ЛитМир - Электронная Библиотека

Щеголь

Дали обожал щегольски одеваться! Почти всегда он носил рубашки с кружевами. Кружева располагались спереди, на воротнике и на манжетах. Еще он обожал играть в шахматы. Каждый раз, когда перед ним оказывался сильный соперник, готовый сражаться один на один, Дали надевал перед игрой рубашку с кружевами.

Чувствуя, что проигрывает, он нетерпеливо тряс рукой над шахматной доской, смахивая кружевными манжетами на пол несколько фигур. Разумеется, он сразу же извинялся и снова расставлял фигуры на доске, но всегда с преимуществом для себя, а не так, как они стояли до этого.

Премия за элегантность

На торжественном ужине в ресторане "Максим", лучшем ресторане Парижа, известном великолепной кухней и изящным убранством в стиле ар-нуво, каждый год вручалась премия за элегантность. Премия вручалась человеку, признанному высшим обществом самым элегантным. Мне позвонили и официально сообщили, что Дали был выбран по итогам этого года.

Я передал Божественному новость, от которой тот пришел в восторг.

Дали решил надеть на торжество один из костюмов, сшитых нашими портными, господином Наурой и господином Ровито, чей талант и вкус почитался всяким, имеющим хоть какое-то представление о высокой моде.

Художник остановился на костюме-тройке из тонкой серой фланели в белую полоску. Он надел также одну из любимых щегольских рубашек и натер воском свои знаменитые усы.

Когда Дали спустился в холл отеля "Морис", я внимательно, с головы до пят, осмотрел его, как хороший офицер осматривает солдат, перед тем как выпустить в бой! Великолепно... за исключением...

- Дали, что это у вас на правом колене? Дайте-ка взглянуть. - Я наклонился, чтобы лучше рассмотреть. - Дырка. Нельзя получать премию за элегантность в дырявых брюках. Переоденьтесь!

Решив, что переодевание займет у Дали какое-то время, я заказал себе в баре немного выпить. Но не прошло и четырех минут, как художник уже снова был в холле. Он весь светился от гордости и улыбался, как Чеширский кот из "Алисы в Стране чудес".

- Полюбуйтесь, капитан, - сказал он, - теперь все в порядке!

Дали остался в том же костюме, но дыра на брюках пропала. Я наклонился, чтобы понять, в чем дело. И тут Дали, как нашкодивший ребенок, задрал правую брючину до самого колена. Колено было разрисовано тонкими белыми полосами на сером фоне, имитирующем покрой костюма!

В тот же вечер в ресторане "Максим" художник получил премию "Самого элегантного человека в мире".

Филиал ресторана «Максим»

Владельцы ресторана "Максим" захотели открыть филиал заведения в парижском аэропорту "Шарль де Голль". Хозяин ресторана позвонил и спросил, сможет ли Дали оформить зал.

Дали заинтересовался проектом. Все шло хорошо, пока я не спросил художника, когда он собирается съездить в аэропорт, чтобы посмотреть на месте, что ему придется оформлять.

- О... - в замешательстве произнес Дали, - если мне придется ехать в аэропорт, сделка не состоится.

- Дали, - успокоил я его, - это всего лишь ресторан в аэропорту. Вам не нужно будет садиться в самолет. Мы поедем в аэропорт, только чтобы посмотреть зал.

Он повернулся и с недоверием взглянул на меня.

- Капитан, - сказал он, - с каждым днем вы все больше меня удивляете! Вы разве не знаете, что почти все несчастные случаи происходят именно в аэропортах? Аэропорт - очень опасное место, Капитан, и Дали не будет рисковать жизнью ради того, чтобы оформить ресторан!

Так сорвалась сделка на пятьдесят тысяч долларов.

Алиса в Стране чудес

Когда мы были в Париже, Дали получил заказ на серию рисунков гуашью по мотивам "Алисы в Стране чудес". Он быстро закончил работу, но рисунки надо было просушить. Дали счел, что они занимают слишком много места в его апартаментах, и попросил меня позволить ему разложить рисунки в моем номере.

