ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и глупо! — поморщился Горностаев.— Я надеялся, что ты сам ему кое-что подскажешь, у тебя ведь тоже применение токов высокой частоты изучается.

— Нет уж, объединять его работу с нашей смысла нет, — непримиримо сказал Подшивалов. — Пусть он кооперируется с Улыбышевым. Насколько я понимаю, директор его для этого и привез. А мы как-нибудь сами правимся…

— Ну, смотри, Иван, это может плохо кончиться! Орленов — это не Марков, который только из твоих рук и смотрит! Я Орленова нарочно на тебя напущу.

— А мы не боимся, у нас замки крепкие! — на­смешливо ответил Подшивалов.

Проводив Горностаева, он и в самом деле покрепче прихлопнул дверь и накинул крючок, будто ожидал, что к нему вот-вот ворвется Орленов.

А Горностаев, все еще кипя от злости на старого приятеля, который не пожелал понять его, пошел зво­нить в обком, чтобы условиться о встрече. Хорошо было бы поговорить с первым секретарем. Далматову можно пожаловаться и на Подшивалова, он поймет и посоветует, как укротить старика. Да и представить молодого кандидата было бы недурно, а то Далматов все намекает, что в филиале мало инициативных уче­ных. Ничего, скоро их будет много! Одни приедут, как Орленов, другие появятся из местных, когда защитят диссертации…

Эти приятные размышления сгладили горький оса­док от встречи с Подшиваловым, а когда Далматов согласился принять Горностаева и познакомиться с Орленовым, Константин Дмитриевич испытал на­стоящую радость. Все-таки, как ни говори, дела фи­лиала занимают самых ответственных товарищей! И он поспешил предупредить Орленова о предстоящей важной встрече.

3

Секретарь обкома Далматов по образованию был агрономом. Еще в молодости он проявил большие организаторские способности и очень скоро занял одну из руководящих должностей в управлении сельского хозяйства. Затем он перешел на партийную работу, но интереса к сельскому хозяйству и его развитию не потерял.

Теперь он должен был заниматься всем хозяйством области, думать о том, чтобы оно развивалось гармо­нически. Но деревня с ее колхозами, с МТС, с севообо­ротами, с борьбой за урожай, с мохнато-зелеными заливными лугами и золотыми полями все же привле­кала его больше, чем городские предприятия. И в на­уке он обращал больше внимания на знакомые еще со студенческой скамьи предметы, поэтому и филиал ин­ститута, занимавшийся электрификацией сельского хозяйства, Петр Иванович выделял среди других науч­ных учреждений области.

Когда Улыбышев начал конструировать электриче­ский трактор, Далматов оказал ему особое внимание и поддержку и теперь с нетерпением ожидал резуль­татов этой работы. Была и еще одна причина, которая подогревала нетерпение секретаря обкома. Столица области праздновала осенью шестисотлетие. На заво­дах, в колхозах, в научных учреждениях готовились отметить эту дату. Верхнереченская область ничем особенным не отличалась. Все в ней было умеренно и средне, как и климатическая зона, в которой она была расположена. В области не было ни запасов руд, что­бы развить тяжелую промышленность, ни крупных массивов пахотных земель, как где-нибудь в Сибири или в Казахстане. И хотя Далматов любил говорить, что в области — гармонически развитое хозяйство, иногда он сожалел, что в ней особенно не блеснешь: никто не может сказать, что это житница страны, как говорят о Кубани, или что это становой хребет инду­стрии, как говорят об Урале.

И вот, когда он услышал об электрическом тракто­ре,— он, как агроном, заинтересовался самим меха­низмом, а как политик, понял, что опыт массовой электропахоты, несомненно, привлечет общее внима­ние к Верхнереченской области. Вот это и был настоя­щий подарок к шестисотлетию Верхнереченска.

Всего этого Орленов не знал, как, наверно, не знал и Горностаев. Горностаев догадывался лишь о том, что Далматова по старой памяти, как агронома, занимают новинки, которые создаются в филиале. В этом именно плане он и информировал Орленова, пока они ехали в обком.

Внешне Далматов очень понравился Орленову. Это был мягкий, спокойный человек небольшого роста со смешливыми искорками в глазах, сдержанный в же­стах и в голосе. Во время беседы Далматов сидел неподвижно в глубоком кресле перед пустым столом с массивным письменным прибором. Казалось, что этот большеголовый крепыш держит все данные о жизни области в памяти и потому на столе нет ни справочников, ни бумаг.

