ЛитМир - Электронная Библиотека

- Все будет в порядке, - широко улыбнулся он, - отдайте мне дом, и проблема решена.

Он не предупредил меня, что не собирается вновь закладывать дом, - просто выделил двадцать четыре часа, чтобы освободить помещение. Стоимость дома была меньше миллиона долларов, но по счастливому выражению лица Риццоли я понял, что именно дом (в каком-то смысле) и был его целью с самого начала нашего сотрудничества. Готов поклясться - если бы не погодные условия, он бы нашел еще какой-нибудь способ, чтобы превысить бюджет фильма. Например, ведущие актеры могли заболеть в последнюю минуту.

Вероятно, я был единственным продюсером в истории кинематографа, который снимал фильм исключительно для того, чтобы коварный партнер сумел отобрать у него дом. То, что Риццоли хотел, то и получил.

Однако удача имеет и обратную сторону. Она может повернуться спиной к счастливчику. Прошли годы, прежде чем я сумел отомстить.

Однажды в "Сент-Реджисе" Дали спросил:

- Капитан, вы знакомы с Риццоли?

- Да, - ответил я.

- Он вас не любит, - сказал Дали.

- Странно почему, - немедленно отреагировал я. - Он ведь практически уничтожил меня, отобрал дом в Риме и, можно сказать, лишил состояния.

- Значит, настал ваш счастливый день!

- ???

- Сегодня вы должны встретиться с Риццоли, - сказал Божественный. - Он выпустил Библию с иллюстрациями Дали, не имея на это прав.

Я согласился, предвкушая наслаждение, которое получу, выполняя это задание.

В телеграмме, отправленной в отель "Вальдорф-Астория", я представился человеком, защищающим интересы художника.

Когда меня впустили в комнату, где сидел человечек, укравший мой дом, я прочел в его взгляде изумление, доставившее мне искреннюю радость.

- Капитано Мур... - выдохнул он. - Что вы здесь делаете?

- Я здесь ради интересов господина Дали. Вы издали его Библию, не заключив соответствующего договора. Дали в бешенстве, и адвокаты сказали ему, что он вправе подать на вас в суд. Они также посоветовали ему добиться закрытия ваших банковских счетов в этой стране и ареста вашего имущества!

Риццоли порозовел, как поросенок, которого поджаривают на вертеле.

- Капитано, - промямлил он, - какое счастье, что вы говорите по-итальянски, мы сможем во всем разобраться!

- Разобраться? Дорогой Риццоли, помните ли вы, как ограбили меня на миллион долларов? Итак, первое, что вы должны сделать, это заплатить господину Дали миллион долларов. А потом мы, возможно, и поговорим по-итальянски...

- Капитано, не будем вспоминать былое...

- О нет! Настоящие ирландцы вроде меня никогда не забывают того, что пережили. Вы оставили меня в дураках. Теперь моя очередь.

Риццоли сложил руки и взмолился:

- Но книга расходится плохо...

- Это не играет роли, - ответил я.

- Ну что ж, миллион долларов - разве это деньги? - в конце концов сдался Риццоли. - Если мы должны заплатить - значит заплатим.

Я встал. К этому нечего было добавить.

- Капитано, - после небольшой паузы заговорил человечек, - когда вы вернетесь в Италию?

- Должно случиться нечто особенное, чтобы я приехал в Италию, - сказал я.

- Например, что?

Я задумался на мгновение.

- Возможно, я мог бы приехать на ваши похороны.

Больше мы не встречались. Риццоли выполнил свое обязательство. Дали получил миллион, а я свои десять процентов - сто тысяч долларов.

На следующий год Риццоли умер. На его похоронах я не присутствовал.

Примечания

. Херст, Уильям Рэндольф (1863-1951) - американский газетный магнат и ведущий газетный издатель. Создал индустрию новостей и придумал делать деньги на сплетнях и скандалах. Херст поднял статус профессии журналиста с безвестного сборщика информации до авторитетной фигуры и влиятельного лица.

Дали в такси

В Нью-Йорке Гала каждый день давала Дали по сорок - пятьдесят долларов. Он тратил их во время прогулок. Однажды утром у нее не оказалось мелких денег, и она дала ему купюру в сто долларов.

