ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Чего расперделся? - обиделся Марик. - В дупель своя телка...

- Его Маня на "ягуар" опустила, - объяснил с заднего кресла Рейган. - С утра воняет.

- Да пошел ты!!! - обернулся к Рейгану Серафим.

- Куда? - не понял Рейган.

- Бери винтарь и канай на дерево!

- На какое дерево?

- На любое! Через пять минут начинаем.

- Ну ладно... - Рейган взял винтарь и вышел из машины.

Серафим строго уставился на Шопена:

- А ты чего ждешь?

- А куда мне?

- Вали на стрем.

- Хорошо, иду. - Шопен последовал за Рейганом.

Раскидав братков по боевым точкам, Серафим вернулся к Марику:

- Скажи мне, мать твою, где ты видел, чтобы легавую козу на дело тащили?

Марик потупился, ему было неловко: покрасневшая Катя не знала, куда себя деть.

- Ты проверил ее документы? - продолжал Серафим.

- Документы в порядке.

- Ну-ка покажи... - Он протянул руку.

Катя вложила в руку убийцы удостоверение.

- "Оперуполномоченная следственного отдела ГУВД Катя Трошкина..." - с издевательской ухмылкой прочитал Серафим.

- Подожди, - попытался оправдаться Марик. - Тебе нужен был человек в ментовском прикиде?

- Ты б лучше Законного на разборку прихватил в генеральском мундире!

- Минуточку... - подала слабый голос Катя.

- Засохни, - отрезал Серафим. - Марик, ты врубаешься, что это не просто щель для твоего градусника? Врубаешься, что она может быть подсадной уткой, дундель?

- Минуточку... - попробовала вновь вставить Катя. - Дайте же мне хоть слово сказать! Я вам все объясню.

- А мне уже все ясно. - Главарь вернул документы милиционерше. - Проваливайте, мадам, или я вас угандошу.

- У вас аллергия на легавых? - хмыкнула Катя, ничуть не собираясь проваливать с места предстоящего преступления.

- Да, представьте себе. - Давая понять, что разговор исчерпан, Серафим отвернулся.

- …Или на женщин?

- О, черт!!! - взвыл Серафим. - Марик, убери ее с глаз моих!

Однако Катя не отступала:

- Если вас смущает, что я легавая...

- Марик, я ща ее размажу, она меня достала. - Серафим полез под куртку за кольтом. - Чего она от меня добивается?

- Я хочу участвовать в деле, - доложила Катя. - Черт бы вас побрал, Серафим! Вы не даете мне и слова сказать! На самом деле вы не герой нашего времени, а просто слизняк какой-то, испугавшийся первого попавшегося мента в юбке!

Серафим открыл рот от удивления и посмотрел на Марика. Тот пожал плечами.

- Участвовать в деле? Ты спятила, уточка?! Ты легавая или блатная? - растерялся Серафим.

- Я оборотень, - призналась девушка.

Марик утвердительно кивнул.

- Ну, и дальше…? - заинтересовался Серафим.

- Почему-то всем кажется, что если девушка легава, то она либо мармыга, либо подстилка, что менты – это те, кого не взяли в бандиты…

- Я этого не говорил.

- Никто об этом и не говорит, но все только об этом и думают. А я устала быть подстилкой для начальства, я устала заниматься глухими делами, я хочу участвовать в реальном деле.

- Я же сказал, реальная девчонка, - вклинился Марик. - Ну, че, берем ее в дело?

- А ты речь выучил? - спросил Серафим.

- Ну, так... - Марик полез в карман за текстом обращения к народу.

- Знаешь что, бери Чокнутого и Трахнутого, - распорядился Серафим, - и начинайте. Мы с Катей к вам подгребем.

- То есть? - не понял Марик.

- Поторопите Кувалду. Достаточно козлу сегодня бегать. Если киллер не идет к клиенту, пусть клиент идет к киллеру. Начинайте операцию.

- О'кей. - Переварив афоризм, Марик побежал выполнять распоряжение.

- А ты садись сюда. - Серафим показал Кате на соседнее кресло. - Мне надо задать тебе пару вопросов.

Катя села в "бемвер".

- От кого ты узнала, что у нас сегодня реальное дело? - спросил Серафим.

- От Пал Палыча, - раскололась Катя, покраснев и захихикав одновременно. - Господи, что я говорю! - Она закрыла ладошкой лицо. - Если Пал Палыч догадается!

- Кто это?

- Мой начальник, майор Пал Палыч Бронза.

- Какое собачье дело у нас с майором Бронзой?

