ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так давай действуй.

— Ладно. Только чур меня не отвлекать.

— Давай уже.

— Сейчас. — Пальцы девушки мелькают над клавишами. Андреа прищелкивает языком и поясняет: — Конечно, если кто-то очень не хочет, чтобы его нашли, он может при желании замести следы. Тут как со стационарным телефоном. Всегда можно установить, с какого аппарата звонили и где находится телефон с таким-то номером. Но, с другой стороны, я же могу отвинтить телефон-автомат и позвонить с него из другого места.

— И что же нам делать?

— Я могу узнать, настоящий ли это IP-адрес. А если он настоящий, ты мне скажешь, то ли это место.

Андреа открывает сайт под названием «IP2Location» и забивает туда электронный адрес. Высвечивается место — кафе «Старбакс» в Такоме.

— Да, — кивает Клэр, — место совпадает.

Соседка интересуется, есть ли у нее еще какая-нибудь информация. Клэр удрученно качает головой.

— Только видеозапись.

— Давай ее сюда.

Андреа закачивает на компьютер оба диска, форматирует их и сжимает с помощью специальной программы. Потом она открывает видеофайлы в двух маленьких окошках и одновременно запускает, то и дело останавливая и прокручивая взад-вперед.

— Какая-то гребаная жуть, — говорит она, когда на одной записи появляется изувеченная рука Пака.

Она пристает к Клэр с вопросами, но та твердо заявляет, что, к сожалению, не может ничего ответить. Нет, она полностью доверяет соседке, но, если проговорится, они обе окажутся в опасности.

— Сейчас ты всего-навсего помогаешь мне разобраться с видеофайлом. Тут ничего противозаконного нет.

Андреа меряет ее долгим внимательным взглядом.

— Да вы только посмотрите на нее, ну прямо Джеймс Бонд в юбке. — Она поправляет резинку для волос. — Ладно уж.

Андреа вбивает в «Google»: «Такома, мотели». Открывается страница с длинным списком ссылок. Она переключается на карты. Половину экрана тут же занимает синий залив Пьюджет-Саунд, в него острым мысом вдаются окрестности Такомы, перевитые черными ниточками дорог. Мотели отмечены оранжевыми точками.

— Этот мотель находится где-то рядом с пресным водоемом, так что бульшую часть карты можно исключить.

— А откуда ты знаешь про водоем? — изумляется Клэр.

Андреа перематывает видеофайл и ставит на паузу там, где Мириам подтягивается на детской площадке. Увеличивает масштаб в три раза и двигает курсор наверх, пока в фокусе не оказываются зеленые кроны растущих возле парка плакучих ив.

— Элементарно. Конечно, тетя у тебя с виду накачанная, но не пробегает же она по утрам больше десяти миль? В такую-то погодку?

Клэр отвечает, что не уверена. Ее тетя — особенная.

— Ну, как бы то ни было, можем взять это за отправную точку.

Андреа оставляет только те мотели, что расположены рядом с реками или озерами. Список сокращается до одиннадцати названий. Почти все эти мотели расположены рядом с парками. Андреа включает режим спутника и уменьшает масштаб. Вот мотель «Дью дроп» — бетонное крыльцо, желтые кирпичные стены. «Такома». «Рейнир». «Каскейд».

— Нет. — Клэр качает головой. — Нет. Нет. Не то.

Андреа то увеличивает масштаб до высоты птичьего полета, то уменьшает, спускаясь прямо к очередной гостинице. Работает она очень быстро.

Ничего не подходит. Остались только три мотеля, которые не сфотографированы со спутника.

— Видимо, тут придется действовать по старинке.

Андреа переключает свой айфон в режим громкой связи и принимается обзванивать мотели. Спрашивает дежурных, сколько у них номеров. Ей нужно, чтобы было семь. А у них одно здание или несколько?

Клэр вдруг понимает, что у нее ноют зубы — с такой силой она их стиснула. Она уже почти отчаялась. Андреа набирает последний номер. Мотель «Бигфут».

— Здравствуйте, сколько у вас номеров?

— Свободных или вообще? — отвечает прокуренный голос.

— Вообще.

— Семь.

Клэр чувствует, как внутри у нее что-то оживает. Ну прямо как те черные тучи, что иногда висят над Висконсином: иногда они разражаются грозой, а иногда растворяются в небе, оставив после себя лишь серые облака.

— А как выглядит ваш мотель?

— В каком смысле? Мотель как мотель.

