ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клаудия: Каким образом?

Б.Х.: Если и они будут любить и уважать партнера в детях.

ТЪя: У меня еще один вопрос о пристрастии к наркотикам. Ты сказал, что пристрастие к наркотикам отражает верность ребенка отцу и возникает из-за того, что мать говорит ребенку, что от отца не следует ожидать ничего хорошего. Но ты еще сделал одно очень важное замечание, которое я, к сожалению, забыла, а именно замечание о том, что происходит внутри человека при наркотической зависимости.

Б.Х.: Ребенок принимает от матери так много, что это становится даже вредным для него. В этом и состоит пристрастие к наркотикам. Поэтому таких пациентов следует лечить только мужчинам-терапевтам. Женщины-терапевты просто не в состоянии вылечить такого больного. Это возможно только в том случае, если они будут уважать отца пациента. Только при таких условиях они смогут быть его заместителем, как в нашем примере.

Дагмар: Это вообще в принципе так или же существует разница меж-ДУ тем, страдает мужчина или же женщина пристрастием'к*наркотикам?

105

Б.Х.: Принципиально такой разницы не существует.

Дагмар: Значит, дело всегда в том, что мать ребенка-наркомана дает ему понять: все то, что он получает от отца, ничего не стоит, и он не должен ничего принимать от отца, а только от нее. А если сам отец страдает какой-либо зависимостью, например, если он алкоголик, и мать говорит сыну: «Твой отец — никчемный человек»?

Б.Х.: Тогда мать должна сказать сыну. «Я люблю твоего отца, и если ты станешь таким, как он, я ничего не имею против». Воздействие этих слов удивительно: когда мать уважает отца, тогда у сына нет никаких причин для того, чтобы стать алкоголиком. Но этот метод, который следует применять в таких случаях, является прямо противоположным тому, что обычно встречается на практике.

Томас: Значит, по твоему мнению, массовый рост проблем наркомании во всех странах Запада связан с этим?

Б.Х.: Именно. Значение мужчин в современном западном обществе уменьшается. Женщины все чаще испытывают к ним презрение, и поэтому увеличивается число наркоманов. Это и есть та цена, которую приходится платить за то, что женщины как' бы лишают мужчин их значимости в обществе. Это просто нормальный процесс.

Пристрастие к наркотикам как самонаказание

Гертруда: До тех пор, пока ты не произнес фразу «пристрастие к наркотикам», я верила, что у меня нет никаких наболевших проблем. Но мой отец был алкоголиком, а мать все время говорила мне, что я точно такая, как отец. Но она говорила это скорее из страха, что я тоже могу стать алкоголичкой. И в самом деле, у меня в течение какого-то времени были довольно серьезные проблемы с алкоголем, а сейчас — с никотином.

Б.Х.: Однажды у меня была пациентка, на первый взгляд, без каких-либо психологических проблем, но позже ей стало очень плохо. У нее был приступ психоза, она начала пить. Поэтому она захотела пройти несколько сеансов психотерапии у меня. Я согласился. Обнаружилось, что ребенком она однажды видела свою мать, лежащую пьяной на полу, и отца, беспомощно стоявшего возле нее, Тогда она очень рассердилась на мать. Я посоветовал ей: «Представь себе, что твоя мать лежит здесь на полу. Теперь ляг рядом с пьяной матерью и смотри на нее с любовью». Она это сделала и почувствовала любовь к матери. Таким образом она смогла освободиться от принуждения к самонаказанию. Что-то похожее ты можешь применить в твоем случае с отцом. Тебе надо только представить себе его пьяным и лечь, стать или сесть рядом с ним, и все это в воображаемом присутствии матери, и посмотреть на него с любовью.

Гертруда: Значит, мать должна быть там?

Б.Х.: Да, в этой воображенной картине.

106

Гертруда: Отец всегда был очень агрессивным.

Б.Х.: Это меня не интересует. Я дал тебе решение твоей проблемы, и этого достаточно. Когда уже известно решение, больше не нужно говорить о каких-то дополнительных проблемах.

Интуиция связана с любовью

Б.Х. (Гертруде): Интуиция у человека срабатывает лишь тогда, когда его ум направлен на решение проблемы, потому что только при таких условиях он направлен и на любовь, и на уважение. Тогда человеку больше не нужны истории о ком-либо. Но когда у нас возникает любопытство и мы хотим больше узнать о нашей проблеме, интуиция подводит. Интуиция зависит от уважения и любви.

