ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кстати, о море. Мне надо тебе кое-что сказать, мама. Мы с Ниссе неделю назад отправились в небольшую экскурсию. Может быть, его родители волнуются и написали вам. Но вы не обращайте внимания. Экскурсия уже кончилась, скоро мы вернемся в Гваякиль. Где мы находимся? Сейчас…

На самом трудном месте Фишер неожиданно прервал его признание, выхватил у него из рук микрофон и стал лихорадочно крутить ручки.

— Так очень редко бывает, чтобы аппарат, который я только что наладил, вдруг опять забастовал, — сердито сказал он. — Но вы, конечно, понимаете: одно дело чинить радиостанцию в Чикаго, совсем другое — здесь, в таких сложных условиях. По огорченному лицу Фишера, когда он принялся вновь разбирать радиостанцию, было видно, что задета его профессиональная честь. В конце концов он положил инструмент и пожал плечами,

— Конденсаторы отказали, а это не так-то просто исправить. Ничего, не беда, ветры и течения быстро пригонят нас к Галапагосскому архипелагу и тому же я уверен, что мой друг на Сан-Кристобале уже вышел на катере искать меня.

Третья глава

ПЯТЬ ОТВАЖНЫХ БУККАНИРОВ

Капитан Суматоха - _5.jpg

Шли часы, а на горизонте не появлялось ничего похожего на остров.

— А нас несет туда, куда надо? — усомнился Суматоха, поглядывая прищуренными глазами на солнце, которое было их единственным компасом.

— Я был милях в тридцати западнее ближайшего острова в Галапагосском архипелаге, когда вы потопили мою лодку, а ветер по-прежнему дует в сторону Сан-Кристобаля, — ответил Фишер. — И вода нам помогает, ведь мы сейчас в той ветви течения Гумбольдта, которая на широте Галапагосских островов сворачивает на запад. Но если хотите прибавить ходу, давайте поставим парус.

Растянуть на мачте красное одеяло Чико было проще простого. Всем показалось, что плот пошел быстрее. И даже если это им только почудилось, польза была несомненная, потому что у них сразу поднялся дух. От нетерпения Суматоха и Ниссе плохо спали в эту ночь. Задолго до рассвета они бесшумно выбрались на палубу и уставились на горизонт на западе. Однако Бомбасто и Чико опередили их, причем друзья очень удивились, увидев, что рослый Бомбасто говорит с маленьким Чико, стоя на ящике, хотя должно было бы быть наоборот. Впрочем, говорил только генерал, а юный индеец Чико почтительно слушал.

— Подойдите сюда, ребята, — прервал Бомбасто свое выступление. — Мне нужно побольше слушателей, чтобы в полной мере проявить свое красноречие. Понимаете, я разучиваю речь, которую произнесу, когда мы ступим на берег.

Ребята подчинились, и Бомбасто так разошелся, сопровождая свои пламенные призывы энергичными жестами, что несколько раз чуть не упал с ящика. Суматоха только и разбирал что «переворот» да «свобода». Шум на палубе разбудил Фишера, и он, зевая, вышел из каюты. Но вместо того, чтобы присоединиться к сторонникам Бомбасто, американец уселся на крыше и стал ждать восхода солнца.

Неудивительно, что он первым увидел землю. Генерал как раз кончил свою речь, и ребята, радуясь своему спасению, вполне искренне прокричали «ура».

Всего несколько миль отделяло их от острова, и плот приближался к суше так быстро, словно на корме стоял мотор. Правда, Фишер, покачав головой, неожиданно объявил, что это не Сан-Кристобаль. Однако никто не расстроился. Ведь главное то, что они спасены!

Суматоха рассчитывал, как на других островах Южных морей, увидеть светлый песчаный пляж и кокосовые пальмы. Велико же было его разочарование, когда он разглядел отороченные внизу огромными глыбами отвесные скалы. А черные фигуры среди камней, которые он принял за встречающих островитян, оказались тюленями и пингвинами. Обитатели полярных вод у экватора! Невероятно.

— Не только остров не тот, а весь архипелаг! — воскликнул он. — Это не Галапагос, вас отнесло к Южному полюсу.

