ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иными словами, внутри этих тесно сплетенных групп наблюдается основанная на связях и уравновешивании попытка уподобиться другим

285

членам семьи и самому участвовать в вине, болезни, судьбе и смерти этих людей, а также попытка заплатить собственным несчастьем за счастье других, собственной болезнью — за исцеление других, собственной виной или искуплением вины другого и собственной смертью — за их жизнь.

Болезнь следует за душой

Из-за того, что эта потребность к уподоблению и уравновешиванию словно призывает болезнь и смерть, можно сказать, что болезнь следует за душой. Поэтому для лечения пациента наравне с помощью в более узком смысле со стороны врача нужна и помощь специалиста по душевным проблемам. Эта помощь может быть оказана самим врачом, если он владеет необходимыми навыками, или другим специалистом — по душевным проблемам. Но если врач старается бороться с болезнью пациента с физиологической точки зрения, специалист по душевным проблемам ограничивает свои действия, с изумлением замечая воздействующие здесь силы, тягаться с которыми, по его мнению, было бы просто дерзостью. Поэтому он постарается стать союзником, а не противником этих сил и изменить судьбу пациента к лучшему в согласии с ними. Приведу пример подобного способа.

«Лучше я, чем ты»

На одном из наших курсов, посвященном лечению с помощью гипноза, у одной участницы, больной множественным склерозом, возникла картина, в которой она видела себя, стоящей на коленях перед постелью своей парализованной матери и говорящей: «Дорогая мамочка, лучше я, чем ты». Участников курса очень тронуло то, как сильно ребенок любит своих родителей, а сама молодая женщина после этого почувствовала, что освободилась от всех тревог и обрела гармонию с собой и собственной судьбой. Другая участница курса не могла допустить мысли о такой любви ребенка, который готов принять на себя болезни, боли и смерть вместо матери, и сказала ведущему курса: «Помоги же ей, если можешь!». Ведущий пришел в ужас, так как понимал, что своим замечанием эта . женщина все испортила. Действительно, мы не имеем права рассматривать любовь ребенка как что-то плохое. Терапевт, поступающий таким образом, словно оскорбляет душу ребенка и усиливает его страдания, вместо того чтобы уменьшить их. Ясно, что при таких условиях ребенок будет еще упорнее сохранять тайну своей любви к матери, а также ранее принятое решение спасти мать путем собственного страдания.

Приведу еще один пример подобной ситуации. Другая молодая женщина, больная множественным склерозом, принимавшая участие в одном из семинаров, расставила свою семью при помощи участников груп-

286

пы и показала таким образом переплетение связей, воздействующее на семью. Отец стоял слева от матери. Напротив них - дети, то есть старшая дочь (пациентка), слева от нее — младший брат, который умер в четырнадцать лет от остановки сердца, и слева от него - самый младший ребенок, тоже мальчик.

Рис. 23.1:

О — отец ; М - мать; 1 — первый ребенок (пациентка); +2 — второй ребенок, сын, умер в четырнадцать лет от остановки сердца; 3 — третий ребенок, сын.

Ведущий попросил заместителя умершего брата выйти за дверь, что в расстановках семей всегда символизирует смерть. Как только он покинул зал, лицо дочери сразу же посветлело, а мать тоже почувствовала себя гораздо лучше. После этого ведущий попросил выйти и участников, игравших роли младшего брата и отца, так как заметил, что их обоих тянуло в область смерти. Когда все мужчины покинули группу живых членов семьи, то есть словно умерли, мать выпрямилась, как будто в триумфе, и всем стало ясно, что это именно она по каким-то причинам считалась , обреченной на смерть, и для нее было большим облегчением узнать, что другие члены семьи были готовы и согласились принять на себя смерть вместо нее.

Рис. 23.2

287

Затем ведущий позвал мужчин обратно и попросил мать выйти за дверь. Все сразу заметили, что освободились от обязанности быть причастными к судьбе матери и почувствовали себя хорошо.