(Группе): Угрожающее жизни пристрастие к наркотикам — например, когда кто-то принимает очень сильные наркотические средства, такие, как героин, — это иногда замаскированная попытка самоубийства. Часто такой человек подчиняется динамике, знакомой нам из семейно-системных переплетений: «Я следую за тобой», или: «Лучше я, чем ты», иногда также: «Я умру вместе с тобой».

Приведу пример. У меня была молодая пациентка, принимающая героин, которая мне рассказала, что у ее матери рак и она умирает. Тогда мы с ней сделали расстановку, при которой дочь и мать стояли на некотором расстоянии напротив друг друга. На меня произвело большое впечатление то, с какой глубокой любовью дочь смотрела на мать. Она протянула к ней руки и сказала: «Я пойду с тобой». Было очевидным, что дочь хотела умереть вместе с матерью.

Исцеление путем движения любви к матери

Утэ: Твои слова о том, что поклон перед матерью мог бы вытянуть меня из могилы, все время волнуют меня. Сейчас я чувствую себя немного лучше, но еще очень слабой. У меня начались боли в области таза и в грудной клетке. Сейчас эти боли немного уменьшились. Сначала, когда я вспомнила о матери, мои представления... Я все еще об этом думаю... Я очень...

Б.Х.: Мне не нужны никакие описания родителей, потому что это ни к чему не приводит. Важны только события.

Утэ: Первый раз в жизни я подумала о том, что моя мать могла бы покончить жизнь самоубийством в каких-то экстремальных обстоятельствах, по крайней мере, у нее могла возникнуть такая мысль. И это ново Для меня.

Б.Х.: Значит, мы нашли суть твоей проблемы.

(Утэ плачет.)

107

Утэ: Раньше я испытывала все это по-другому.

Б.Х.: Видишь, как ты ее любишь?

(Группе): Сейчас у Утэ возникает болезненное чувство, которое всегда появляется, когда у пациента снова открывается детская любовь.

Утэ: Для этого мне нужно очень много сил.

Б.Х: Нет, ничего не говори! Это хорошее чувство, которое действует само по себе. С этим я оставляю тебя.

(Утэ поднимается со стула и собирается выйти из комнаты.)

Б.Х.: Нет, останься здесь! Так для тебя будет лучше. Здесь ты в безопасности. Сядь рядом со мной. Прислонись ко мне.

(Она всхлипывает.)

Б.Х.: Дыши глубоко, открытым ртом! Обними меня обеими руками! Да, так. Вот так лучше. Дыши с силой, открытым ртом. Выдыхай с силой. Как ты называла свою мать, когда была маленькой? «Мама»? «Мамочка»?

Утэ: Мама.

Б.Х.: Скажи: «Мама!»

Утэ: Мама! Мама!

Б.Х.: Дорогая мама!

Утэ: Дорогая мама!

(Б.Х. обнимает ее, пока всхлипывания не затихают.)

Б.Х.: Как ты чувствуешь себя сейчас?

Утэ: Благодарной.

Б.Х. (группе): Мы только что наблюдали прерванное движение любви ребенка к матери, которое достигло цели. Вы заметили, насколько это было больно? Насколько глубоко? И как человек скрывает и защищает в себе это? Насколько он боится вернуться назад еще раз?

Проблема прерванного движения к любимому человеку и ее решение

В случае диагноза прерванного движения ребенка к одному из родителей, которое должно быть доведено до конца, лучше всего может помочь сама мать этого ребенка, потому что прерванное движение, как правило, направлено именно к ней. Для матери это не трудно, если ребенок еще маленький. Тогда она должна обнять ребенка, прижать его к себе с любовью и держать так долго, пока любовь, которая была превращена прерыванием в гнев и печаль, не сможет снова свободно течь в виде любви к матери, а ребенок не будет в состоянии расслабиться в ее руках.

Если ребенок уже большой, мать тоже может помочь ему закончить прерванное движение и исправить его последствия с помощью объятий. Только в этом случае объятия должны быть будто перенесены в про-

28
{"b":"191466","o":1}