ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А зачем вам этот парусник? Почему же вместо него вы не попросили плот?

Как ни жаль было расставаться с мечтой стать судовладельцами, мы не могли не согласиться с Эриком. Ведь, в конце концов, пребывание в Чили было всего лишь случайным перерывом в нашем путешествии на плоту, и теперь самое главное - как можно скорее продолжить его. Только благодаря Эрику мы смогли добраться на плоту до Чили и получить приглашение в Конститусьон. Прежде всего мы должны подумать об Эрике и экспедиции. Мы написали владельцам верфи письмо и все объяснили им. Они немедленно прислали приглашение Эрику. Посвежевший, уверенный в своих силах, обаятельный Эрик отправился в Конститусьон, а я и Франсиско остались в столице и заранее праздновали победу. Мы знали, что когда Эрик в таком прекрасном настроении, устоять перед ним невозможно. Вернувшись через несколько дней домой, он торжественно заявил, что ему ничего не стоило уговорить владельцев верфи построить для нас плот. Постройка, конечно, не будет нам стоить ни песо, ибо, по восторженным заверениям Эрика, все население города поголовно будет бесплатно помогать нам в подготовке новой экспедиции. Мы решили, что ничего невероятного в этом нет, так как теперь хорошо знали и Эрика и чилийцев.

Будущее снова прояснялось. Мы уже было собрались отправиться в Конститусьон и начать постройку плота, как Франсиско получил с Таити печальные вести. Его жена заболела, ей должны были делать операцию, и все родственники убедительно просили его вернуться домой. Опечаленный Франсиско сразу же решил лететь на Таити вместе с неутомимым секретарем экспедиции Карлосом, который, оказав нам помощь в Чили, торопился подготовить наше возвращение на Таити. Я с сожалением проводил своего последнего товарища по путешествию и впервые за все время пребывания в Чили почувствовал себя угнетенным. К счастью, все случившееся никак не отразилось на Эрике, который по-прежнему был полон энергии и верил в успех.

- Значит, мы остались с тобой вдвоем, - трезво подвел он итоги. - Давай поделим между собой работу. Я буду писать книгу, а ты займешься постройкой плота. По сути дела, ты будешь только наблюдать за постройкой. Владельцы верфи предоставляют в наше распоряжение рабочих и материалы. С удовольствием поменялся бы с тобой, если бы было возможно, потому что твоя работа гораздо легче и интереснее.

Я не совсем был уверен, что на мою долю выпала более легкая работа, но мне ничего не оставалось, как согласиться. Впрочем, я всегда мог попросить у Эрика указаний и совета.

Прежде всего нужно было решить, из какого дерева строить плот. Владельцы верфи дали Эрику на выбор несколько образцов дерева. Строить плот из бальсы, по примеру путешественников на "Кон-Тики", было невозможно, так как эти деревья в Чили не росли, а на доставку из Эквадора такого большого количества материала, какое требовалось, не было ни денег, ни времени. Большинство торговцев лесоматериалами, а также и кораблестроители, рассмотрев наши образцы, решили, что самое подходящее - кипарисовое дерево. Однако нашлись люди, которые начали заверять нас, что кипарис идет только на гробы и поэтому лучше выбрать что-нибудь другое. Вскоре мы узнали, что утверждение это было несостоятельным. Из кипариса были построены многие суда. Делались из него и гробы, но это ничего не значило, если, конечно, не быть слишком суеверным. Но на всякий случай мы все же решили отложить окончательный выбор до тех пор, пока не услышим мнение судостроителей из Конститусьона. В первый же день нашего приезда в Конститусьон, 8 сентября 1957 года, мы изложили им наши соображения. После минутного тягостного молчания один из судостроителей сказал:

- Muy estimado seiiores! [4]. Единственный плот, по строенный здесь несколько лет назад по заказу правительства, был из дуба. Он предназначался для перевозки автомобилей через реку Мауле выше по течению, где нет моста. Плот был большой и красивый. Некоторые министры, префекты провинций, бургомистры и многие другие важные персоны были приглашены на спуск плота на воду. Играл военный оркестр из 50 человек и было произнесено много речей. Наконец настал торжественный момент. Роскошный и дорогой плот быстро соскользнул с эллинга, погрузился в воду и сразу утонул. А через несколько минут на поверхности воды осталась лишь легкая рябь. Плот был так тяжел, что поднять его невозможно. Он и сейчас покоится на том же самом месте. И это все, что нам известно о плотах. Должен добавить, что те одномачтовые парусники, которые создали славу Конститусьону, мы строили из кипарисового дерева. Я уверен, что лучших судов, чем наши, нет во всем мире.