— Он коричневый?

— Да, коричневый. А какая вам разница?

— Слушайте, я обожаю коричневые мотели. Они просто улёт. А лес рядом есть?

— Да. Леса вы тоже обожаете?

— Ага, не то слово. Извините, а вы не могли бы сказать, кто сейчас у вас остановился? Мне очень надо, честное слово.

— Таких сведений мы не даем.

— А не было ли у вас случая, чтобы кто-нибудь из постояльцев недавно съехал без предупреждения? — встревает Клэр, наклоняясь поближе к айфону. — Ну, на прошлой неделе или чуть раньше?

— Да они постоянно так делают. Вам комната нужна или нет?

Андреа вешает трубку и выделяет адрес мотеля на экране.

— Это он. «Бигфут».

Клэр протягивает ладонь, и соседка шлепает по ней. Звук получается громкий. Девушки радостно смеются.

— Спасибо тебе, Андреа!

— Не за что.

Следует молчание, а затем Клэр покаянно произносит:

— Знаешь, а я ведь считала тебя порядочной овцой и непроходимой тупицей.

— А я тебя — высокомерной ханжой и настоящей скотиной, — не остается в долгу Андреа.

Клэр улыбается. Но улыбка быстро сходит с ее лица. Внутри теплится ярко-желтое пламя, нечто сродни молнии. Всего на свете неожиданно стало по два: два отрезанных пальца, два диска с видеозаписями, два имени — Клэр и Хоуп, Солнце и Луна, здоровые и зараженные, США и Республика, президент и его соперник, Мэтью и Патрик, Репробус и Мириам. Ее саму, да что там — весь мир вокруг словно бы раскололи пополам.

Глава 49

Питер — водитель грузовика. В основном он работает на «Амазон» — возит контейнеры, забитые книгами, дисками, одеждой и прочим барахлом, которое обычно заказывают по Интернету. Но иногда Питер подрабатывает на стороне, ему случается принимать груз в доках или с поездов. Несколько лет назад за сорок четыре штуки Питер купил собственный грузовик — фрейтлайнер 2007 года, модель «Колумбия 120». Рядом с этим громадным белым динозавром, увенчанным серыми рожками выхлопных труб, даже его собственный дом кажется маленьким. Коробка передач на десять скоростей, пневматическая подвеска, два спальных места в кабине, пятьсот пятнадцать лошадиных сил и задний мост, способный выдержать вес в сорок тысяч фунтов. Пробег — больше пятисот миль, в основном в пределах родного штата, но машина выглядит как новая. Питер регулярно полирует своего любимца, иногда даже разговаривает с ним, проводя тряпкой по решетке гигантского радиатора, смахивая дохлых жуков с зубов своего динозавра.

Эти люди сами ему позвонили. Сказали, что номер нашли через базу водителей-фрилансеров. Им нужно было первого ноября забрать контейнер в доках и отвезти его куда-то в Олимпию. Как раз после Хеллоуина, после всей этой суеты с переодеванием, детишками в карнавальных костюмах и обертками от конфет, когда пустые тыквы на крылечках, похожие на беззубых стариков, начнут проседать внутрь. Туда и обратно — всего каких-то сто двадцать миль. Да, ответил Питер, он готов, нет проблем.

Они сказали, это плевая работенка. Так и есть. Но вот что забавно — деньги-то платили совсем не плевые. Три штуки за три часа работы. Услышав, о какой сумме идет речь, Питер замолчал. А голос на том конце, визгливый, словно неисправные тормоза, добавил: «Мы были бы весьма признательны, если бы все было конфиденциально».

Питер знает: лучше ни о чем не спрашивать. Бабки ему пригодятся. Он ведь именно поэтому и занимается подработкой, иногда даже пашет по шестьдесят часов в неделю. В «Уолмарте» есть просто шикарные плазменные телевизоры. Он давно такой себе присматривает. Там картинка даже лучше, чем в жизни.

Но на душе у Питера все равно неспокойно. Ему в трейлер загружают заржавленный оранжевый контейнер, пропахший океаном. Питер машет из окна кабины погрузчикам, трогается с места, проезжает мимо полицейских машин, которые всегда стоят возле пункта охраны и выборочно проверяют грузы. А что, если он по уши вляпался в дерьмо? Судя по всему, груз легкий. Может, он бомбу везет, или шлюх, или десять упаковок «герыча». А вдруг его накроют? Тогда он окажется в полном дерьме.

85
{"b":"191459","o":1}