ЛитМир - Электронная Библиотека

— Фантастическая проницательность. А ты не допускаешь, что тут была всего одна корова, которая бегала взад-вперед нарочно, чтобы заморочить нам голову?

Суматоха решил не показывать вида; что слышал остроту Ниссе, и торжествующе подвел итог:

— Если на острове есть стадо, должны быть и люди.

Они еще стояли на четвереньках, изучая следы, когда послышался глухой нарастающий гул. Чико приложил ухо к земле и испуганно сообщил:

— Нечистый дух кипятит воду в недрах земли!

Суматоха и Ниссе даже не стали отвечать на такую чепуху. Тем не менее по примеру Чико оба приложили ухо к земле, чтобы лучше слышать. Может быть, это вулкан рокочет?

От Фишера они слышали, что на Галапагосских островах полным-полно вулканов и далеко не все потухли. Громкий крик заставил их вздрогнуть. Это подоспел Фишер. Ребята удивленно уставились на него, а он сердито скомандовал:

— Живо вставайте с земли — и на деревья, пока вас не затоптали! По теснине вниз идет стадо, неужели не понимаете!

И он быстро взобрался на высокий камень, где уже стоял Бомбасто. Ребята вскочили на ноги и только успели влезть на ближайшие акации, как показалось стадо. Полсотни тощих коров и быков заполнили всю теснину.

От мысли, что им грозило, замешкайся они хоть на несколько секунд, друзьям стало не по себе.

— Хорошо, тут акации, а не, гигантские кактусы с огромными шипами! — крикнул Суматоха, пытаясь шуткой поднять настроение Чико и Ниссе.

Со страху они решили на всякий случай не слезать на землю, пока не покажутся пастухи. Услышав, почему ребята сидят на деревьях, как грачи, Фишер захохотал.

— Если есть стадо, это вовсе не значит, что здесь живут люди, — объяснил он. — Бьюсь об заклад, это одичавший скот. А вы не заметили, что коровы совсем дикие? Когда-то тут были поселенцы, они умерли или были убиты, а коровы, лошади, свиньи, козы, собаки и кошки остались, одичали и стали опасными. А звери, которых называют дикими и которые никогда не видели человека, обычно совсем безобидны.

Восхождение на гору продолжалось. Оно затянулось на несколько часов, и сперва Бомбасто, а за ним Суматоха и Ниссе здорово проголодались и захотели пить.

— Эх, сглупили мы, надо было застрелить одну корову, — посетовал Бомбасто.

Суматоха и Ниссе думали точно так же.

— Мясо дикой коровы слишком жесткое, — сказал Фишер. — Ничего, потерпите немного, я найду дичь получше.

— Какую? — полюбопытствовал Суматоха.

— Галапаго — животное, именем которого назван архипелаг.

— Галапаго? Как оно выглядит?

Но Фишер больше ничего не сказал.

«Похоже на название птиц», — подумал Суматоха. И он пристально осматривал все кактусы и акации, пока отряд медленно поднимался к последнему предвершинному плато.

Но так как Суматоха шел, задрав кверху голову, он чуть не споткнулся о двух драконов, которые дремали на солнце прямо у них на пути. Что-то похожее он видел в Музее естественной истории в Стокгольме… Кажется, в какую-то древнюю эпоху с замысловатым названием драконы населяли всю землю. Только эти поменьше, всего метра два в длину. Не иначе, это и есть галапаго! Неужели таких уродов едят?

Словно прочитав мысли Суматохи, Фишер презрительно сказал:

— Это ящерицы, называются игуанами. Их можно есть Если хорошенько поперчить и посалить. Но, я предпочитаю галапаго.

Доисторические чудовища разинули свои безобразные пасти и зашипели. Этим ограничилась их реакция на вторжение гостей из современного мира. И ребята уныло побрели дальше за плечистым Фишером. Еще через полчаса голод довел Суматоху до того, что он охотно съел бы не только игуану, но даже музейное чучело. Бомбасто и Ниссе тоже были на грани бунта. Один Чико оставался веселым и довольным.

Наконец они добрались до верхнего плато. Фишер влез на большой камень и, заслонив глаза ладонью от солнца, стал внимательно смотреть во все стороны. Ровно через минуту он торжествующе поднял одну руку вверх, а второй рукой указал вперед. Метрах в пятидесяти от них медленно колыхалась высокая трава.

— Это что же, мы змею искали? — разочарованно выпалил Суматоха.

— Она хуже ящерицы, — подхватил Ниссе.

