ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, похоже на то: одежда вроде бы не порвана, крови нет. Но окажись он на дороге хотя бы минутой позже… Тот человек мог бы затащить ее в кабину грузовика, как паук в паутину.

Патрик протягивает руку и помогает девушке подняться с земли. На мгновение они оказываются лицом к лицу. Слишком близко.

— Тебе есть куда идти?

— Да, — отзывается она, делая шаг назад.

— Хочешь, подвезу?

— Да, — торопливо повторяет незнакомка.

Наверное, сейчас она ответит «да», что бы у нее ни спросили. Следом за Патриком девушка идет к джипу, медленно-медленно, будто разучилась ходить.

Тянется к ручке и промахивается. Патрик сам открывает дверь, и девчонка забирается внутрь.

— Может, сообщить в полицию? — предлагает он. — Правда, я не успел запомнить номер, но, если позвонить прямо сейчас, этого гада наверняка успеют поймать.

Но в этот раз незнакомка, оскалив зубы, отвечает:

— Нет! — И захлопывает дверь с такой силой, что Патрик отскакивает в сторону. — Не надо никакой полиции!

Он залезает на водительское место и поворачивает ключ зажигания. Радио тут же принимается вопить какую-то глупую любовную песенку. Гэмбл торопливо выключает приемник и оглядывает себя в зеркале заднего вида. Из-за волос раны почти не видно, под глазами мешки, но кровь уже остановилась. Зрачки вроде в порядке, сотрясения нет, жить будет.

— Спасибо, — едва слышно говорит девушка.

— Да не за что. — Он сжимает непослушными пальцами руль и только тут замечает ободранную на костяшках кожу. — Куда едем?

Она дает ему мятый лист бумаги с картой.

— Ну, я толком не знаю, где мы сейчас находимся, так что это нам не слишком поможет.

Гэмбл достает мобильник и вбивает туда адрес. На экране появляется электронная карта с мерцающей красной точкой в середине и проложенным к ней маршрутом. Он протягивает телефон девушке. От светящегося экрана на ее лицо ложатся отсветы. Нежное юное лицо не очень сочетается с грязной бесформенной одеждой. Они почти одного возраста, может, девчонка чуть постарше. Красивая. Не похожа на беглянку или бродяжку, хотя кого еще могло занести посреди ночи на обочину шоссе с молотком в руке?

— Вроде не очень далеко.

Деревья с посеребренными луной верхушками тонут в непроглядной темноте. Патрик то и дело оглядывается на спутницу. Имя спрашивать у нее боится. В глазах у девушки стоят слезы, но она не плачет, во всяком случае, в обычном смысле слова. Сидит тихонько в обнимку с рюкзаком. Даже не моргает. Спина совершенно прямая.

Как следует себя вести? Утешить и ласково похлопать по плечу? Обругать последними словами того мерзавца? Отпустить шуточку и разрядить напряжение?

— Эй, — наконец говорит он, дотрагиваясь до ее запястья.

Нужные слова не идут, Патрику вообще всегда трудно подобрать нужные слова, но он надеется, что это прикосновение скажет за него: все будет в порядке.

Как же она устала от непрекращающегося кошмара. Но кошмар этот вот-вот закончится. Парень везет ее в Батл-Ривер, то и дело сверяясь с экраном мобильника. От главной дороги постоянно ответвляются другие, ведущие к укрывшимся за деревьями домам. Они тормозят перед каждым таким маленьким перекрестком и внимательно смотрят на номер на почтовом ящике. Лунный свет просачивается сквозь ветви и ложится на землю голубыми пятнами. Их края подрагивают, когда поднимается ветер. Мальчишка чуть было не пропустил нужную дорожку: возле нее нет почтового ящика, просто к дереву прибиты светоотражающие цифры — 10 20.

— Сюда, — говорит он, выворачивая руль.

Из-под колес летят мелкие камушки, джип ползет по длинному лесному тоннелю и наконец выезжает на поляну.

Фары высвечивают небольшой коттедж и черный «рамчарджер додж». Парень тормозит. И вдруг возле дома вспыхивает яркий белый свет. У Клэр в груди все переворачивается: ведь это же лампа, кто-то вышел встречать ее на крыльцо с лампой в руке. Но нет, на самом деле сработал датчик движения. Теперь она чувствует себя незваным гостем.

— Это не твой дом, — говорит парень.

— Не мой, — соглашается она.