В тот день, еще до того как Дали успел вернуться в отель к обеду, пошел дождь.

- У вас остались те сто долларов? - спросила Гала, встретив мужа.

- Нет, - ответил Дали, - пошел дождь, и я взял такси.

- Тогда верните мне сдачу, пожалуйста, - попросила она.

- Сдачи не осталось, - ответил Дали.

- Где же вы были? - недоверчиво спросила Гала.

- В "Плазе", - ответил художник.

- Вы взяли такси от отеля "Плаза"?

- Да.

- Так где же сдача?

- Сдачи не осталось!

- Как это?

- Ну, - объяснил Дали, - когда такси остановилось, счетчик показывал 1:0:0. Я отдал купюру водителю. Стыдно, на чаевые не хватило!

Гала вообще-то и сама грешила излишней расточительностью. Незадолго до этого случая она плыла на лайнере "Королева Мария" из Гавра в Нью-Йорк. Изначально при ней было около трехсот тысяч долларов. Но, увы, на борту она решила посетить казино. К моменту прибытия в Нью-Йорк она не смогла оплатить даже такси. Дали, по крайней мере, все же сумел взять машину.

Дали в банке

В начале 1940-х годов Дали получил - в первый раз - чек на пять тысяч долларов и решил обналичить его.

Гала спала, он взял чек и отправился в банк на Пятую авеню.

Когда подошла его очередь, Дали сказал в окошечко кассы, что хотел бы обналичить чек на пять тысяч долларов.

- Могу я увидеть ваш чек? - спросил служащий банка.

Дали вынул бумажку и повертел ею перед кассиром, удерживая на почтительном расстоянии от окошка.

- Так вы мне дадите чек или нет? - спросил служащий.

- А вы мне дадите деньги? - спросил Дали.

- Если вы не дадите мне чек, - рассердился служащий, - я не смогу выдать вам деньги!

- А вдруг, - возразил Дали, - вдруг я дам вам чек, а вы мне не дадите деньги? Что тогда?

Скомкав чек, он начал жевать его.

Кассир в панике забил тревогу, появилась охрана, которая чуть не выкинула Дали за дверь, но в это время прибежала Гала. Проснувшись и обнаружив, что нет ни чека, ни мужа, она поняла, где его надо искать.

Супругам удалось в конце концов обналичить деньги, но чек, скомканный и изжеванный, находился в столь плачевном состоянии, что Гале пришлось вызывать клиента и просить его заменить старый чек на новый.

Деньги

У Дали я работал на условиях десяти процентов от каждой выгодно заключенной сделки. Годовой доход Дали составлял около двух миллионов долларов - проценты от этой суммы, соответственно, составляли около двухсот тысяч долларов в год.

И все же я не питался икрой. Эти десять процентов шли на оплату отелей, переездов плюс ежедневные издержки. Семь дней в неделю из семи у меня были рабочие, и все развлечения, а также юридические вопросы оплачивались из моего кармана.

За долгие годы сотрудничества с супругами Дали я обедал с ними только два раза. В такого рода отношениях фамильярность могла вызвать лишь презрение, и я намеренно выискивал часы в течение дня, во время которых мы не общались.

Вот пример того, как работало наше предприятие.

Я подписал договор на несколько репродукций Дали с одним нью-йоркским издателем, Лукасом. Это была разовая сделка, но Лукас решил возобновить ее. На этот раз я решил проверить, продает ли он репродукции по подходящей цене. В первый раз, в самом начале сотрудничества, Лукас заплатил Дали тысячу долларов и такую же сумму потратил, чтобы сделать репродукции. В итоге он получил десять тысяч долларов прибыли. На этот раз, так как я был уже лучше осведомлен об авторских правах, Лукасу пришлось заплатить по десять тысяч долларов за каждый экземпляр, не считая стоимости самой печати. В результате, однако, все остались довольны.

Мои отношения с Дали у многих вызывали большой интерес. За исключением обедов и ужинов мы весь день проводили вместе. Один из наших клиентов как-то спросил Дали:

25
{"b":"191473","o":1}