ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ОГКЖ означало: «Очень грустно, крайне жаль». Миранда невольно рассмеялась.

— Если бы я пыталась сменить тему, то просто заметила бы, что гадость, которой ты намазалась, стекает прямо на ковер, а дизайнер твоей мамы вез его через три континента лишь потому, что, предположительно, эта вещь принадлежала Люси Лоулесс. Так что я спрашиваю тебя на полном серьезе: с чего это ты заинтересовалась уличными ограблениями в Санта-Барбаре?

Кензи переступила с ковра на паркет.

— Не просто ограблениями, а неудавшимися ограблениями. Это материал для моей курсовой по журналистике. Поговаривают, что в городе появилась некая мистическая сила. Чуть ли не святая Барбара собственной персоной.

— Просто совпадение. Разве грабитель не может облажаться? Такое случается сплошь и рядом, разве нет?

— Люди не любят «простые совпадения». Мне вот, например, совсем не нравится, что ты пытаешься сменить тему, вместо того чтобы ответить на мой вопрос и честно рассказать, что произошло между тобой и Уиллом. Только что все было в шоколаде, вы — в кои-то веки — вместе, и вдруг ты, ни с того ни с сего, возвращаешься сюда. Кстати, испортив мне безумно романтический вечер.

— Я тебе уже все сказала, — проворчала Миранда. — Ничего. Ничего не случилось.

Теперь, понурившись рядом со своим лимузином, наблюдая, как гаснут последние отблески заката, Миранда подумала, что «ничего» — слишком мягко сказано. Все было гораздо хуже, чем просто «ничего». Она никогда не забудет того выражения на лице Уилла — что-то среднее между «ой-у-тебя-что-то-зеленое-в-зубах-застряло» и «привет-Безумный-Профессор». Того выражения ужаса и… ну да, ужаса, которое она увидела, когда наконец-то собрала все свое мужество и…

Вот тогда-то ее и поразила эта мысль. Все статьи в подборке у Кензи были опубликованы в четверг. И повествовали они о «подвигах», которые она, Миранда, совершала по средам.

«Значит, по средам и субботам ты вечером свободна», вспомнила она голос Калеба.

М-да, это серьезно. Крайне серьезно. Придется лечь на дно и какое-то время не высовываться.

Золотистый «лексус» рывком отъехал от обочины, и Миранда, сквозь шум работающего в нем кондиционера, услышала, как в машине скандалит супружеская пара. Женщина, сидевшая за рулем, подъезжая к перекрестку, как раз повернула голову к мужу, чтобы проорать: «Не смей врать мне в глаза! Я знаю, что ты был с ней!» — и одновременно нажала на газ. В ту же секунду на переход ступила семья с золотоволосой девчушкой…

Что произошло потом, никто толком не видел. Только что машина мчалась прямо через перекресток, по которому шло все семейство, потом что-то мелькнуло, и вот супруги с девочкой на тротуаре: растерянные, но в полной безопасности.

Миранда смотрела, как стремительно удаляется золотистый «лексус», и каждой клеточкой чувствовала прилив адреналина, который всегда накрывал ее с головой, когда она действовала как сейчас, то есть непроизвольно. Когда она спасала людям жизнь. Это чувство вызывало привыкание, как наркотик.

И было опасным, как наркотик, напомнила себе Миранда.

«По-моему, тебе стоит приобрести толковый словарь. Ты не совсем понимаешь смысл выражения «залечь на дно».

Заткнись. Всего лишь небольшое сальто с последующим броском. Не бог весть какой маневр.

«Не следовало этого делать. Слишком опасно. Ты что, считаешь себя невидимкой?»

Но меня никто не видел. Обошлось.

«На этот раз».

В такие мгновения Миранде действительно становилось интересно: у всех ли в голове брюзжит этот голос, у которого одна цель: доказать, что ты полный отстой? Или это ее личная привилегия?

«И вообще, что ты пытаешься доказать? Кого собираешься спасти? Вспомни, что ты не смогла спасти даже…»

— Заткнись!

— Что? — переспросил девчачий голос, и Миранда вздрогнула, поняв, что последнюю фразу произнесла вслух.