Это решило исход дела. Кипарисовое дерево вполне удовлетворяло и нас, тем более что кипарисовые леса находились совсем недалеко от города. Вместе с доном Энрике Муньосом, на верфи которого предполагалось построить наш плот, Эрик и я прогулялись в лес и выбрали 50 деревьев толщиной в 50 сантиметров. Дон Энрике метил деревья, и лесорубы тут же валили их.

Когда мы возвратились в гостиницу, довольный Эрик сказал:

- Я рад, что постройка плота находится в таких надежных руках. У меня здесь нет больше никаких дел. Я поеду в Лонтю, там у меня друзья. Их красивая гасиенда находится высоко в горах, это прекрасное место. Там я спокойно могу закончить книгу. Будь здоров. - И он начал собирать свои вещи.

- Погоди, Эрик, - остановил я его. - Ты мне не дал ни одного чертежа плота.

Эрик удивленно посмотрел на меня.

- Зачем тебе чертежи? Ты же хорошо знаешь, как выглядит плот. Строй как можно более точную копию "Таити-Нуи I". Главное, чтобы он был тех же размеров. Желаю удачи.

И он тут же исчез.

Я очень хорошо помнил, как мы строили бамбуковый плот на военно-морской верфи в Папеэте. Но, к сожалению, этот приобретенный дорогой ценой опыт - небольшая помощь в данном деле. В связи с новым строительным материалом возникали различные проблемы. Например, толстые стволы кипариса нельзя было связывать, как бамбуковые. После долгих раздумий пришлось отказаться от канатных креплений вообще. Твердые сучковатые стволы легко могли их перетереть. Вместо этого я решил применить старую технику - деревянные гвозди. Каждый слой бревен, а их было всего три, сшивался при помощи деревянных гвоздей из твердой древесины, которые вгонялись с боков под косым углом. Таким образом, все три слоя были соединены между собой гвоздями по вертикали. Приподнятую палубу, каюту и мачты скопировать было гораздо легче, и я внес лишь небольшое, но, как потом выяснилось, очень удачное изменение: вместо остроконечной, как это было на "Таити-Нуи I", я сделал крышу каюты плоской. В виде талисмана и напоминания о том, что наша цель, несмотря на все перемены, остается прежней, на корме нового плота я укрепил полинезийского божка, спасенного с "Таити-Нуи I".

Несколько раз приезжал с гор Эрик, одобрительно кивал головой, говорил несколько приветливых слов и быстро исчезал. Однажды ко мне пришел один молодой француз и заявил, что Эрик принял его в члены нашей экспедиции. Он показался мне очень знакомым, и вдруг я вспомнил, где мы с ним встречались, Это был один из тех пяти-шести французов, которые вместе с журналистами брали на абордаж "Бакедано" во время нашего прибытия в Вальпараисо Жан Пелисье, так звали моего нового товарища, был по профессии океанографом, а следовательно, весьма подходящим человеком для нашей экспедиции. Еще будучи студентом геофизического института в Бергене, он неоднократно участвовал в арктических экспедициях, а по окончании учебного заведения получил место на морской биологической станции в Чили. Он занимался исследованиями в Антарктике и в водах, омывающих остров Пасхи. Я считал, что его можно отнести к числу закаленных людей, а это не менее важно в долгом плавании, чем хорошие теоретические знания. Жан рассказал о своем сверстнике, чилийском друге с нечилийским именем, Гансе Фишере, горном инженере - тот тоже надеялся, что Эрик возьмет его с собой. К сожалению, Жан и Ганс могли мне помочь в постройке плота лишь в конце года, сейчас они были заняты важными научными исследованиями и хотели их закончить.

вернуться

4

4 - Уважаемые сеньоры! (исп.)

17
{"b":"191495","o":1}