ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом Патрик просматривает сайты местных газет: «Орегониан», «Олд-Маунтин трибьюн». Только и разговоров что о губернаторе. В одной статье рассказывается, что Чейз Уильямс выступает за использование атомной энергии и одобряет строительство атомной электростанции на реке Колумбия. И тут же рядом — колонка главного редактора: тот уверен, что подобного рода планы еще туже затянут петлю на шее богатой ураном Волчьей Республики.

Так, что там у нас дальше? Статья с эффектным названием «Кровавая баня в Кровавых источниках». Вчера в ущелье Сантиам была обнаружена обмороженная голая женщина по имени Элис Слейд. Она что-то лепетала про волков. Ее отвезли в больницу и допросили. Выяснилось, что ликаны напали на туристов на Кровавых источниках — курорте, расположенном у подножия Трех Сестер, с северной стороны. Потерпевшая, судя по всему, жена погибшего там же Крейга Слейда. Его тело нашли на месте трагедии вместе с одиннадцатью другими трупами. Многие из них обезображены до неузнаваемости.

Патрик просматривает рекламные ссылки: новый тарифный план, магазин женского белья. Щелк, щелк, щелк. На сайте телеканала «И-эс-пи-эн» он находит результаты субботних футбольных матчей. И пишет сообщения паре старых приятелей из Калифорнии. Нужно ведь разузнать новости, а то столько времени совсем ничего про них не слышал. Но ему никто не отвечает: видно, все где-то гуляют. Гэмбл смотрит видеоролик о морских пехотинцах: молодой солдат убивает мечом дракона. Скачивает несколько бланков заявлений о поступлении в колледжи (в Калифорнии, Лос-Анджелесе, Дэвисе, Ирвайне). Можно будет потом на досуге заполнить, крайний срок подачи документов только через несколько месяцев.

Патрик смотрит в окно на мерцающие в небе звезды. Стекло дрожит от сильного ветра. Сегодня обещали снегопад, первую зимнюю метель. Гэмбл вбивает в поисковую систему «Кровавые горячие источники». Оказывается, это всего в часе езды отсюда. Он вспоминает Клэр. По правде говоря, Патрик в последнее время только о ней и думает. Ее образ ядовитой бабочкой порхает на границе сознания.

Там в лесу она назвала ему свое имя. Патрик ничего ответил. А что отвечать? «Приятно познакомиться»? Но они уже и так знакомы, да и обстоятельства обеих встреч трудно назвать приятными.

— А ты Патрик. — Девчонка продолжала, не оборачиваясь, шагать вперед. — Не волнуйся, Патрик. Я не стану тебя убивать. Но, думаю, тетя вполне на это способна, так что мы вовремя убрались от нее подальше.

Когда он ехал, чтобы встретиться с ней, то вновь и вновь проигрывал в голове всю их предполагаемую беседу, подбирал подходящие ответы и придумывал остроумные реплики. Но теперь все внезапно изменилось. Заготовленные фразы рассеялись как дым. Девушка оказалась совсем не той, за кого он ее принимал. Она — ликан! И не просто ликан, но ликан, не принимающий люпекс! Бунтарка. Это противозаконно. Макс называет таких людей чумой. А губернатор считает серьезной угрозой для граждан Америки — угрозой, против которой нужно бороться любыми, даже самыми суровыми методами. Разумеется, Патрик помнил об этом, но никак не мог разобраться в своих чувствах. При виде красивой девушки, которая шагала рядом, все политические доводы разом вылетели из головы.

— Да, Патрик, от души хочу поблагодарить тебя за спасение. Может, ты потому и вернулся сюда, что я не сказала тебе в прошлый раз спасибо?

— Вовсе даже не потому.

— Ну все равно спасибо. — Она повернулась и неожиданно оказалась совсем близко. Патрик замер и испуганно вскинул руки. Рот у Клэр был открыт, лицо всего в нескольких дюймах от его собственного. Неужели укусит? И тут он вдруг заметил черные следы на своих пальцах — это краска из баллончика просочилась сквозь перчатки. С той ночи.

— Прости. — Патрик опустил руки.

Клэр спокойно и внимательно посмотрела на него.

— Тебя когда-нибудь целовал ликан? — Похоже, она и сама удивилась этому неожиданно вырвавшемуся вопросу.

Что уж говорить о Патрике.

— Нет, ни разу.

