ЛитМир - Электронная Библиотека

Элинор Арнасон

Кольцо мечей

У всего есть следствия: у бездействия, как и у

действия. Но обычно не делать ничего лучше, чем

делать что-то, и меньше — лучше, чем больше.

Хвархатский афоризм

Если ты должен действовать, действуй решительно.

Из хвархатских мужских правил

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В первом десятилетий двадцать первого века группа гениальных мыслителей произвела коренной переворот в физике. К 2015 году стало несомненным, что идея сверхсветового двигателя вполне осуществима, и к 2030 году такой двигатель был создан. Человечество, верившее, что оно навеки приковано к Земле и обречено прозябать в ядах, им же созданных, внезапно вырвалось на просторы Галактики.

Вернее, небольшая его часть. Большинство людей — а к 2070 году число их превысило девять миллиардов — осталось на родной планете, стараясь справиться с жуткими последствиями разрушения окружающей среды: «парниковым эффектом», истощением озонового слоя, кислотными дождями, со словно бы нескончаемыми эпидемиями, захлестывавшими планету, и всеми прочими порождениями загрязнения среды обитания.

Космические экспедиции отыскали множество планет, не редко пригодных для жизни, хотя ни одна не была населена разумными существами. Проблема заключалась в том, что органический мир там не отвечал потребностям землян. Животные и растения оказывались токсичными или же просто не годились в пищу. Почти повсеместно среда обитания не подходила для земной фауны и флоры. Исследовательских экспедиций было много, как и научных станций, но колонизированных планет — лишь единицы.

И все-таки космолеты продолжали преодолевать невообразимые расстояния, нередко соперничая друг с другом. (Деление на страны продолжало существовать до конца столетия.) Они искали планеты, пригодные для людей, и еще они искали иные разумные существа.

ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА

КАСАТЕЛЬНО: предстоящих переговоров

ОТ: Сандерс Никласа, держателя

(см. Приложения) информации при

штабе первозащитника Эттин Гвархи

КОМУ: первозащитнику Эттин Гвархе

ТОЛЬКО ДЛЯ ЕГО ГЛАЗ

Проблема, на мой взгляд, заключается в информационном разрыве. Люди знают о врагах гораздо больше, чем враги знают о них. Причина лежит, в основном, в различии двух культур, хотя свою роль сыграла и слепая удача.

Долгое время это было преимуществом, как все еще считают многие головные.

Я не согласен.

Враги продолжают собирать информацию. В какой-то момент они будут знать достаточно для того, чтобы напасть на Сплетение. (Этот момент близок: все модели-прогнозы за прошлый год выглядят скверно.) Решат ли они атаковать, остается неясным, как и ущерб от их нападения.

Но одно мне ясно: враги знают слишком мало для того, чтобы действовать разумно.

Невежественный враг еще не самый худший. (В сравнении с глупым врагом или хитрым и безумным.) Но и невежество меня пугает.

Противник не способен судить о последствиях. Он просто не знает, какое поведение неприемлемо или губительно. Он может уничтожить нас и себя по чистой случайности.

Мне кажется, Сплетение должно безотлагательно найти способы поделиться информацией. Безусловно, не военной. Это мы обсуждали много раз. Обратись к своей памяти, к предыдущим запискам. Я отдаю себе отчет, что другие головные в подавляющем большинстве с этим не согласны. Они убеждены, что никаких перемен не требуется и Люди могут следовать давним обычаям. По их мнению, эту войну — с новым неизученным врагом — можно вести на манер всех прежних войн, и они не усматривают никакой опасности в том, что вести ее придется с противником, который понятия не имеет, чем чревато его поведение.

Я отдаю себе отчет и в том, что предусмотрительность и честь требуют, чтобы ты ничего не предпринимал без согласия других головных.