Девочка была ростом с Миранду, но младше. Лет четырнадцать, наверное. Выглядела она так, будто насмотрелась клипов с Мадонной двадцатилетней давности. Если в моду вдруг вернутся сетчатые маечки, надетые прямо поверх лифчика, перчатки без пальцев, высоко взбитые волосы, сильно подведенные глаза, пластмассовые браслеты, коротенькие юбочки в крупную клетку и полусапожки, она будет готова.

— Прости, — сказала Миранда. — Говорила сама с собой.

Да, реплика получилась явно недостойной Солидного Взрослого Водителя.

— А… — Девочка протянула табличку с надписью «Кумская». — Тебе это понадобится. И еще вот. — Она сунула Миранде в руки маленькую квадратную коробочку.

Миранда взяла табличку, но от коробочки отказалась.

— Это не мое.

— Теперь твое. И я тоже. В смысле, я — Сивви Кумская. — Девочка указала на табличку.

Миранда сунула коробочку в карман, чтобы открыть девочке заднюю дверь. Про себя она размышляла: что же у ребенка за родители такие, если позволяют четырнадцатилетней дочери в восемь вечера садиться в машину к незнакомому человеку?

— А на переднее место нельзя?

— Клиенты предпочитают заднее сиденье, — строго ответила Миранда, стараясь придать своему голосу как можно больше профессионализма.

— То есть тебе удобнее, когда клиенты садятся на заднее сиденье. А что, если я хочу на переднее? Разве клиент не имеет права делать то, что хочет?

«Транспорт класса люкс 5-Будь» называлась так, потому что ее основатель, Тони Босун, придумал пять принципов, которым должны следовать все сотрудники фирмы: «Будь вовремя. Будь вежлив. Будь услужлив. Будь тактичен. Будь уверен, что тебе заплатят». Хотя Миранда подозревала, что принципы эти Тони придумал, сидя в каком-нибудь баре в сильно нетрезвом состоянии, она все равно старалась им следовать. Под данную ситуацию явно подходил принцип «Будь услужлив». Она собралась распахнуть переднюю дверцу.

Девчонка помотала головой.

— Не надо. Поеду сзади.

Миранда натянула вымученную улыбку. Ну что за дурацкий день! VIP-клиент оказался капризным чертенком, парень ее мечты пригласил на выпускной другую девушку, а младший сержант полиции, на которого она запала, не только все заметил, но еще и шутил со своей пассией по этому поводу! Единственное, что утешало — ничего худшего случиться уже не могло.

«Ну да, вот теперь точно не случится».

Заткнись.

4

Они не успели толком отъехать от здания аэропорта, а Сивви Кумская уже болтала вовсю.

— Давно работаешь шофером?

— Год.

— А ты здесь выросла?

— Нет.

— А братья есть?

— Нет.

— А сестры?

— Н-нет.

— А машину водить любишь?

— Да.

— А тебе обязательно носить эту скучную черную форму?

— Да.

— А сколько тебе лет?

— Двадцать.

— Хм. Непохоже.

— Ладно. Восемнадцать.

— А ты когда-нибудь занималась сексом?

Миранда хмыкнула.

— Мне кажется, ты задаешь неподобающие вопросы.

В собственном голосе ей послышались интонации доктора Троупа, замдиректора школы. Именно таким тоном он сообщал, что не собирается выслушивать очередные оправдания по поводу столь позднего возвращения в кампус, что правила введены по определенным причинам, и причины эти достаточно веские, и нельзя к ним так наплевательски относиться; и, раз уж об этом зашла речь, думает ли она решать, где учиться на следующий год, или собирается бездарно упустить отведенные ей места в лучших колледжах страны и тем самым подорвать репутацию школы и свою собственную, и что вообще с ней такое происходит в последнее время, и куда подевалась Миранда Кисс, бывшая гордость школы, собиравшаяся стать врачом и спасти мир, и откуда взялась эта девица, которую не сегодня-завтра исключат, «вы этого добиваетесь, мисс?» Начиная с ноября прошлого года ей приходилось выслушивать подобные нравоучения не реже раза в неделю, так что интонации она запомнила очень хорошо.

— Понятно, значит, ты девственница, — заявила Сивви таким тоном, будто наконец-то докопалась до факта, о котором давно подозревала.

4
{"b":"191497","o":1}