— Но ты знаешь, кто тут живет?

— Да. То есть нет.

Натужно хрипит печка. Клэр отстегивает ремень.

— Хочешь, я пойду с тобой?

— Нет.

— Тогда просто подожду, пока тебе откроют.

— Не волнуйся. Дома кто-то есть.

Клэр это знает наверняка. Чувствует, словно наткнулась на прогалину с примятой травой, где совсем недавно спал олень. Тут кто-то есть, если не в доме, то поблизости.

Она открывает дверцу машины и вскидывает на плечо рюкзак. Нужно, чтобы парень уехал и забыл про нее. Наверное, не следовало давать ему адрес. И уж совершенно точно не следовало близко подходить к тому трейлеру. Нужно быть осторожнее. Клэр теперь никому не доверяет. Вокруг сплошные чудовища.

— Можешь ехать.

— Ты просто постучи, а я…

— Езжай отсюда! — Пожалуй, получилось слишком резко, на лице у парня появляется обеспокоенное выражение.

А он ведь добрый и симпатичный, когда-то ей такие нравились.

— Не беспокойся, пожалуйста, — говорит Клэр. — Со мной все хорошо.

Он внимательно смотрит на нее, кивает, а потом вытаскивает из кармана ручку и достает с заднего сиденья тетрадь. Царапает на листочке свое имя и номер телефона.

— На всякий случай.

Клэр засовывает листок в карман. Его рука тянется к передаче, и она захлопывает пассажирскую дверцу. Джип разворачивается и медленно ползет к лесу. Через минуту его уже почти не видно, лишь пляшет между деревьями призрачный свет фар.

Девушка чувствует себя беспомощной и в то же время взвинченной. Наверное, это луна во всем виновата, а еще тот урод из трейлера и близость желанной цели, столь вожделенной безопасности. Она вся дрожит, но не от холода. Другая на ее месте была бы сейчас в состоянии шока, но Клэр уже давно перешагнула эту черту.

Посыпанная гравием тропинка дразнит, манит Клэр. Девушка щурится в ярком свете фонаря. Но не торопится идти вперед. Вот если бы на крыльце горела лампа… Но окна темные. Значит, никого нет дома или все спят. А может, здесь живет вовсе не ее тетя. Что тогда? У Клэр никого нет, идти ей некуда. Она медлит, в ее голове порхают изодранными мотыльками страшные мысли.

Ноги не слушаются. Тело отказывается повиноваться. Наконец она наклоняется вперед и заставляет себя сделать первый шаг, потом еще один. Рядом по траве катится ее тень, маленький черный комочек. Наверное, это цепляются за нее остатки старой Клэр. Под ногами хрустит щебенка. Девушка добирается до крыльца, поднимается по ступенькам и стучит в дверь. Ждет. Внутри не слышно шагов, а в лесу смолкли сверчки. Тихо, лишь шелестит ветер, несущий с гор запах снега.

Клэр стучит снова, на этот раз громче. Еще и еще, пока не начинают ныть костяшки. Тут кто-то есть, тут кто-то должен быть. Она это чувствует.

— Эй, кто-нибудь!

— Я здесь, Клэр, — раздается из-за спины чей-то голос.

Глава 15

Следующие несколько недель Август выхаживает Чейза. Его гостиная превращается в больничную палату. Вместо куска брезента больной теперь лежит на надувном матрасе. Ремингтон мажет его дезинфицирующей мазью, меняет повязки, купает в горячей ванне со спиртом и йодным раствором, покупает у соседа оксикодон (сосед — врач и к тому же спонсирует предвыборную кампанию). Боль можно облегчить, если давать этот препарат по сто шестьдесят миллиграммов. Август поит Чейза всякими снадобьями, чтобы поднять уровень гемоглобина в крови, кормит яичницей с тостами. И при этом не снимает маску, пластиковые очки и резиновые перчатки. Каждый день Август выносит на помойку черный мешок для мусора, плотно набитый окровавленными бинтами, полотенцами и использованными перчатками. Перчатки он каждый раз снимает с такой осторожностью, будто это презерватив с зараженной спермой.

Сотрудникам администрации и журналистам Ремингтон сказал, что это часть предвыборной стратегии, дескать, Чейз решил взять передышку. Его постоянно спрашивают: ходят слухи, что губернатор тяжело заболел, правда ли это? Но Август лишь смеется в ответ: «Да что ему сделается!»

28
{"b":"191459","o":1}