ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ничего, я погулял на улице.

- Рада, что вам было не впадлу. А мы видели "Гамлета".

Ольга вооружилась костылями, Леша взвалил на руки Кристину, и они по цепочке стали подниматься на второй этаж.

- А вы видели "Гамлета"?

- А как же! - отозвался замыкавший процессию медик.

- Безумно грустная история, не правда ли?

- Что ж вы хотите, трагедия.

- Принц, у которого ничего не получается!

Лев Алексеевич скупо усмехнулся:

- Пожалуй, это единственный принц, которого не назовешь прекрасным.

- Вам удалось понять, чего он добивался?

- Я думаю, он сам этого не понимал.

- Я ведь тоже перестаю понимать, что хочу. Забавно.

Они вошли в дом. Лёля опустил Кристину на кровать. Ольга слегка замешкалась, думая, куда бы приткнуть костыли. Наконец, пристроила их за углом шкафа и поспешила на выход:

- Ну, я пошла, до встречи.

- Постой! - Кристина приподнялась на локтях. - Положи сумку.

- Куда?

- Да куда хочешь.

Ольга опустила сумочку на кресло.

- Возьми клюшки, - попросила Кристина.

Полагая, что она не там их воткнула, где следовало, Ольга вернулась к костылям.

- Засунь их себе под мышки, - продолжала Кристина.

- Но Крис…

- Засунь, засунь, - Кристина приподнялась еще выше. - Ты меня любишь?

Растерянная Ольга посмотрела на мужчин. Те стояли как два застывших истукана.

- Ну и? – поторопила она

- Я... я не знаю. Зачем это?

- Ради меня, Оля, я умоляю!

- Ну, я не знаю... - Очумевшая Ольга неуверенно примерилась к подпоркам.

- Ну, ну! - подбодрила Кристина. - А теперь, типа того, как я. Ну же!

- Как ты?

- Ага.

- Но...

- Слабо?

Каким-то незримым прессом Кристина задавила свою подружку, так что у той не оставалось выбора. Ольга повисла между палками.

- Иди,

- Но Крис! - На несколько секунд Ольга вернулась к реальности и выдернула из-под мышек костыли. - Прекрати! Мне неудобно!

- Мне тоже.

Ольга вновь навалилась на клюшки. По образу и подобию подруги.

- Ну и? - Кристина не отпускала.

… И пошла. Незримая сила заставляла подчиняться бешеным командам девчонки. Ольга выкинула вперед костыли, сделала один выпад, потом второй, третий... Наконец, завороженная Кристина, полусидевшая на согнутых локтях, убрала из-под себя руки и упала на кровать.

Едва почувствовав, что невидимый пресс отпустил, Ольга остановилась и медленно распрямила согнутую спину. Ее лицо горело, пальцы дрожали. Глаза с длинными черными ресницами смотрели в пол. Лев Алексеевич громко откашлялся. Лёля, сбросив оцепенение, щелкнул языком и похлопал рукой по шее.

- Спасибо. - Кристина уставилась в потолок. – Мне надо было видеть, как это выглядит.

- Увидела? - Ольга, которую в жизни до такого не унижали, попятилась к выходу.

- Атас!

- Больше от меня ничего не надо?

- Неужели не простишь?

- Прощу. - Ольга молча дернула плечом. - Ладно, я пошла.

- Погоди! - Кристина перевела взгляд с потолка на Лешу: - Лёля, вперед! Как мы договорились.

- Крис, не нужна мне твоя тачка, - взмолилась Ольга. – Ты ставишь меня в неловкое положение.

- Ты еще не поняла, что значит неловкое положение? Лёля, что прирос?! – поторопила Кристина. - Шоу кончилось!

Леша послушно зазвенел ключами и кивнул Ольге на дверь.

- Завтра у тебя выходной, можешь отдыхать, - разрешила она Леше. - Оля, я всегда буду чувствовать свою вину за это. Поколбасишься в Хли-Гали, - все пройдет.

- Да ладно... - Ольга пожала плечами. - Пока.

- Ага.

Ольга с Лёлей ушли. Дверь за ними закрылась. Кристина сложила руки на животе и устало закрыла глаза:

- Сегодня на меня смотрел весь город. Добрые люди... Сердобольные люди...

- А раньше на вас не смотрели? - Лев Алексеевич заторможено разглядывал очки в своей руке.

- Раньше было иначе. Сегодня меня угораздило прогуляться по улице. Смешно ползать по улице, когда на тебя таращатся сотни глаз, правда?