Рис. 23 3

Но ведущий, подозревая связь между болезнью дочери и страхом матери перед смертью, позвал мать обратно в зал, поставил ее слева от отца, а рядом с ней - дочь.

Рис. 23.4

Он попросил дочь посмотреть на мать с любовью и, не переставая глядеть ей в глаза, произнести следующую фразу: «Мамочка, я это сделаю вместо тебя!» Когда она произносила эти слова, ее лицо просто сияло от счастья, а смысл и цель ее болезни стали понятными всем присутствующим на курсе.

Спрашивается, что должен делать в таком случае врач или терапевт, понимающий «религиозные принципы» больного, и чего он должен остерегаться?

288

Знающая любовь

Часто терапевту, знающему религиозные принципы больного, позволено лишь обнаружить и показать эту детскую любовь пациента, и ничего больше. Что бы ни принял на себя ребенок ради этой любви, он пребывает в согласии с собственной совестью, чувствует себя хорошим человеком. И если терапевту удалось раскрыть эту детскую любовь пациента, не исключено, что он сумеет показать ребенку и недосягаемость цели этой любви. Почему? Потому что такая любовь надеется на то, что своим самопожертвованием она сможет вылечить любимого человека, защитить его от бед и несчастий, искупить его вину и спасти его от ужасов. Она даже надеется вернуть любимого человека из царства мертвых, если его уже больше нет в живых.

Терапевт должен помочь пациенту осознать, что с обнаружением его детской любви обнажатся и ее цели. Осознав это, ребенок, будучи теперь уже взрослым, может, пусть даже и с болью, понять, что он не в состоянии преодолеть болезнь, судьбу и смерть других собственной любовью и самопожертвованием. Но он должен с мужеством принять собственное бессилие перед этими событиями и согласиться с ними — такими, какие они есть.

Иными словами, бесполезность целей детской любви и средства, которыми ребенок старается их достичь, раскрываются в виде магического мировоззрения, которое распадается под знающим взглядом взрослого наблюдателя.

Однако сама любовь продолжает существовать. Обнаруженная, она ищет пути самоосуществления, которые позволили бы ей действовать на виду у всех. Теперь та же любовь, которая прежде из-за непонимания ситуации делала пациента больным, ищет другое, мудрое решение проблемы путем ликвидации всего того, что послужило причиной болезни, насколько это еще возможно. Только сейчас врач, терапевт и другие помощники могут попробовать показать пациенту существующие для него возможности. Но подобная поддержка со стороны врача или терапевта возможна только в том случае, если они позволят детской любви пациента продолжать открыто действовать, направляя свои усилия на новые, более значительные для больного цели, а также при условии, если они отнесутся к этой любви с уважением.

Готовность ребенка к «исчезновению»

Часто причиной смертельной болезни пациента является внутреннее решение, принятое в отношении любимого человека, которое можно выразить так: «Лучше исчезну я, чем ты!» У больных, страдающих анорекси-ей, например, эта внутренняя фраза следующая: «Дорогой папа, лучше

19 — 3099 289

исчезну я, чем ты!» А в случае множественного склероза: «Дорогая мама, лучше исчезну я, чем ты!» Подобная динамика воздействует также в случае туберкулеза, самоубийств или катастроф со смертельным исходом.

Даже если ты уйдешь, я останусь

В чем может заключаться способ исцеления, когда в беседах между терапевтом и пациентом проявляется такая динамика? Как правило, решение проблемы содержится уже в ее описании и таким образом начинает оказывать свое воздействие. Действительно, проблема пациента начинает разрешаться в то мгновение, когда принцип, являющийся причиной заболевания, стал известен и пациент выражает его со всей силой своей любви, когда он произносит слова, глядя в лицо любимому родственнику, словно давая обещание: «Лучше исчезну я, чем ты!» При этом терапевту необходимо настоять на том, чтобы пациент повторял эти слова до тех пор, пока пациент не осознает, что любимый человек является отдельной личностью, несмотря на всю его любовь к нему.

73
{"b":"191466","o":1}