ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что должна делать я? — спросила Анна.

— То, что уже делаете. Разговаривайте с инопланетянками. Разговаривайте с Никласом Сандерсом. Докладывайте об этом. Я уверен, что мало-помалу нам станет ясно, почему инопланетяне просили прислать именно вас, а также какую роль в переговорах играют эти, судя по вашим словам, необыкновенные женщины.

— Меня, — сказал Стен, — озаботило утверждение этого человека, что станция, где мы находимся, была построена специально для переговоров с нами. Возможно ли подобное, капитан Мак-Интош? Мы бы сумели?

— Не знаю. Но и знай я, такая информация засекречена. — Он помолчал. — Если это правда, то достижение внушительно. Думаю, это я сказать могу, еще… Мне трудно поверить, что станция почти пуста. Будь у меня столько помещений, я бы сумел ими распорядиться.

Стен тревожно нахмурился. Чарли сказал:

— Постараемся избегать неосновательных предположений. Что делают хвархаты со своими станциями в своем секторе космоса, нас не касается.

Анна ушла после желе и черного кофе по-азиатски, сваренного с сахаром и сгущенным молоком.

Эйх Матсехар ждал в коридоре, такой же невозмутимый и терпеливый, как остальные хвархаты. И только когда он пошевелился, она вновь заметила не хварскую неуклюжесть. Они пошли назад по коридорам.

Примерно на полдороге она спросила:

— Что вы подразумевали, сказав, что я последняя жертва Ники?

— Раз он не хочет, чтобы я разговаривал в коридорах, я не стану, — ответил инопланетянин. — Хотя и думаю, что он ошибается, потому что не понимает правил шпионажа. Для всего есть правила, хотя вы, человеки, словно бы этого не понимаете. Как в результате вам должно быть трудно жить!

Он оставил ее перед высокой двойной дверью. Анна вошла и по широкому, увешанному гобеленами коридору направилась к своим комнатам.

В большой Никлас разговаривал с каким-то инопланетянином. Оглянувшись на нее, он сказал:

— Анна, это начальник службы безопасности генерала. Ему хотелось бы проверить, нет ли на вас подслушивающих устройств. С вашего разрешения, разумеется.

Она кивнула, Никлас что-то сказал, и инопланетянин поднял руку, в которой держал что-то вроде серебристого пистолета с дулом раструбом, как у старинных мушкетонов. На стволе тускло подмигивали лампочки. Он начал водить пистолетом вокруг нее, ни разу не коснувшись ее и ни разу не подняв головы настолько, чтобы встретиться с нею взглядом. Прибор пару раз мелодично зазвенел, лампочки замигали ярче и чаще.

Очень красиво, подумала Анна. Но что, собственно, происходит?

— Вы не могли бы дать ему свой пояс? И туфли? В них жучки.

Она послушно сняла и отдала их.

Ник и инопланетянин перебросились несколькими фразами. Инопланетянин был примерно одного роста с генералом и еще более коренаст. Его грудь напоминала бочонок. Руки и ноги были короткими, толстыми и могучими. Волосы на голове образовывали гребень, который тянулся по спине, более темный и длинный, чем остальной мех, и бросавшийся в глаза.

Наконец, он обернулся к ней и заговорил, опустив взгляд.

— Он благодарит вас за снисходительность и содействие. Ваши комнаты теперь полностью изолированы.

— Отлично.

Инопланетянин ушел, захватив ее пояс и туфли.

Едва дверь за ним закрылась, Никлас сказал:

— Помните моего охранника в те наши встречи? Совсем мальчика?

— Которого убили?

Он кивнул.

— Его звали Гва Хаттин. А тот, кто сейчас ушел, его старший брат. Гва Ху. Всякий раз, когда я слышу его имя, мне вспоминается военный клич старых американцев.

Анна посмотрела на него с недоумением. Он ухмыльнулся.

— Вахууу! Гва связаны с Эттинами более трех веков и регулярно обменивались с ними генетическим материалом. Малый род генерала, его мужской род — Гва. И обычно у него в штабе есть двое-трое Гва.

— То есть военная разведка убила родственника Эттин Гвархи?