Так возникает капкан, способный захлопнуть нас всех: меня, тебя. Головных-в-Связке, Сплетение и Людей. Выхода я не вижу. Наверное, тебе надо обдумать ситуацию. С учетом компьютерных моделей. Они ничего хорошего не обещают.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЛЖЕЦ НИКЛАС

1

Орбита планеты, где работала Анна, соответствовала орбите Земли — 148 миллионов планет от обычной звезды класса G2, невидимой с Земли. Ближе обращалась двойная планета, одна из тех аномалий, от которых теоретики звереют. Оба члена этой пары обладали атмосферой, плотной, ядовитой и ослепительно-белой при взгляде издали. На планете Анны они были утренне-вечерней звездой, которая становилась то бледнее, то ярче из-за их обращения вокруг друг друга. В точке максимального удаления они превращались в две звезды, сверкающие бок о бок в перламутровом небе сумерек и рассвета.

Дальше (за ее планетой) располагались четыре газовых гиганта, все видимые в ночной небе, хотя и уступавшие в блеске Близняшкам. Никто не потрудился дать названия гигантам, обычным во всех отношениях.

Вот, собственно, и все, не считая обычного космического мусора — комет и астероидов, лун и колец, а также темного компонента, который обращался вокруг G2 на довольно дальнем расстоянии. Вот это было редкой особенностью, превратившей систему в перевалочный пункт.

Планета, на которой работала Анна, отвечала потребностям землян. Атмосфера до удивления походила на прежнюю до-индустриальную атмосферу Земли. Океан был Н2О и омывал два континента. Один лежал в южном полушарии и очертаниями несколько напоминал солнечные часы, а другой, значительно больший по размерам, изогнутый как бумеранг, протянулся от экватора до северного полюса.

Ее станция была расположена в сужении песочных часов на восточном берегу перешейка. До самого последнего времени других человеческих опорных пунктов на этой планете с почти наверное разумной жизнью не было.

А теперь на южном побережье бумеранга возникла база, построенная инопланетянами, которые называли себя хвархатами. Земляне называли их «враги», и ее станция — ее милая тихая станция для биологических наблюдений — была теперь битком набита дерьмовыми дипломатами.

2

С океана наползали темные тучи. В бухте на волнах появились белые барашки. Выйдя из центрального корпуса, Анна застегнула куртку и спустилась на пляж. Местный травяной покров, больше смахивающий на желтый мох, выбросил в последние дни стебли со спорами — высокие, перистые, они клонились под ветром.

Начало осени. Океанские течения изменятся, принесут тех, кого она изучает, из холодных вод вокруг полюса. Они будут собираться в бухтах вроде этой, сигналя друг другу прихотливой игрой огней, затем обменяются генетическим материалом (осторожно-осторожно вытягивая брачные щупальца из гущи стрекательных), а затем на свет появится молодь. А потом некоторые — если будут в настроении — задержатся в бухте, чтобы поговорить с землянами.

Она взобралась на причал, составной, вдающийся далеко в бухту.

Ее любимое время дня. Шагая по узким сегментам, она словно совершала мини-путешествие. И как всегда, путешествуя, она (ненадолго) вырывалась за пределы своей жизни. Она была не той, что вышла из главного корпуса, и не той, что поднимется на исследовательский катер, и могла с равной отвлеченностью взвешивать прошлое и будущее.

И особенно, воспринимать настоящее. Настил у нее под ногами поднимался и опускался в такт ее шагам и движению вод. Ее обдувал холодный и свежий ветер.

На Земле в такой день вокруг метались бы чайки и кричали. Но на этой планете птиц не было, а перемена погоды заставила насекомых попрятаться. Она прислушалась, но услышала только волны и ветер, и металлический скрежет трущихся друг о друга сегментов причала.

Катер стоял у дальнего его конца. А еще дальше, в середине бухты, покачивался на якорях плот для общения — десятиметровой длины, белый и, естественно, окрещенный «Моби Дик».

1
{"b":"1915","o":1}