ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- До свидания. - Обалдевший доктор вышел. Через минуту дверь за ним захлопнулась.

В комнате появился Вова:

- Ушел, - доложил он.

- Лёля, сигарету, - попросила Кристина.

Леша вооружил ее куревом и дал огня. Гарик пялился на преображенную сеструху с разинутым ртом. Вова, не успевший отойти после разборок с Львом Алексеевичем, не знал, куда себя пристроить.

- Что молчите? - Кристина, оглядела мужиков. - Не ждали?

- Сеструха, блин… - тихо просвистел Гарик в тишине.

- Будем пить, хохмить и матюгаться, - объявила Кристина. - Гарик, где выпивка?

- Это, ...в баре. - Брат с опасением взглянул на Лешу, как на лицо авторитетное и наделенное правом решающего голоса.

Лёля утвердительно кивнул.

- Там, по-моему, винище... - Гарик почесал за ухом. - Коньяк, блин…

- По крыше бьет? - спросила Кристина.

- Ну, - подтвердил брат.

- Клёво будет?

- А в холодильнике пиво есть.

- Так тащи же! - Кристину пробрал азарт. - Парни, шевелитесь! Музыку туда, стол сюда. Или я сейчас сама начну двигать. Лёля, выгребай все из холодильника! А ты открой окно. Что тормозишь? Курить будешь?

- Да, - ответил Вова.

- Значит, открой, чтобы мы не обкурились!

Час спустя комнату было не узнать. О прежней обстановке напоминало лишь желтое бра. Дым стоял коромыслом. Из колонок на всю Гагаринскую улицу разлетались рваные звуки «Продиджи», на полках и на полу валялись коробки из-под дисков, сумбурного вида стол состоял из водки, вина, пива и коньяка, плюс на скорую руку склеенной закуски: крупно нарезанная колбаса, остывший гуляш, листы салата, огурцы, помидоры, - чего там только не было.

Почувствовав сатанинский аппетит, Кристина уминала за четверых. Вова тоже неплохо откушал, хотя по части еды заметно отставал от хозяйки (в плане выпивки они шли вровень). Вообще, было непонятно, куда у пятнадцатилетней шмакодявки все это помещается. Худая, мелкая, ни разу не замеченная в обжорстве, Кристина постоянно что-то жевала, болтала и снова самозабвенно накидывалась на еду. Вова пьянел быстрее, и это рождало нездоровые вопросы: либо он алкоголик, либо у Кристины существует запасной желудок. Обычно, чтобы окосеть, в школьном возрасте хватает банки пива.

Стопроцентную трезвость сохранил один Леля. Во-первых, потому что за рулем, во-вторых, для того, чтобы на правах авторитетного лица контролировать ситуацию. По своей простоте Леля считал, что ее контролирует. Это был самообман, ибо, несмотря на строжайший присмотр, Гарику удалось трижды приложиться к вину (вместо одного санкционированного бокала), дважды – к пиву и один раз - к водке, соответственно, брат выглядел пьянее сеструхи. Воспользовавшись плодами демократии, когда все можно, Гарик врубил грозу всех соседей, «Продиджи», и через каждые пять минут летал к музыкальному центру, дабы еще и еще придать звучанию любимой группы оглушительную мощь и дьявольскую убедительное. В конце концов сидевшие за столом просто перестали друг друга слышать.

- Гарик!!! - заорала Кристина, увидев, что братец снова побежал усиливать громкость.

- А?!! - переспросил тот, немного убавив звук.

- Кто у нас орет, я спрашиваю?!

- Продиджи! Клевая тема?

- Кошмар!! Выруби, я умоляю!

- Ну, блин! - Гарик скорчил кислую мину.

- Выруби, выруби, - повторила она. - Задолбал своей преисподней.

Гарик послушался. Воцарилась дикая тишина.

- Что поставим-то? - спросил брат, разгребая свалку из дисков.

- Найди Шопена.

Гарик взвыл от тоски.

- Найди Шопена, я сказала!

- Ладно, - проворчал он. - Ща...

- Вова, тебе нормально? - Кристина подергала парня за рукав.

- О’кей, - кивнул он.

- А тебе?

- Мне всегда нормально, - ответил Лёля.

- А почему не пьяный?

- Я за рулем, - в пятый раз объяснил парень.

- Ах, забыла. - Кристина махнула рукой. - Гарик!

- Что?

- Где Шопен?

- Откуда я знаю? Ищу.

- Ищи, ищи. Вова, наливай!

