ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Нет. При эрекции - полтора-два метра.

- Эрекция увеличивает член?

- В разы.

- А мне можно сделать эрекцию?

- Откуда я знаю? Я не видел тебя целый год. Спроси у своего учителя

- Не могу продвинуться дальше оргазма. Читаю-читаю… дохожу до оргазма, - меня сразу вырубает. До эрекции я пока не продвинулась. Что круче оргазм или эрекция?

- Слушай, ты вообще, как себя чувствуешь?

- Благодарю, вполне, вполне. Все трансмиссии напряжены.

- А с головой всё нормально?

- Нет, не всё. Вова, я уже не та, что раньше. Я не такая как все, ты должен это знать.

- Что с тобой случилось?

- Я не могу об этом по телефону. Оля тут про тебя всякого наболтала. Что ты принц, там, выделываешься, строишь из себя крутого.

- Это Ольга сказала?

- Что у тебя самолюбие… Ну, она думает, что такая калека, как я, тебе не нужна.

- Что-что?

Кристина нажала на рычаг телефона и кинула трубку рядом с аппаратом, чтобы звонки не повторялись. На сегодня было достаточно. Она вернулась к книге, - лучше уж «позаниматься сексом»:

«Женщина не замечает ничего окружающего, - продолжала книга, - ее внимание сфокусировано на пяти процентах собственного организма. Внезапно щелкает главный выключатель, и ЭТО наступает! Неописуемые ощущения устремляются от вульвы, влагалища, клитора по всей нервной системе. Спина выгибается, таз выбрасывается вперед, мышцы, окружающие вульву, сжимаются и разжимаются, посылая волны ... волны ощущений по всему телу. Тазовые вены быстро опорожняются, на коже проступают капельки пота, и чувство облегчения растекается по всему телу...»

* * *

- … Сейчас я удалюсь, а вам желаю,

Офелия, чтоб ваша красота

была единственной болезнью принца,

А ваша добродетель навела

Его на путь, к его и вашей чести. - Королева удалилась с подмостков.

- О, дал бы Бог! - согласилась Офелия.

Подошел Полоний:

- Офелия, сюда!

Прогуливайся. Государь, извольте

Всемилостиво скрыться. Дочь, возьми

Для вида книгу. Под предлогом чтенья

Сиди в уединенье. - Все мы так:

Святым лицом и видом постным

Обсахарим, при случае, и черта.

Читай, дитя!

- О, это слишком верно! - признался в пол король:

- Он этим как бичом меня огрел.

Ведь щеки шлюхи, если снять румяна,

Не так ужасны, как мои дела

Под слоем слов красивых. О, как тяжко!

Полоний интеллигентно поторопил закомплексовавшего короля:

- Он близко, отойдемте, государь!

Появился Гамлет. Обхватив пятернями голову Офелии, Вова произнес:

- Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Достойно ль смиряться под ударами судьбы...?

- Недостойно! – режиссер прервал репетицию. – Витя, твой Полоний - подлец, понимаешь? Подлец, стукач и старый сплетник, я с этим ничего не могу сделать. Я должен видеть не добренького Витю Устинова, а реального махрового подлеца.

Актер дебютировал в роли Полония, и пока был ни рыба, ни мясо.

- Ну-ка, отдельно, Витя и Саша, повторили мне! - потребовал Толя.

- О, дал бы Бог! - начала Офелия.

- Офелия, сюда!

Прогуливайся. Государь, извольте

Всемилостиво скрыться... Дочь, возьми

Для вида книгу. Под предлогом чтенья

Сиди в уединенье. - Все мы так:

Святым лицом и видом постным,

Обсахарим, при случае, и черта...

- Ни черта мы не обсахарим, - Теперь режиссера не устраивала Саша. - Нам хотя бы Вольдемара обсахарить, Александра. Хочешь обсахарить Вольдемара?

- Хочу, - нехотя подтвердила Саша. Ей было неловко, даже не знала, куда деть руки.

- Не вижу, - наехал постановщик. - Год назад видел, что хочешь, а теперь не вижу.