— Я съем все что угодно, — заверил Бомбасто.

Чико, как обычно, промолчал.

Хитро улыбаясь, Фишер попросил у Суматохи пистолет, вошел в траву, спокойно нагнулся и дважды выстрелил. Потом выпрямился и крикнул:

— Идите сюда с ножами!

Они вяло подчинились, однако сразу повеселели, увидев, что галапаго вовсе не змея, а гигантская черепаха. Пули поразили ее в голову.

— Ну-ка помогите перевернуть ее, и вы скоро досыта наедитесь чудесного жаркого, — сказал Фишер.

Но сколько они ни старались, им только с помощью длинных жердей удались перевернуть черепаху на спину. Суматоха прикинул, что она весит не меньше, чем упитанная корова.

— Жаль, мои весы утонули, — сказал Фишер. — Но я и так довольно точно определяю вес. Положитесь на мое слово, в ней не меньше двухсот килограммов. Пожалуй, это одна из самых больших «черепах, какие я когда-либо встречал на здешних островах.

На глазах у восхищенных ребят Фишер, ловко орудуя ножом, отделил нижний щиток, словно крышку от консервной банки. Тем временем труженик Чико набрал хворосту для костра. А Бомбасто удобно сел на землю возле камня и принялся наставлять Чико, как жарить черепаший бифштекс.

— Эх, если бы еще воды, я был бы совсем счастлив! — заметил Суматоха.

— Не волнуйся, за водой идти недалеко, — отозвался Фишер.

Суматоха вопросительно посмотрел кругом: никаких источников, только сухой вулканический песок, камни да трава… Но ведь Фишер доказал, что не бросает слов на ветер. Какой еще фокус он задумал? Ждать пришлось недолго. Американец извлек из внутренностей черепахи длинный пузырь, прорезал вверху дырочку и подал его Суматохе.

— Что с ним делать? — опешил тот.

— Пить. Ведь ты воды просил? У этого вида наземных черепах есть два пузыря с водой, своего рода запас, которого им, когда надо, хватает на несколько месяцев. Холодной ее не назовешь, но пить вполне можно.

Суматоха осторожно сделал глоток. Какой-то непривычный привкус… Но он быстро об этом забыл — так хорошо было утолить наконец нестерпимую жажду.

В благодарность Суматоха решил поджарить над костром мяса для Фишера, который продолжал разделывать черепаху.

Взял два больших куска и, по примеру Чико, нанизал их на прут.

— Раньше здесь на всех островах черепах было видимо-невидимо, — сказал Фишер, когда они расселись вокруг костра. — Потому и назвали архипелаг Черепашьим. Заходили сюда преимущественно пираты, китобои и контрабандисты. В этой части Тихого океана они только здесь могли без труда запасти вдоволь свежего мяса. В дальнем плавании лучшего провианта не придумать. Черепахи могли по нескольку месяцев жить на борту, и поить их было не надо.

— Кроме того, пираты сушили черепашье мясо, — вставил Бомбасто. — Сушеное мясо называлось по-испански «букан», поэтому и пиратов часто называли «букканирами».

— Хотя пираты, китобои и контрабандисты из века в век ежегодно убивали тысячи черепах, это было все равно что ведром вычерпывать море, — продолжал Фишер. — А вот когда поселенцы необдуманно пустили бродить по островам лошадей, коров, свиней, коз и других домашних животных, тут черепахи сразу пошли на убыль. Одичавший скот поедал или давил их яйца, не давал черепахам размножаться. И теперь редко увидишь молодую черепаху. Большинство старики лет по полтораста, по двести, они еще пиратов видели.

— Эх, вот бы жить в то время! — сказал Суматоха, впиваясь зубами в поджаристый черепаший бифштекс.

— А мне и в наше время хорошо, — возразил Ниссе, глотая здоровенный кусок. — По-моему, в этой части света и теперь немало увлекательного, даже пиратов можно найти. Да возьми хоть все, что было с нами за эту неделю!

— Верно, здорово было, но теперь-то уж всё, конец нашим приключениям… — Суматоха глубоко вздохнул.

В ту же секунду за его спиной один за другим грянули два выстрела. Суматоха тотчас бросился на землю, а Ниссе от неожиданности окаменел, только глазами хлопал. Осторожно повернув голову, Суматоха увидел, что Бомбасто лежит за деревом с винтовкой и целится. На взволнованные вопросы ребят, что случилось, он слегка презрительно ответил:

10
{"b":"191496","o":1}