Девушка медленно поцеловала его в щеку:

— Ну вот, теперь мы это исправили.

А потом Клэр начала рассказывать. Слова лились из нее потоком, словно прорвавшая плотину вода. Она приехала из Висконсина. Даже нет, не приехала — пришла пешком из Висконсина. Она не один год мечтала вырваться из дома, так хотела сбежать наконец от вечного снега, от скуки, от родительской опеки, стать сама себе хозяйкой. А теперь вот жалеет.

Клэр замолкла. Надо было что-то ответить, но ему ничего не приходило в голову, и тогда она заключила:

— Так ведь всегда получается, да? Герои сказок про джиннов в конце концов обязательно попадают в беду из-за своих желаний, которые оборачиваются против них самих. Не зря говорят: мечтай осторожно.

— Да уж, — только и сказал Патрик.

Они стояли посреди леса и исподлобья смотрели друг на друга. Над головами у них клубились облака. Патрик пнул ногой вмерзший в землю камень, и тот перевернулся, блеснув кварцевым боком. Его отец знал о скалах и минералах абсолютно все. Дома у них на крыльце стояла друза размером с голову ребенка, и сквозь трещину проглядывали наросшие внутри фиолетовые кристаллы. Они по выходным частенько отправлялись вдвоем на охоту, положив в кузов грузовика кайла и заступы. Иногда лазали по заброшенным калифорнийским приискам. Там, в тоннелях с древними деревянными подпорками, папа рассказывал ему о серебре. Химический элемент, обозначается Ag, от латинского «argentum» — «блестящий». Прекрасно проводит электричество и тепло. Еще отец медицины Гиппократ верил в его целебные свойства и способность излечивать инфекцию. Во время Первой и Второй мировой войны серебро широко использовали при составлении мазей и снадобий, а теперь его добавляют в люпекс. Когда отец направлял луч фонарика на серебряную жилу, она вспыхивала, как подземная река.

Сколько же лет потребовалось Земле, чтобы создать и вытолкнуть на поверхность все эти минералы?! Драгоценности долго скрываются под твердой и уродливой оболочкой, а потом кто-то приходит и разносит динамитом целый склон горы, и обнажается ее сверкающее сердце. Может, именно это и сотворила та девчонка — Клэр? Вскрыла Патрика?

Он и сам не знает, почему проснулся. Но сон внезапно разлетелся на кусочки, и вот Патрик сидит на кровати. В одежде. Рядом лежит ноутбук. На улице горит фонарь, и свет, проходя сквозь жалюзи, ложится на стену комнаты ровными полосками.

И вдруг в коридоре раздается тихий топот, даже не топот, а едва слышный топоток. Дверь закрыта, но за ней кто-то явно старается не шуметь. Патрик спускает ноги с кровати и на мгновение замирает, когда жалобно отзываются пружины в матрасе. Потом встает, медленно крадется вперед, стараясь, чтобы пол не скрипел, прижимает ухо к двери и внимательно слушает. Где-то вдалеке с грохотом и свистом проносится ночной поезд. Снег приглушает звуки, но из-за шума все равно ничего толком не расслышать. Мучительно тянутся секунды. Наконец перестук колес стихает.

Дом погрузился в тишину. Но вот снова: цок-цок-цок. Странный какой звук, будто пишут мелом по доске. Совсем рядом. Прямо в коридоре. Ручка не поворачивается, но дверь едва заметно сдвинулась. Словно чуть повеяло сквозняком или кто-то положил на нее руку.

У Патрика под кроватью лежит бейсбольная бита. Почему он сразу ее не взял? Гэмбл чувствует себя маленьким и уязвимым. Поднимает дрожащую руку и кладет ее на дверь, чтобы быть наготове, если кто-нибудь попытается ворваться внутрь. Дверь, прямо скажем, не слишком надежная: толщиной всего в два дюйма. Да еще и полая. Патрик воображает стоящего по ту сторону незнакомца — с оскаленной пастью, точно в такой же позе, как и он сам.

Кто же это может быть? Гэмбл лихорадочно перебирает возможные варианты. Суровая тетушка Клэр, которая решила, что он их выдаст? Малери с размазанной вокруг глаз тушью и с кухонным ножом в руке, как в фильме «Роковое влечение»? А может, ликан из той террористической организации, что устроила бойню в самолетах? Или это у него всего лишь разыгралось воображение?

40
{"b":"191459","o":1}