От дурацкой ситуации Саша была вынуждена защищаться натянутой ухмылкой.

- А ты, Вольдемар, что лапаешь девушку?

- Это не я - это подсознание.

- Э, мозги не компостируй, ты никогда Офелию не хотел и хотеть не можешь. Ты фригиден, понимаешь? Офелия тебя хочет - ты ее нет. Она тебя обсахаривает - ты ее обратно. Ты голубой. Что не ясно?

- Хорошо, хорошо, голубой, - обреченно улыбнулся Гамлет.

Режиссер с изяществом утонченной дамы откинул назад длинные волосы:

- Прими мои соболезнования, но голубые тоже люди. Поехали сначала! С реплики королевы "Ей это Гамлет пишет".

- Ей это Гамлет пишет? - спросила королева.

- Миг терпенья,

Я no-порядку, госпожа моя...

"Не верь дневному свету,

Не верь звезде ночей,

Не верь, что правда где-то,

Но верь любви моей.

О, дорогая Офелия, не в ладах я со стихосложением... - Полоний уткнул окаменевшее лицо в листок бумаги. – Воздыхать в рифму - не моя слабость. Но что я крепко люблю тебя, о моя хорошая, верь мне. Прощай. Твой на веки, драгоценнейшая, пока цела эта машина, Гамлет".

- Вот что мне дочь дала из послушанья, - подвел черту Полоний:

- А также рассказала на словах,

Когда по времени, и где по месту

Любезничал он с ней.

- Ладно, перерыв! – скомандовал режиссер.

В перерыве к Вове пришла Ольга. Укрываясь широким зеленым зонтиком от проливного дождя, они перебежали по улице из средневековья под крышу бистро. Из шести столиков этого небольшого кабачка четыре пустовали. Пахло жареной курой, молотым кофе и охотничьими сосисками. Где-то в подсобном помещении пел Бутусов.

Вова набросился на плов, Ольга неторопливо тянула соломинкой сок из длинного стакана.

- Хорошо выглядишь, - похвалил он.

- Я знаю.

- Что ты хотела мне сказать?

- Ты говорил с Кристиной?

- А причем здесь ты?

- Я должна тебе кое-что рассказать.

- Давай, я слушаю.

- Сначала поешь, - сказала Ольга.

- Почему бы не совместить два удовольствия? – не понял Вова.

- У тебя пропадет аппетит.

- Не понял?

- Приятного мало.

- Рассказывай.

- Помнишь тот день, когда к тебе приехала мать Кристюхи?

- О, е! Это дура за пару минут вставила мне столько пистонов, сколько я не получаю по жизни за год. Она говорила со мной, словно речь идет не о дочери, а о чемодане с деньгами, словно я собираюсь спереть у нее чемодан с деньгами. Сказала, что я попадаю под уголовную статью и могу сесть на четыре года. Потом ей показалось мало, она вообще пообещала натравить на меня бандитов и ушла в подвал. Если б я ее не окликнул, она бы свернула себе шею, и это было бы справедливо.

- В тот же день Кристина напилась, пришла ко мне и спрыгнула с балкона.

- … Что-что? – не понял Вова.

Половину плова на тарелке артиста можно было выносить.

- Кристина выбросилась с балкона, - повторила Ольга. – Три дня она лежала в коме. Семь переломов, травма головного мозга. Целый год она была в больнице. Выписали только на днях.

- О, боже…

Вова закурил, и тут же забыл о сигарете. Его челюсть опускалась все ниже, рот до неприличного открылся, глаза заволокла пелена.

- И что теперь? – спросил он после паузы.

- Некоторым кажется, что она того. – Ольга покрутила пальцем у виска. – Лично я так не считаю. Конечно, она не такая, как все. Ну, смотрел, наверно, эти мелодрамы: у героини отрубает память, а потом ей двадцать серий рассказывают, что было в первой серии. Раньше Крис вообще ничего не помнила, а теперь ей что-нибудь говоришь - сразу все просекает. Самое хреновое, что у нее отказали ноги.

13
{"b":"191489","o":1}