ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отдавать что-то другому, не принимая ничего взамен

Б.Х.: Злость нередко является средством сближения с другим человеком без чувства любви, то есть сближения без затраты большого количе-гва энергии. Когда сближение, основанное на чувстве любви, достигает Ьвоей цели, оно требует от нас гораздо большего, чем сближение, основанное на чувстве гнева.

Хартмут: Сейчас большинство моих близких говорят мне, что я просто душу их своей любовью, что моя любовь слишком настойчива и что я не даю им времени, чтобы почувствовать ее необходимость...

Б.Х.: Прежде всего, ты должен знать, что тебе трудно принимать что-либо от других. Когда мы что-то отдаем другим, но не принимаем ничего взамен, мы как будто даем им понять: «Лучше, если ты будешь чувствовать себя виноватым, чем я». Тогда у другого есть право злиться на тебя. Однажды Винсент де Поль... Ты слышал о нем?

Хартмут: Да, но подробностей о нем сказать не могу.

Б.Х.: Он был святым из Парижа и специалистом по любви к ближнему—в хорошем смысле этого слова. Однажды, используя свой богатый

191

житейский опыт, он посоветовал одному из своих друзей: «Когда кто-то предлагает тебе помощь, следует быть осторожным».

Хартмут: Я часто подобное недоверие встречаю и страдаю от этого.

Б.Х.: Конечно. Позволь познакомить тебя с одним коротким афоризмом: «Есть люди, помогающие другим, которые похожи на жука-скарабея, верящего, что именно он вращает мир своими задними лапками».

(Смех в группе.)

Клаудия: Жук-скарабей - это что?

Хартмут: Просто жук-навозник.

Новая точка зрения

Роберт: Вчера мне очень помогло, когда ты сказал, что мне еще рано принимать какие-либо решения. Это меня успокоило. Мои гнев и злость по отношению к жене уже два дня как исчезли. Даже когда я стараюсь их снова ощутить, то уже больше не могу. (Смеется.)

Б.Х.: Ах, какой ужас!

Роберт: Да, совершенно новая точка зрения! Я еще не знаю, к чему все это приведет. Пока я просто жду и чувствую себя хорошо.

Необоснованные представления об идеальной связи

Йоханн: Я ощущаю внутреннее беспокойство, какую-то нервозность, и у меня влажные руки. Вчера я до самого вечера страдал, словно от помрачения рассудка, как будто я был не в себе. Многое меня зг гсь раздражало. Но и сейчас я замечаю, что все еще лишен ориентации. Мой привычный образ мышления пошатнулся. Все эти семейные сценарии и расстановки мне не понятны. А мои обычные представления о том, какой должна быть идеальная связь между мужчиной и женщиной, об отношениях между ними, рушатся.

Б.Х.: Так и должно было случиться. Один из моих друзей, терапевт Ханс Йеллушек, недавно написал книгу об этой проблеме, в которой он очень хорошо описывает воздействие такого идеального представления и искусство жить в паре.

Йоханн: Здесь мы обсуждаем многие вещи, которые имеют значение и для меня лично, - например, то, о чем только что сказал Хартмут. Я тоже чувствовал себя человеком, отдающим очень много любви и страдающим от аффективной неспособности принимать то, что другие хотят отдать мне. Мне бы очень хотелось испытывать любовь со стороны других, но в то же время я этого боюсь.

192

«Давать» и «брать» в отношениях между мужчиной и женщиной

Б.Х.: Принимая что-то от других, мы показываем наше смирение. Мы немного отступаем от своей гордости и соглашаемся с небольшой потерей своей силы. Только при таком смирении наш партнер в состоянии дать нам то, что он хочет. В то же время мы получаем и силу, благодаря которой будем способны дать другому что-то взамен. Значит, здесь, с одной стороны, действует смирение, а с другой - оба партнера всегда находятся на одном и том же уровне.

Что касается отношений между мужчиной и женщиной, то у мужчины есть что-то, чего не хватает женщине, а у женщины - то, чего не хватает мужчине. Оба партнера равны не только в отношении способности отдавать друг другу, но и в потребности получать друг от друга. Это равенство, которое с самого начала было установлено между партнерами, су-„ шествует и во всех других сферах их отношений.