- Может... - Володя мутно заглянул в ее синие глаза. - Может, тебе хватит?

- Тебе на душе нормально? По башке ударило?

- Вполне.

- А мне нет, - вздохнула Кристина. - По башке не ударило, на душе не нормально.

- А что?

- А фиг его знает. Когти скребут. Наливай!

- Чуть-чуть. - Вова вооружился бутылкой.

- Как положено! - зарычала Кристина. - Не жмись.

- Я не жмусь, я за тебя беспокоюсь. - Он налил в рюмки коньяк.

- За меня?! С каких это пор?

Подбежал Гарик:

- А мне?

- Чего тебе?

- Малеха. - Брат кивнул на бутыль вина. - Кристюха, малеха, ну, пожалуйста!

- Где Шопен, почему не слышу? - строго спросила она.

- Нету, не нашел.

- И винища нету, отвали, - парировала сестра. – Будет Шопен - будет винище.

Гарик с энтузиазмом помчался искать нужный диск.

- За тех, кто в море, - сказал Вова, чокнувшись с Кристиной. - Будем здоровы!

Шопен нашелся моментально. В комнате зазвучало фортепьяно, первая прелюдия.

- Спасибо, брат! - Кристина залпом осушила рюмку. - Классная тема: Шопен, море, русалки...

- Ты обещала. - Гарик подвинул свой бокал поближе к тусовке. - Я врубил.

- Налей ему малеха, - разрешила Кристина.

- Малеха это как? - спросил Вова.

- Малеха, это малеха. Гарик, ты знаешь кто? – Сестра уставилась на брата. - Натуральный малолетний алконавт. Я правильно выражаюсь?

- Правильно, - подтвердил Вова.

- А ты старый замороченный алконавт. - Она посмотрела на принца. - А я убогая алконавтка с клюшками. А вместе мы - мрачные, пробитые алконавты, блин... Господи, сколько ж надо выпить, чтобы стало нормально?

- Вообще не надо пить, - ответил Вова. – Тогда будет нормально.

- Давай, еще? – предложила Кристина, потянувшись к бутылке.

Лёля молча схватил пузырь и поставил коньяк подальше от девушки. Кристина протянула руку дальше, но… достать бутылку не смогла. Она попробовала приподняться, ей это не удалось. И еще несколько раз попыталась, и так, и этак, но все было тщетно.

Ее безнадежным попыткам напиться положили конец родители. Дверь в комнату медленно отворилась. По ту ее сторону стояли Ирина Михайловна и Александр Николаевич.

- Я не поняла… - неуверенно заговорила мать. - Что за балаган?

- Предки вернулись! – Забыв о бутылке, Кристина распахнула объятия навстречу матери. - Только вас здесь не хватало! Леля, тащи еще два бокала.

- В честь чего сидим, можно узнать? – поинтересовалась Ирина Михайловна, часто моргая.

- А просто, нормальный день. Мне захотелось, чтобы сегодня всем было в тему.

- В тему? Ну, ладно. - Акклиматизировавшись, мать обратилась к Леше, застрявшему на полпути. – Лёля, тебе что было сказано?

Парень виновато потупился, ожидая взбучки.

- Попросили два бокала - неси два бокала, - услышал он.

Увидев, что вины на нем нет, Леша воспрянул духом и отправился за посудой. Скинув верхнюю одежду, родители опустились за стол.

- И ты пьешь?! - Ирина Михайловна страшными глазами продиагностировала сына.

- Не! – замахал руками Гарик. - Ты что!

В качества алиби перед мальчишкой стаяла бутылка фанты, в то время как вино успело вовремя исчезнуть.

- Сначала нормально стало Вове, - объяснила матери Кристина. - А Лёле всегда было нормально, он у нас вообще нормальный, за рулем... Потом Гарику - тоже так, не фигово. А меня все плющит и плющит, даже не знаю, что делать.

- Ты все-таки пил? - Мама вновь взялась за сына.

- Ты что, мам! - не сдавался Гарик. - Спроси, у кого хочешь!

Вернулся Леля с бокалами и тарелками, поставил их перед предками, молча занял стул.

- Лёля, он пил? - спросила Ирина Михайловна, схватив сына за пучок волос на затылке.

- Фанту, - ответил Леша.

- Слушайте! - тарахтела Кристина, не обращая ни на кого внимания. - Кажись, и мне становится нормально! Не могу поверить, я уже не надеялась! Вова, давай еще!

33
{"b":"191489","o":1}