ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эриния столь поспешно покидала дом, что не смогла ничего взять с собой. Урии удалось продать лошадей и еще призанять денег у своего друга, серебряных дел мастера. Девушке купили простую одежду и черное покрывало в надежде, что ей удастся затеряться среди бедуинов.

До базара оставались считанные шаги, но тут люди стали тесниться к краю дороги, и Эриния услышала топот копыт — приближались всадники. Воины в бронзовых доспехах поверх светло-голубых туник проехали совсем рядом — люди Рахмана преследовали ее! Охваченная страхом девушка прижалась к глинобитной стене. Когда стражники, отпихивая в сторону мужчин, начали допрашивать женщин, Эриния уже не сомневалась, что они ищут ее. Медленно и осторожно она начала пробираться к дверям первой попавшейся лавки, стараясь все время оставаться в тени. Дрожащими руками девушка натянула грубое льняное покрывало так, чтобы полностью закрыть лицо, надеясь проскользнуть незаметно.

Рука опустилась ей на плечо, и она мгновенно повернулась кругом, но с облегчением вздохнула, увидев, что это Урия.

— Теперь нам нужно вывести тебя из города.

Она печально покачала головой.

— С твоей стороны неразумно отправляться вместе со мной. Прости, что втянула тебя в эту историю. Наверное, тебе лучше вернуться домой, а если спросят, сказать, что не знаешь, куда я исчезла.

— Я не покину тебя, Эриния! — серьезно сказал старик. — Но мы не должны показывать, что путешествуем вместе. Я договорился, что ты поедешь с гаремом одного моего старого друга. Под защитой знамени шейха Мир-ад-Дина ты будешь в безопасности. — Урия взял девушку за руку. — Скорее опусти голову, чтобы никто не смог увидеть твое лицо!

Она кивком указала на стражников.

— Мне кажется, нам не удастся пройти мимо них незаметно.

Урия подтолкнул ее вперед, нырнув за конюшню и направляясь прочь от торговых рядов.

— Наш караван уже обыскали и не думаю, что будут обыскивать снова.

Они услышали, как приближается еще группа всадников, и Урия втолкнул Эринию в дверь лавки кожевника, как раз вовремя, так как они едва не попали под копыта лошади Рахмана. Старик вывел Эринию через заднюю дверь и повел к каравану, с которым они собирались отправиться в путь. Вскоре Эринию усадили на верблюда вместе с двумя другими женщинами. Они были надежно укрыты в паланкине из тонкого льняного полотна, но почти прозрачная занавеска позволяла им видеть все вокруг, оставаясь скрытыми от любопытных глаз. Эриния почти сразу поняла, что не понимает языка, на котором разговаривают ее соседки. Они захихикали и предложили ей сушеные фрукты, которые она взяла, но не потому что была голодна, а просто не желая их обидеть.

Эриния съежилась и откинулась назад, когда увидела, что Рахман снова проехал рядом. Она ощутила неприятную тошноту — похоже, он ни перед чем не остановится, чтобы найти ее.

Рахман задержал отправку трех караванов до тех пор, пока его люди их не обыщут в поисках госпожи Эринии. Ему сказали, что два каравана уже ушли. Уверенный в том, что девушка, скорее всего, находится в одном из них, он отправил людей на ее поиски. Один из стражников доложил ему, что торговка одеждой с рынка рассказала о знатной красавице, которая купила себе скромное платье ткачихи и, переодевшись, оставила ей свой роскошный наряд.

Рахман схватил белое шелковое платье, которое хозяйка лавки передала его стражнику. Он нисколько не сомневался, что наряд принадлежал Эринии. Прижав тонкий шелк к щеке, он ощутил слабый запах жасмина, все еще сохранявшийся в ткани.

Злясь на себя, Рахман сунул платье в кожаную седельную сумку. Эта решительная девчонка очень ошибается, если подумала, что сможет скрыться от него, сбежав в пустыню. Он и там будет ее искать. Там он ее найдет!

Однако позднее утро следующего дня Рахману не принесло никаких новостей о девушке.

