— Нет, — не задумываясь, выпалила Клэр и оглянулась на дорогу, словно за ней вот-вот должна была подъехать машина.

А потом посмотрела на ярко освещенную кабину, огромную, словно дом. Там, наверное, тепло. И добавила:

— Не знаю.

Водитель, пожевав губами, смерил ее задумчивым взглядом:

— Слушай, у меня дочка твоих лет. Окажись она в таком вот месте посреди ночи, я бы настоятельно посоветовал ей отправиться домой.

Услышав эти слова, Клэр почувствовала, как ее захлестывает волна невероятной печали вперемешку с облегчением. Ей захотелось немедленно все ему рассказать, выплакать свою беду. Но вместо этого она лишь едва слышно ответила:

— Домой я вернуться не могу.

Шофер склонил голову и грустно посмотрел на нее исподлобья.

— Тогда я бы посоветовал тебе отправиться куда-нибудь в безопасное место. — Он чуть потянул на себя ручку двери. — Ну, что решила? Садишься?

Клэр подумала, что в случае необходимости сможет с ним справиться. Если, конечно, у мужчины нет пистолета. Вот только перенесет ли ее тело вторую трансформацию подряд? И она решила довериться незнакомцу. В этот момент ей очень нужно было кому-нибудь довериться. Клэр глубоко вздохнула и забралась в кабину.

Там пахло жевательным табаком и картошкой фри. Девушку сперва насторожил внимательный взгляд водителя, но потом он спросил:

— Что стряслось? — И показал пальцем на лоб.

Клэр опустила козырек, посмотрела в зеркало и вздрогнула. Лицо все в синяках после превращения. Это как раз в порядке вещей, но вот кровь — кровь размазалась по щекам, а на лбу темнеет длинная ссадина.

— Я упала. — Девушка, послюнявив палец, постаралась хоть как-то привести себя в порядок.

Трейлер двинулся вперед. Из коротковолнового приемника доносилось приглушенное бормотание, но шофер выключил его, и в кабине теперь тихо играло обычное радио. Он врубил печку на полную мощность, бросил Клэр свою куртку и спросил, куда она направляется.

Та ответила, что и сама не знает. Водитель неодобрительно покачал головой, но больше ничего не сказал. Трейлер немного попетлял по узким дорожкам между складами, проехал под изрисованным граффити мостом и наконец выехал на автомагистраль и набрал скорость. На электронных часах горели цифры: половина четвертого утра. Надо же, в такую рань уже столько машин. Запястье у Клэр пульсировало от боли. Она смертельно устала. В кабине с толстыми стальными стенами, высоко над дорогой девушка чувствовала себя в безопасности. Если зажмуриться, огни удаляющегося города становились похожи на звезды. Сияющие торговые центры и окна жилых домов складывались в целые галактики. Потом глаза у нее совсем закрылись, и Клэр провалилась в сон.

Водитель часто останавливался возле магазинов и заправок. Клэр сидела в кабине, а он, не глуша двигатель, выпрыгивал на улицу, открывал задний борт грузовика и выкатывал по сходням тележки, нагруженные канистрами с молоком. Первый раз оставшись в одиночестве, Клэр осмотрела распухшее и покрасневшее запястье, а потом принялась рассеянно глядеть в окно, то и дело проваливаясь в тяжелый сон. Солнце взошло и окрасило небо в красный цвет. Машина остановилась возле супермаркета, шофер в очередной раз вышел, и звук хлопающей двери разбудил Клэр. Тут она наконец-то вспомнила.

Девушка достала из кармана смятый конверт и вскрыла его. Внутри лежали деньги. Две сотни двадцатидолларовыми купюрами. А еще письмо. Если его можно было так назвать: на линованной бумаге в беспорядке разбросаны карандашные точки. Отец обожал разные головоломки. Перед ней явно была шарада. Только в этот раз папа не развлекался — знал, что послание может прочитать посторонний. Те люди на черных машинах. Волоски у нее на шее встали дыбом. Клэр чувствовала погоню, чувствовала преследователей. Интересно, сколько еще времени она сумеет от них скрываться?

Внимательно всматриваясь в точки, Клэр беззвучно шевелила губами. Но она так устала и была так напугана, что ничего толком не соображала. Через несколько минут водитель вернулся, а шифр так и остался неразгаданным.

Мужчина наконец представился. Звали его Элвуд.

— Теная, — откликнулась Клэр.

И они пожали друг другу руки. Так глупо, ведь столько часов уже проехали вместе. Девушка не знала, почему вдруг назвалась чужим именем, просто чувствовала — так надо. А героиня по имени Теная попалась ей однажды в какой-то книжке. Красивое имя.

Элвуд остановил трейлер возле Макдоналдса и купил им по завтраку. Клэр поглотила свой сэндвич с яйцом и картофельную оладью так быстро, что водитель предложил ей свою порцию. Она раньше думала, что горе притупляет аппетит, но сейчас ее одолевал сильнейший голод: внутри словно бы разверзлась дыра, которую требовалось срочно чем-нибудь заполнить. Девушка пыталась сдержать слезы, пока шофер сидел рядом, но иногда плач все-таки прорывался наружу, и Клэр отворачивалась к окну. Элвуд ничего не говорил, но через какое-то время она обнаружила перед собой на панели пачку бумажных платков.

К полудню слезы иссякли, а вместо них появились вопросы. Почему именно ее родители? И семья Стейси? И бог знает сколько еще таких же ликанов? Они же ничего не сделали. Не имели никакого отношения к тем нападениям. И к террористам. Простые обыватели. Бог мой, да у ее родителей дальше разговоров дело сроду не заходило. Хорошо, пусть они ненавидели правительство, выступали против американской оккупации Республики, но ведь никогда ничего не предпринимали — разве что писали петиции и расхаживали по городу с плакатами. А потом Клэр вдруг вспомнила слова отца: «Ты не все знаешь, девочка».

Чего же именно она не знает? Может, в письме есть ответ?

Трейлер затормозил возле большой стоянки в городе Фрейзи, штат Миннесота.

— Приехали, — объявил Элвуд, не снимая руку с руля, и вопросительно поднял брови. — Или ты хочешь обратно в Миннеаполис?

— Нет, — решительно помотала головой Клэр, — не хочу.

Она протянула ему куртку, которой все это время укрывалась, но шофер покачал головой:

— Возьми. Ты от кого-то прячешься? Тебя кто-то ищет?

Девушка не ответила.

— Тогда будь осторожна. И не лезь на большие шоссе, там тебя точно найдут, — заключил водитель и тяжело вздохнул.

Трейлер отъезжает, из его загнутых рожками труб вылетает облачко выхлопного газа, и только тут до Клэр доходит: она же забыла сказать спасибо. Машина потихонечку удаляется, становится все меньше, и девушка поднимает руку. Хорошо бы Элвуд увидел ее в зеркало. Потом она разворачивается. Теперь Клэр совсем одна, идти ей некуда, доверять никому нельзя.

Рядом со стоянкой заправка «Шелл», а еще забегаловка «Сабвей» и зал видеоигр, в его окне вспыхивают разноцветные огоньки. На парковке полно легковых машин и грузовиков, водители заправляются, кто-то открывает банку с колой, кто-то потягивает кофе из дымящейся кружки. Прямо над ухом раздается гудок, и только тут девушка замечает, что встала прямо посреди парковки и загородила дорогу джипу. Водитель раздраженно машет рукой.

12
{"b":"191459","o":1}