Как только один из партнеров отдает другому больше или берет боль-; ше, чем другой, их отношения начинают разрушаться. Следовательно, при совместной терапии партнеров, состоящих в браке или живущих вместе, терапевт сначала должен узнать, кто из них отдает больше другого, а кто принимает, и потом найти способ установить равновесие между ними. Во время таких терапевтических бесед каждому партнеру сразу же становится ясно, кто из них действительно отдает или берет больше другого.

Йоханн: У меня такое впечатление, что, принимая от партнера, я как будто сдаюсь ему.

Б.Х.: Это из-за страха. Ты просто должен доверять другому человеку. Ты видишь, получается так, что твои дары не должны превысить того, что твой партнер в состоянии или желает отдать тебе. Если ты засыпаешь его дарами, он покинет тебя. С самого начала отношений между двумя людьми по этому принципу устанавливается мера взаимных даров и границы, которые нельзя преступать.

Отношения между людьми всегда начинаются с отказа от чего-либо, потому что количество допустимых взаимных даров ограничено. Этот принцип действителен для всех типов отношений.

Некоторые ищут отношений, в которых не соблюдался бы этот принцип ограничения взаимных даров, но таких отношений не существует. Распрощавшись с подобной иллюзией, мы приобретаем способность жить в менее требовательных отношениях, которые благодаря этому будут счастливыми.

Йоханн: Моя подруга сказала мне то же самое.

Б.Х.: Видишь!

Йоханн: Да, я понимаю смысл этого принципа.

13-3099 193

Б.Х.: Тебе известно, как лучше всего использовать принцип ограничения взаимных даров в отношениях между мужчиной и женщиной? Надо попросить другого человека о чем-то конкретном. То есть нельзя сказать: «Дай мне немного больше любви!» — так как это недостаточно конкретно. Лучше сказать: «Пожалуйста, побудь со мной хотя бы полчаса! Поговори со мной!» Тогда через полчаса он будет знать, что выполнил просьбу своего партнера. Если же ты скажешь: «Останься со мной на всю жизнь!» — он никогда не сможет узнать, выполнил ли твою просьбу, и почувствует, что от него требуют слишком много. Все это очень простые советы, но они помогают.

Йоханн: Я осознаю это только умом, но не сердцем.

Б.Х.: Осознание может однажды соскользнуть сверху вниз.

Позволить аффективному давлению утечь

Марта: У меня такое чувство, будто ужасное давление в голове. Точно не могу сказать, слезы это или страх.

Б.Х.: Возьми свой стул и сядь сюда.

(Марта берет стул и садится напротив Б.Х.)

Б.Х.: Устраивайся поудобнее.

(Марта смеется, расслабившись.)

Б.Х.: Закрой глаза! (Осторожно тянет ее голову вперед.) Сосредоточься на дыхании! (Кладет ей руку на затылок и медленно раскачивает ее голову из стороны в сторону.) Обними меня!

(Марта обнимает Б.Х. и медленно раскачивается из стороны в сторону.)

Б.Х.: Отдайся этому движению и подчинись ему. Почувствуй любовь, содержащуюся в нем, и ее направление! Со всей силой и эне; /ией!

(Дыхание Марты учащается.)

Б.Х: Выдыхай с силой!.. Быстрее!... Выдыхай с силой!... Еще быстрее!

(Боль прорывается наружу, и Марта начинает громко плакать.)

Б.Х. (после того, как боль Марты утихла): Сейчас постарайся дышать беззвучно.

(Дыхание Марты становится более спокойным.)

Б.Х: Как ты себя чувствуешь?

Марта: Хорошо. Это давление исчезло.

Религиозная проблематика

Рольф: Я терапевт и заметил, что мои пациенты начинают заниматься религиозной проблематикой, как только чувствуют себя лучше и у них появляется определенная ясность ума. Я не встречал ни одного, у кого этого не наблюдалось бы. Я всегда избегал разговаривать с ними на эту

194

тему, но мне кажется, что было бы лучше, если бы я поговорил с ними об этом подробнее.

Б.Х.: Человеку не под силу заниматься религиозной проблематикой.

Рольф: Но что же им делать с творческой энергией, которая у них проявляется? Куда им направить их религиозную преданность?

50
{"b":"191466","o":1}