Сидя на коне, он мрачно молчал, устремив взгляд в пространство перед собой. В груди его бушевали противоречивые чувства, которым он не находил оправдания. Он должен непременно найти ее — должен приобрести над ней власть! Она стала для него наваждением. Ни одна женщина не задерживалась в его памяти дольше, чем на несколько дней. Но образ этой девушки постоянно преследовал его с того самого мига, как только он ее увидел — стоящей на палубе «Белого коршуна» рядом с редкостным сервалом, очень крупным и высоким для своего рода.

Нужно было дать коню отдохнуть, и Рахман неохотно спешился, подав знак воинам последовать его примеру. Если благородной Эринии нет впереди — значит, она осталась позади. Так или иначе, он найдет ее.

Он обязан это сделать.

Солнце скрылось за дальними дюнами, по земле ползли ночные тени. Поднялся легкий вечерний ветерок, но он не принес облегчения — зной не отступал. Большую часть дня караван двигался по каменистой пустыне, и не было ни тени, ни воды.

Поначалу Эринию раздражал непрерывный звон крошечных колокольчиков, украшавших сбрую верблюда, и тошнило от постоянного покачивания при движении животного. Постепенно девушка привыкла к этому навязчивому звуку и даже стала находить его успокаивающим. Она, к своему удовольствию, обнаружила, что если покачиваться в такт с шагами верблюда, движение уже не кажется таким утомительным. Эринии не нравилось, что две ее спутницы слишком сильно надушены, но они были добры к ней, и девушка испытывала благодарность за то, что ей разрешили путешествовать вместе с ними.

Эриния безмерно устала и дождаться не могла, когда же они доберутся… Хоть куда-нибудь.

Чем дальше они углублялись в пустыню, удаляясь от Александрии, тем в большей безопасности она себя чувствовала. Наверняка Рахман удовлетворится тем, что она покинула город, и не станет преследовать ее среди песков.

Эринии очень хотелось поговорить с Урией и узнать, что он собирается делать. Но она скрывалась среди женщин гарема, и ни одному мужчине не дозволялось к ним приблизиться. Бывший учитель предупреждал ее, что если они случайно встретятся, она должна отнестись к нему как к незнакомцу — Урия опасался, что Рахман может последовать за ним. Эриния слушала болтовню и хихиканье спутниц, пока у нее не заболела голова. «Как могло случиться, — подумала она, — что ни одна из них не говорит на языке великого царя?»

Только после наступления сумерек предводитель каравана подал сигнал остановиться на ночлег. Один из погонщиков похлопал верблюда, на котором сидела Эриния, по коленям, и тот опустился на песок, при этом девушку сильно качнуло вперед. Двум ее спутницам помогли спуститься на землю евнухи, они помогали и Эринии первые два дня. Она не обратила внимания на человека, предложившего ей руку, полагая, что это кто-то из свиты шейха.

Но девушка встревожилась, когда эта рука слишком долго не отпускала ее, и она выдернула ладонь, сердито взглянув в карие глаза, смотревшие на нее с подозрением.

— Госпожа, я наблюдаю за тобой с тех самых пор, как вчера присоединился к каравану. Почему так случилось, что ты значительно моложе остальных женщин в гареме шейха Мир-ад-Дина, да и ведешь себя так, словно вовсе не из его семьи? — спросил человек, пытаясь заглянуть ей под покрывало.

В тот же момент Эриния заподозрила, что перед ней человек Рахмана, и ее охватил страх. Собрав все свое мужество, она гневно взглянула на него.

— Имей в виду, что меня охраняют, и мой покровитель скор на расправу. Если ты дорожишь своей жизнью, убирайся отсюда как можно скорее и не смей больше ко мне приближаться!

Мужчина отступил, улыбаясь так, словно знал нечто такое, о чем она не имела понятия.

— Тысяча извинений, госпожа! Я всего лишь задал тебе вопрос, быть может, неучтивый…

Незнакомец низко поклонился.

Не в силах сдержать дрожь, девушка наблюдала, как он скрылся в тени. Женщины из гарема собрались вместе, но она в страхе отошла в сторону.

Урия! Ей нужно немедленно отыскать Урию.

Почти не сознавая, что делает, Эриния быстро пошла прочь от лагеря, а затем бросилась бежать и бежала до тех пор, пока не упала на колени, с трудом переводя дух.

18
{"b":"191500","o":1}