Горностаев, представив секретарю обкома нового сотрудника филиала института, скромно присел в сто­ронке, теребя свои отвисшие усы и взглядом подба­дривая Орленова. Представляя его, он упомянул о том, что Орленов будет работать над прибором для управления электрической подстанцией на расстоя­нии, и о том, что молодой ученый согласился консуль­тировать отдел новейших достижений энергетики на сельскохозяйственной выставке области. Теперь он ждал, как повернется беседа.

Далматов при упоминании о выставке заметно оживился.

— А новинки филиала покажете?— спросил он.

— Я еще не знаю работы филиала, — скромно сказал Орленов.

— Горностаев вам поможет, — Далматов бросил короткий взгляд, и это прозвучало как приказ. Впро­чем, он тут же смягчил его веселой усмешкой: — Все мы интересуемся наукой, но понимаем ее только в по­пулярном изложении… — он как бы сожалел, что судьба не позволила ему самому стать ученым. Тут были и тонкий комплимент и требование. Затем он продолжал: — Наши люди производят станки, суда, продукты. Почему им иногда и не похвалиться своей работой? Вот они-то и хотят знать, что же делают уче­ные, чтобы помочь людям, над чем трудятся в инсти­тутах, лабораториях их сыновья и братья. Такое же­лание вполне справедливо. Поэтому на выставке и надо показать как можно больше новинок.

— Если Константин Дмитриевич поможет…

— Помогу, помогу! — живо отозвался Горностаев. Про себя он подумал, что это и есть кратчайший путь, на котором новый работник столкнетоя с каждым сотрудником филиала. Что греха таить, каждому лест­но услышать похвалу своей работе! Тут они живо пе­рестанут секретничать, наоборот, все двери раскроют как можно шире, лишь бы о них не забыли! Конечно, такой ворчун, как Подшивалов, может, и рассердится, но пусть его! Пора, давно пора показать работу фи­лиала на людях. А то действительно засекретились так, что можно подумать, они ничего и не делают!

Далматов, точно прочитав мысли Горностаева, усмехнулся и сказал:

— Только начинайте поскорее. А если уж начнете, не бросайте это дело! А то вон Улыбышев в первые месяцы своего пребывания здесь выстрелил целый цикл лекций, а теперь из него и слова не вытянешь. Если что и изречет, то только как оракул! И народ не знает, чем он и вы все занимаетесь!

— Сначала придется войти в курс работ филиа­ла,— сказал Орленов.

Далматов коротко взмахнул рукой.

— Будем надеяться, что вы недолго станете вхо­дить в курс! А то у нас есть такие товарищи, кото­рые, получив назначение, знакомятся с делом до тех пор, пока их не снимут и не перебросят на другое место. Ну, а там снова знакомятся… пока не вы­гонят!

Он оговорил с добродушной ворчливостью, но это был отголосок недавней грозы. Видно, у него только что была схватка с таким специалистом. Орленов не­вольно подтянулся.

«Да ты, брат, не так мил и тих, каким кажешь­ся!»— подумал он, услышав эти грозовые нотки.

Впрочем, Далматов и не думал притворяться доб­рым. Закончив полуофициальный разговор-знаком­ство, он принялся за Горностаева:

— Ну, а почему ваше личное затворничество ни­как не кончится? Пока известно, что во всем филиале созданы только поилки для кур да метод обогрева цыплят ультрафиолетовыми лучами.

Орленов распрямился и взглянул на Горностаева. Константин Дмитриевич солидно сказал:

— А электрифицированная животноводческая фер­ма? А подготовка к электропахоте?

— Ну хорошо, хорошо, — ворчливо согласился Далматов. — И все-таки бюджет филиала — это миллионы, можно было бы выдать за них побольше. Улыбышев хоть и дот, да не тот, в котором можно отсиживаться. Он свое дело делает хорошо, однако и партийная организация не должна стоять в стороне. Вы, товарищ Орленов, — вдруг уже совсем серьезным тоном обратился Далматов, — внимательнее пригля­дитесь к деятельности коллег. Мы иногда слишком грешим объективизмом, да и не все работы ученых понятны наблюдателю-неспециалисту. Вам и карты в руки. Будете знакомиться с филиалом, отметьте не только хорошие, но и слабые стороны работы. Вам это особенно пригодится, когда станете участвовать в ра­боте Ученого совета.

9
{"b":"191493","o":1}