— Да. Наступающий Гва Ху забрал вашу сумку, выбрасыватель зубной пасты и компьютер. Сумку и выбрасыватель вам вернут скоро, а компьютер, вероятно, задержат подольше. Лучшее место, чтобы спрятать дерево, — дремучий лес.

— В моей зубной пасте был жучок?

Никлас усмехнулся.

— Как видите. Если вам нужен компьютер сейчас же, могу одолжить вам земную модель. А если вы любите играть, то у меня имеется интересный вариант поисков. Единственный тип игры, который я терплю.

— Спасибо. — Она кивнула.

— Так вот… — Он помолчал и обвел взглядом комнату. — Генерал решил, что я буду вашим связным. Собственно, выбора и нет. Его штаб, естественно, состоит из одних мужчин, а я — единственный, кто может хоть как-то претендовать на хотя бы отдаленное родство с вами. Он объяснил другим головным, что мы происходим из соседних областей, которые часто обмениваются генетическим материалом. Канзас и Иллинойс. Как Гва и Эттин. Это дает мне право, приходить сюда. Если хотите, я перенастрою дверь так, что открыть ее сможете только вы, однако и в дальнейшем не избежать случаев, когда, как сегодня, было бы удобнее, чтобы я мог войти сюда сам.

Анна пожала плечами.

— Оставьте настройку двери без изменений.

— Ваша делегация, — сказал он, кивнув, — ждет вас к обеду. Женщины Эттина хотели бы побеседовать с вами завтра. Я принесу вам компьютер и игру. В школе мне следовало бы, кроме занятий языками, пройти курс управления отелями.

Никлас ушел. Она приняла душ и принесла из кухни бокал вина.

Вот так, подумала она, садясь и забрасывая ноги на столик из перламутрового дерева. Какие вопросы надо задать Никласу, раз ее комнаты очищены от подслушивающих устройств? Она набросала список, начав с фразы Эйх Матсехара.

4

В приемной генерала над дверью кабинета горел сигнал «занято». Я прохаживался взад и вперед — пока не вышел Вейхар, и генерал не велел мне войти.

Голограмма все еще показывала зеленовато-серый пляж. Только на него теперь накатывались более высокие волны, небо совсем потемнело, и в нем никто не парил. Начинался шторм.

— Садись, — сказал генерал. — И попробуй не елозить. Что случилось?

— Гва Ху проверил комнаты Анны. И нашел восемь приборов наблюдения.

Генерал поморщился.

— Только пять человечьих, первозащитник. Остальные три изготовлены Людьми.

Он зашипел.

— Новейшая серия. Доступна только высоким рангам.

— А'атсех Лугала Цу, — сказал он.

— Почти наверное.

Он бросил стило, которое держал в пальцах. Оно ударилось о стол, подскочило и скатилось на пол. Я нагнулся, поднял его и вручил генералу.

— Этому дурню вообще не место на фронте. Лугалам следовало бы подыскать кого-то другого, чтобы выталкивать вперед. В таком большом роду должен быть хоть один способный мужчина. Но тетки всегда говорили мне, что женщины Лугалы…. — Он замолчал прежде, чем у него вырвалась грубость и сердито посмотрел на меня. Это воздействие человечества. Мы знаем, что там находятся человеки. Мы знаем, что они живут без правил, и Богиня их не уничтожила. Зная это, мы страшимся и начинаем задавать вопросы. И вот результат.

— Ты будешь опять швырять стило? Если нет, я сяду.

Он кивнул на кресло.

— Ты не согласен.

Я вытянул ноги, скрестил их, а потом потратил несколько секунд, чтобы сделать глубокий вдох и медленный выдох. Если мы оба сердимся одновременно, ничем хорошим это не кончается.

— Это куда больше связано с хварским мужским честолюбием, чем с человечеством и дуростью. Ты никогда не считал Лугалов умными, а теперь мы знаем, что начальник его службы безопасности так же глуп, как он. Начальнику следовало бы сообразить, что его приборы будут обнаружены при тщательной проверке комнат. Правда монитор безопасности их не засек. Гва Ху сказал, что нашел их потому, что его щупы не выключились после того, как он нашел и убрал человечьи жучки. И он продолжил поиски. Я велел… я попросил наступающего Гва поговорить с твоими тетушками. Их комнаты также следует проверить.

Мгновение генерал молчал. Потом он сказал:

29
{"b":"1915","o":1}