Я разложил их на полу в гостиной, стараясь не оставить следов от пальцев и не трогать, пока они не высохнут.

На следующее утро я с ужасом обнаружил, что кто-то из моих оцелотов пробежался по произведениям искусства. Один из рисунков был облизан, на нем хорошо просматривался след от языка, шерсти и усов.

С некоторым страхом я рассказал Дали о том, что произошло, и он пришел оценить ущерб.

Божественный разглядывал рисунок с важным видом.

- Оцелот отлично поработал! - сказал он в конце концов. - Так намного лучше, оцелот добавил последний штрих! А чего вы ждали? - сказал он, еще раз оценивающе оглядев рисунок. - Это же оцелот Дали!

О влиянии оцелотов на стоимость картин

В 1960-х годах в центре Нью-Йорка строился большой магазин "Александр". Владельцами магазина были иммигранты-венгры. Магазин, оснащенный техническими новшествами, выгодно отличался от подобных заведений своего времени: в нем были установлены кондиционеры. К тому же площадь торговых площадей позволяла покупателям легко перемещаться, а товар раскладывался по новой системе, отличной от устаревшей.

Владельцам "Александра" казалось очень важным донести до покупателя дух новизны, и они решили заказать оформление магазина Дали. Дали обладал талантом привлекать к себе внимание, и, может быть, они надеялись, что магазин, оформленный мэтром, уж точно не останется без внимания.

Хозяева магазина испытывали ко мне особую привязанность, так как я несколько лет работал на Александра Корда - национального героя Венгрии, чей успех, несомненно, был достоин подражания.

По их заказу Дали должен был сделать двадцать четыре эскиза гуашью, а затем перенести эскизы на металлические панно, которые предполагалась разместить на двух главных фасадах здания. Расчет строился на том, что панно будут появляться постепенно, в течение месяца перед открытием магазина, пробуждая таким образом любопытство публики. Завершение установки должно было совпасть с открытием магазина.

Идея всем очень понравилась. Переговоры прошли легко. Сделку заключили быстро.

Однако никто не подумал о возможных трудностях, связанных с установкой панно на здании в центре города, и о том, что разрешение на проведение работ так и не было получено. Бесконечное количество административных и финансовых трудностей преодолеть оказалось невозможно. Банки, страховые компании - везде возникали препятствия. Стало очевидным, что от проекта придется отказаться.

Чуть погодя я решился сообщить об этом Дали. С ним случился припадок: он кричал и размахивал руками над головой:

- Какой скандал! Им не нравится то, что делает Дали! Они не уважают Дали! Прикажите им все исправить! Они должны установить панно! Они должны, должны, должны!

Мы решили посоветоваться с Арнольдом Грантом, адвокатом Дали, таким же чудаком.

- Дали прав, - заявил он, - ваши клиенты должны сдержать слово. Иначе это нанесет ущерб репутации Дали.

Вооруженный советом адвоката, я отправился на встречу с владельцами "Александра". Они согласились возместить деньгами причиненное Дали неудобство и вернуть ему все готовые эскизы.

Но мадам Фаркас, супруга хозяина, захотела сохранить у себя несколько эскизов и попросила меня уговорить Дали продать ей двенадцать штук (половину коллекции). Мне не доставило это никакого труда. Дали был на седьмом небе:

- Сначала они мне заплатили за работу. Потом заплатили, чтобы я ее не делал. А теперь хотят заплатить, чтобы купить ее у меня!

За посредничество в этой сделке художник подарил мне три гуаши, составляющие триптих, деталь одного из больших панно. Я объединил их и повесил в нашей парижской квартире.

Здесь следует сказать, что один из наших оцелотов, Бабу, любил использовать недвусмысленные методы при критике искусства. В один прекрасный день он залил струей весь триптих. Нижняя его часть приобрела желтый оттенок. Я попросил реставратора очистить гуаши от желтого налета, и ему удалось восстановить большую часть, но сомнительный оттенок внизу все же остался.

33
{"b":"191473","o":1}