ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме психотерапевтов разных традиций, на направление моей настоящей работы повлиял также мой личный опыт. Особенно важным оказался опыт, накопленный во время многолетнего пребывания в Южной Африке, где я работал миссионером среди зулусского населения. Там я столкнулся совсем с другим способом обхождения, чем у нас. Отношения между людьми характеризовались большим взаимным терпением и уважением. Считалось само собой разумеющимся, что достоинство другого человека поддерживается в глазах окружающих и не подвергается унижению. Отношения между родителями и детьми отличались тем, что родители могли дать понять детям, что именно они обладают авторитетом, а не дети. Это произвело на меня глубокое впечатление, а также то, что дети естественно уважают своих родителей и никогда плохо не говорят о них.

В Южной Африке я в течение многих лет не только руководил гимназией, где еще и преподавал различные предметы (прежде всего английский язык), но и был администратором целой школьной системы епархии, состоящей из 150 гимназий. Опыт, накопленный в процессе этой работы, также значительно повлиял на мой нынешний образ мышления. Это была тяжелая работа, требовавшая от меня дисциплины и больших усилий. Опыт педагога, накопленный за эти годы, оказался очень полезным для проведения моих семинаров.

В семидесятые годы я покинул монашеский орден, то есть изменил не только свою личную жизнь, но и профессию. Эта большая перемена

25*

387

произошла без сопротивления как со стороны ордена, так и с моей стороны, и явилась переходом на более высокий уровень.

В отличие от классической семейной терапии самым важным элементом моего метода расстановок семей является осознание того, что за любым поведением, даже за тем, которое кажется нам очень странным, стоит любовь. Скрытой действующей силой всех симптомов тоже является любовь. Следовательно, очень важно, чтобы психотерапевт нашел ту точку, где сосредоточена вся энергия любви человека, так как здесь находится и корень его семейной проблемы, и ключ к разрешению трудностей. Любовь является средством разрешения проблемы пациента. В первый раз я пришел к этой истине, работая в контексте первичной психотерапии. К тому же выводу я приходил и в рамках анализа на основе психического скрипта больного, и в связи с системной психотерапией. В частности, я заметил, что большая часть работы с чувствами пациента нередко проходила мимо главного аспекта его трудностей. Например, те, кого во время психотерапии побуждают откровенно сказать своим родителям, что они злятся на них или даже хотят их убить, впоследствии нередко очень тяжело наказывают себя за это, потому что душа ребенка не допускает, чтобы он обесценивал своих родителей. Только осознав существование этого закона, я смог полностью понять масштаб этой любви. По-моему, психотерапевт сначала должен найти эту инфантильную любовь, а затем оказывать сопротивление всему, чтобы могло подвергнуть ее опасности.

Кроме того, я понял, что нельзя недооценивать необходимость равновесия между тем, что отдельные члены семьи отдают друг другу, и тем, что они получают друг от друга. Этот закон действует на всех уровнях жизни групп. На бессознательном уровне он действует в форме требования уравновешивать негативные влияния посредством негативных (то есть вредных) психических реакций. Иначе говоря, тот, кто вызвал у другого члена системы какое-то ужасное переживание, потом наказывает самого себя чем-то ужасным. А если в жизни такого виновника случилось что-то хорошее, он потом расплачивается за это счастье каким-то несчастьем.

Подобный парадоксальный образ поведения объясняется желанием уклониться от давления, вызванного неравновесием системных энергий, так как это давление всегда огромно! Я понял, что многие проблемы возникают в семьях из-за этой инстинктивной потребности в уравновешивании и могут быть устранены только при помощи другого типа уравновешивания — уравновешивания энергии путем позитивных действий, уважения по отношению к другим членам семьи, а также с помощью любви.

Определенный импульс к развитию идеи о том, что между индивидами существует инстинктивная потребность в уравновешивании сил, я получил от книги Бозормени-Наги «Невидимые связи» (Boszormenyi-

388

Nagy «Unsichtbare Bindungen»). Но я присмотрелся к этой проблеме пристальнее, чтобы узнать, какие силы действуют в семьях, и самостоятельно открыл закон, согласно которому решение проблемы неравновесия находится только путем уравновешивания на более высоком уровне, чем чисто инстинктивный.

При терапевтической работе, связанной с системными переплетениями, я считаю особенно важным, чтобы психотерапевт словно «вступил» в определенное движение сил, благодаря которому утраченные связи между энергетическими полями системы восстанавливаются. Для этого необходимо отдавать себе отчет в том, что самый важный учреждающий семью закон является законом принадлежности, т. е. тем принципом, устанавливающим, что все члены семьи, как живые, так и умершие, обладают равным правом принадлежать к собственной семейной системе. Реакции души человека на лишение или непризнание этого права показывают, что мы имеем дело с основным семейным законом вообще, то есть с таким законом, который в глубине души признается всеми.

Следовательно, когда кого-то исключили или вытеснили из семейной системы или просто забыли о нем, вся семья реагирует так, как если бы совершилась огромная несправедливость, которую приходится искупать кому-то из оставшихся членов семейной системы. Подобная ситуация возникает, например, тогда, когда исходя из нравственных соображений остальные члены семьи решают, что один из них недостоин права принадлежать к семье; или когда кто-то из членов семейной системы занимает или даже захватывает место другого, словно обладает правом вытеснить его; или когда один из членов семьи больше не интересен для семьи в целом, потому что все остальные боятся его судьбы; или когда о нем просто забывают, например, об умершем во время родов ребенке. Для души недопустимо, чтобы один из членов семьи считался более или менее значительным, чем другие. Непозволительно исключать кого-либо из семейной системы. Только убийцу не только позволительно, но и необходимо (!) из нее исключить.

Несправедливость исключения в семьях искупается тем, что другой член системы, часто не замечая причину своего поведения, перенимает судьбу исключенного или забытого индивида. Такое замещение ради искупления несправедливости является самой важной причиной системных переплетений и проистекающих из них проблем не только для того, кто непосредственно вовлечен в переплетение, но и для всей его системы. Основное право на принадлежность к собственной семейной системе не может быть навязано извне, но действует как априорная сила, управляющая нашим поведением, какими бы ни были наши рациональные оправдания, размышления или продиктованные ими поступки.

Иначе говоря, в семьях царит закон равенства всех членов системы, и каждый должен вести себя так, словно он всегда к услугам своей семьи,

389

в соответствии со своими индивидуальными способностями и согласно собственному месту в системе. Никто не является лишним и никого не позволено забыть. Самые роковые проблемы, с которыми я сталкивался в психотерапевтической работе, всегда происходили из-за нарушения закона равноценности. Психотерапевту приходится возвращать исключенного из системы, для того чтобы и он мог играть свою системную роль. Действительно, как только исключенного признают и принимают другие члены семьи, вся система успокаивается и вовлеченный в переплетение индивид становится свободным. Признание равноценности всех членов семьи ведет к тому, что все отношения, которые были до этого разрушены, — то есть отношения между мужем и женой, детьми и их родителями, здоровыми и больными, присутствующими в системе и исключенными из нее, живыми и умершими — снова становятся гармоничными. Как психотерапевт я в первую очередь и от всего сердца стараюсь служить примирению между людьми.

97
{"b":"191466","o":1}