- Над вами кто-то смеялся?

- Я бы отдала последнюю надежду за то, чтобы кто-то рассмеялся. - Ее руки зашевелились, поглаживая живот. - Это хоть прикольно. Нет. Они отворачивали нос, я заметила. Вы когда-нибудь видели, как отворачивают нос от полной урны? Мусорная урна, там, напротив моего окна, если не видели, можете полюбоваться. Она на той стороне. Я следила. Так же вы сейчас отворачивали нос от Ольги, стоило ей забраться на костыли. Ваша жалость отвратительна. Вы пальцем не пошевелили, чтобы ей помочь.

- Кристина! С вами иногда становится невыносимо. В конце-то концов! - Врач отошел к окну. - Каждый день у вас что-нибудь новенькое!

Кристина повернулась в его сторону:

- Решили проверить? Вон она, там, через дорогу, смотрите! Полная или нет?

- Что полная, Кристина?! - взвыл доктор.

- Урна, блин! Я с утра до вечера за ней слежу. Она мне как сестра, всегда рядом. Когда наступает вечер, к ней прилетают бездомные мухи, - она готова. Вполне как я. Вечером мало людей. Много влюбленных пар. Так, мы с ней – слышите? - подглядываем, чем они занимаются. Влюбленные гуляют, обнимаются, смеются, целуются в губы. А доходят до урны - отворачивают нос - и сразу сюда, на мою сторону. Меня-то за окном не видно. А она стоит себе совсем одна, среди дороги. Влюбленные бегут ко мне, чтобы с ней не сталкиваться, я вижу их близко-близко, ну, как вас. А рано утром приходит большая баба в желтом с такой же каталкой, в какой я каталась в больнице, меняет в урне железное ведро с мусором, сажает на каталку и уходит. И все… Все начинается сначала.

- Вы не против, если мы начнем? - Лев Алексеевич закатал рукава рубашки. – Чтобы не терять время, я буду работать, а вы рассказывайте. – Раздевайтесь.

Кристина лениво зашевелилась:

- Вас, правда, прикалывает меня тискать? Вы от этого тащитесь?

- Это моя работа.

- Не говорите чушь. Моя работа! Как будто вас силой заставляют возиться с калеками.

- Мне за это платят.

- А если вам заплатят за массаж мусорной урны?

- Во-первых, за это не платят, - улыбнулся доктор. – Во вторых, я вожусь с калеками только тогда, когда есть реальная возможность помочь человеку. Кристина, представьте, в один прекрасный момент вы вдруг начинаете ходить без костылей. Что вы испытаете?

- Ну, если меня в этот момент не засыплет камнями самосвал… Если будет хорошая погода, хорошая компания…

- Да, да, да, - улыбнулся врач.

- Я испытаю эрекцию или еще что-нибудь.

- Я тоже, - кивнул Лев Алексеевич. – Успех каждого пациента – это мой успех. Я занимаюсь с больными не ради денег.

- Если не влом, снимите с меня эти гады. – Она показала пальцем на ботинки. - Остальное я сама.

Лев Алексеевич нагнулся расшнуровать ортопеды. Кристина неторопливо раздевалась.

- Вы испытываете эрекцию с каждым пациентом? – спросила она.

- Я вообще не испытываю эрекцию на работе. – Врач бережно извлек из огромного ужасного ботинка миниатюрную ножку девушки.

- Я же чувствую, как вас колбасит, когда вы дотрагиваетесь до моих холодных ног.

- Кристина… Я знаю, у вас сильное воображение. Поймите, дела в мире обстоят совершенно не так, как вы их чувствуете. Все гораздо проще и скучнее.

- Полюбуйтесь. - Кристина кивнула на обнаженные ноги.

- В чем дело?

- Вы что, не видите, как они усыхают? Неделю назад ножки были малеха пожиренее. Вы уверены, что все делаете правильно?

- Кристина, ничего у вас не усыхает.

- Да, да, это мое воображение… - Девушка надулась.

- Кристина! Я двенадцать лет этим занимаюсь, а вы спрашиваете, все ли я правильно делаю? То, что по-вашему усыхает - всего лишь не задействованные мышцы.

- Всего лишь?

- 0т недостатка, движения ряд мышц начал сокращаться.

- Меня это бесит. Почему они до сих пор не задействованы?

- Кристина, если б вы в мое отсутствие целенаправленно занимались своими ногами... Помните, что я вам говорил?

24
{"b":"191489","o":1}