- У меня такое впечатление, что он хочет тебя посадить.

- Меня?! - опешил Серафим. - В тюрьму?!

- А куда ж еще?

- Какого хрена?!

- Не знаю. - Катя пожала плечами, вновь хихикнула и покрутила пальцем у виска: - Он такой... Немного с гусями.

- Больше он ничего не хочет?

- Да вроде нет.

- Он знает, на кого наехал?

- Господи, что я говорю? - опомнилась Катя. - Если Пал Палыч... Хи-хи-хи-хи! Ну, ваще! Хи-хи-хи!

- Прекрати ржач!

Катя умолкла.

- Я не врубаюсь, зачем на меня дрочит какой-то занюханный майор!

- Не ори.

- А ты прекрати ржать.

- Ладно... - Катя сосредоточилась. - Короче, там у нас все так наворочено, что я сама пока не въезжаю. Знаю только, что когда ты прокинул Лысого... Ты же вышел из-под крыши Лысого?

- Предположим.

- И вот, Палыча заклинило тебя посадить. Не знаю, Лысый ему платит или он вообразил себя вторым героем нашего времени. В любом случае, по-моему, его дело - дрянь. Я же говорю, он старенький, с гусями. - Катя снова покрутила пальцем у виска. - Думает, поскольку у тебя нет крыши, тебя можно брать голыми руками.

- Думает, пусть берет, - усмехнулся убийца.

- За несколько месяцев до пенсии посадить героя нашего времени - это для Пал Палыча все равно, что слетать на Луну.

- А кто герой нашего времени?

- Ты что, газет не читаешь?

- Честно говоря, нет времени.

- Господи, Серафим, ты даже не в курсах, кто герой нашего времени! Хи-хи-хи-хи!

- Кто?

- Ты!

- Я?! - Серафим вытаращил глаза. Ему было приятно. И все же он скромно отмахнулся: - Слушай, я рядовой убийца, мразь и подонок. Чё ты гонишь? Чё за герой?

- А ты полагаешь, можно натянуть мисс края, подставить Лысого и не стать после этого героем нашего времени? Открой любой номер газеты, включи наугад телевизор: с утра до вечера только и говорят о Серафиме, кинувшем Лысого и запрессовавшем его любовницу.

- Лажа, - возразил убийца. - Не я подставил Лысого - Лысый кинул мне свинью. Как, значит, все было: я замочил по его заказу четырех людей Хувалова, он мне выкатил...

- Знаешь, - перебила Катя, - сейчас уже мало кого интересует, как все было. Людей волнует то, о чем говорят.

И тут "бемвер", в котором сидели Катя и Серафим, стал подпрыгивать, а со стороны жилых домов послышались первые взрывы. Это начинали рутинную работу гранатометы Чокнутого и Трахнутого. Катя испуганно замолчала. Серафим спокойно взял ее руку, улыбнулся и сказал:

- Не бойся, Катя, это наши.

- Гасят Кувалду?

- Гасят засранца. А откуда ты знаешь про Кувалду?

- От Пал Палыча.

- Он и сюда шнобель сунул? Кстати, о Палыче. Если он шьет мне дело, то почему я его ни разу не видел?

- Он ждет, когда ты загасишь Кувалду.

- Вот так, да? Кувалда-то чем ему не угодил?

- Если Кувалду сегодня не разменяют, многие останутся несолоно хлебавши. - Катя посмотрела в потолок. Ее торжественный взгляд говорил, насколько важные персоны эти "многие". - Это очень крутые люди, Серафим. Если б они вычислили, что ликвидации Кувалды помешал Пал Палыч, жить ему осталось бы пару часов.

- Кувалде? - Серафим запутался.

- Нет же, Пал Палычу!

- Ему и так осталось жить пару часов. Кувалде - и того меньше. Но давай сначала: что плохого я сделал ментам и какого хрена меня клеит твой Пал Палыч?

- Лично ментам и Пал Палычу - ничего. Но ты нагрел Лысого.

- Разве менты под крышей Лысого? Мне всегда казалось, что вас пасет Большой Патрон.

- В основном, -- кивнула Катя. - Но существуют отдельные личности...

- Такие как Пал Палыч?

- Ага, они в доле с Лысым.

Серафим присвистнул:

- Ну, ты и загнула. Я хрен чё понял.

- Я сама хрен чё понимаю. Я ж не полковник. - Катя с сожалением вздохнула. – Факты и деньги доходят лишь до таких, как Пал Палыч, а до меня одни слухи.

24
{"b":"191486","o":1}