— Ну-ну, хватил, — успокоил его Фишер. — Это совершенно точно один из Галапагосских островов, не могу только сказать какой. Пингвины и тюлени поступили, как мы. Они пришли сюда с юга с течением Гумбольдта. Вся разница в том, что они проделали гораздо более долгий путь, от самого Южного полюса. Как они прижились у экватора? Очень просто: в течении Гумбольдта очень холодная вода. Ее температура не выше пятнадцати градусов, а вообще температура воды в тропиках не ниже двадцати пяти.

Они довольно легко вошли в окаймленный скалами просторный залив, но в нескольких метрах от берега плот остановила откатная волна. Фишер попросил ребят прыгнуть в воду и закрепить чалку, чтобы можно было вытащить на берег нос плота. Вода в самом деле была холодная, и мальчики живо добежали до скал. Но вокруг камня, за который ребята хотели швартоваться, грелось на солнце несколько десятков тюленей. Они даже и не подумали сдвинуться с места.

— Кш!.. — храбро крикнул Суматоха и замахал руками.

Ближайший тюлень широко зевнул и отвернулся в другую сторону. В душе Суматоха был вовсе не таким храбрым, каким прикидывался. К тому же тюлени вызвали у него неприятное воспоминание, как Эдгар весной отомстил Суматохе за то, что тот дразнил его «Пончиком». Отомстил очень просто: сел на него верхом и сидел, пока все остальные ребята не насмеялись вдоволь. Да, хотя тюлени толстые и неуклюжие, лучше быть начеку…

Суматоха тихонько подтолкнул ближайшего зверя и отскочил, ожидая, что будет дальше. Но тюлень лишь тявкнул, словно недовольный пес, и укоризненно посмотрел на него. От досады, не зная, что еще придумать, Суматоха затявкал в ответ. И нечаянно угадал — тюлени сразу всполошились. Ниссе и Чико тоже принялись тявкать, и тюлени один за другим побрели прочь со всей скоростью, какую допускали их короткие ласты. А пингвинов тявканье ничуть не испугало, они преспокойно стояли на месте, с любопытством наблюдая за ребятами. Даже когда Суматоха взял одного пингвина за крыло и извинился, что забыл надеть манишку, тот не двинулся с места.

— Судя по тому, какие тут бесстрашные тюлени и пингвины, остров необитаемый, — сказал Суматоха Фишеру, когда тот сошел на берег.

— Ничего удивительного. Большинство островов архипелага не заселено. Правда, Сан-Кристобаль совсем цивилизованный, есть и морозильник, и военный гарнизон, даже каторга, куда отправляют самых отъявленных преступников с материка. Но, кроме Сан-Кристобаля, только на двух-трех островах живут поселенцы. Это либо европейцы, либо американцы, которым опостылела цивилизация. Или беглые каторжники. Обычно все попытки освоить остров кончаются тем, что поселенцы ссорятся и убивают друг друга.

Посмотрев кругом, Фишер добавил:

— По-моему, мы на Эспаньоле, одном из южных островов архипелага. Давайте поднимемся вон на ту горку, оттуда будет лучше видно. Если это в самом деле Эспаньола, увидим и Сан-Кристобаль, и другие острова. Да, на всякий случай захватите оружие.

Ребята тотчас полезли вверх по крутым скалам. Бомбасто немного поворчал, недовольный тем, что откладывается переворот, которого все так нетерпеливо ждут, но потом потащился следом, держа наготове пистолет. Вскоре они очутились на горном плато, усеянном черными глыбами лавы, которые отзывались на удар металлическим звоном. На темном пепле между глыбами росли только низенькие кактусы да репейник. Зато поодаль виднелись деревья, а горы были покрыты густой растительностью. Однако, подойдя ближе, ребята увидели не деревья, а усеянные длинными, в сантиметр, шипами многометровые кактусы. Впрочем, кустарники и узловатые акации за кактусовым лесом свидетельствовали, что здесь есть и более плодородная почва. Обуреваемые жаждой открытий, ребята поспешили вперед и очутились в узкой теснине.

— Смотри, следы копыт! — вдруг воскликнул Суматоха и опустился на четвереньки.

— Вперед, Шерлок Холмс! — поддразнил его Ниссе.

— Можно подумать, недавно целое стадо прошло.

9
{"b":"191496","o":1}