ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты ждала, что я дам тебе лошадь, которая способна обогнать мою? — Он тронул выбившуюся прядь ее непокорных волос и заправил ее ей за ухо. — Нет, Эриния, я не так глуп. Если бы ты обнаружила, что можешь перегнать меня, ты бы сбежала в тот же миг. — Он посмотрел на нее с вызовом. — Разве я не прав?

Эриния опустила голову:

— Ты мудро поступил, что не стал меня недооценивать. Я испытывала тебя. Если бы мне удалось победить, ты прав, я бы ускакала.

Он прищурил глаза.

— Но ты проиграла, верно?

Они вызывающе смотрели друг на друга. Наконец Эриния сказала:

— Ты думаешь, что знаешь меня, но это не так.

Губы его изогнулись в усмешке.

— Даже если бы я прожил две жизни, я и тогда не смог бы понять тебя — ты слишком загадочна.

Эриния опустилась на песок и снизу вверх посмотрела на него.

— А ты думаешь, ты совсем прост? Ты, имеющий так много обличий! Я уверена, что знаю их далеко не все. Наверняка ты и сам не помнишь, кем должен быть сегодня.

Рахман, подтягивая подпругу своего коня, громко рассмеялся:

— Это совсем не так сложно, как тебе кажется.

Эриния с тоской посмотрела вдаль — пустыня напомнила ей о доме.

— Скажи мне, куда ты меня везешь?

— Это испортит сюрприз. — Он протянул руку и помог ей подняться на ноги. — Нам пора ехать.

— Я могла бы перегнать тебя бегом, — сказала она, когда он посадил ее на коня.

Он погладил гриву ее коня, и Эриния следила взглядом за его длинными гибкими пальцами.

— Это снова вызов?

— Назови это как хочешь. — Она гордо встряхнула волосами. — Поверь, твое царское достоинство не пострадает, даже если я обгоню тебя. Я привыкла бегать с большими кошками.

Рахман вскочил на коня и повернул животное кругом.

— Договорились. Тогда попробуем сегодня…

— Как хочешь, — с удовлетворением сказала Эриния, почти уверенная, что теперь он попался. Вероятно, он не в той физической форме, что она, — ведь он, скорее всего, привык к верховой езде. Она чуть улыбнулась в предвкушении, что ей, возможно, хоть в чем-то удастся превзойти Рахмана.

Хотя бы чуть-чуть.

Некоторое время они молча скакали рядом, но вдруг Рахман остановился.

— Скоро мы покинем пустыню. Если хочешь состязаться в беге, здесь самое подходящее место.

Слезая с коня, Эриния едва могла сдержать возбуждение.

— Можешь выбрать начало и конец дистанции.

Сложив на землю тюк с припасами, лук и стрелы, Рахман огляделся.

— Ну что ж, будет лучше, если мы поднимемся на вершину вон той низкой дюны и пробежим до соседней.

— Это слишком близко. Лучше до второй отсюда, самой высокой.

— Договорились.

Эриния наблюдала, как он разделся до короткой туники, и отметила, какие мускулистые у него ноги. На мгновение она подумала, что недооценила Рахмана. Конечно же, он в отличной форме — ведь он бывалый воин и привык носить массивные доспехи и орудовать тяжелым мечом.

О чем она только думала?!

Но нет! Она не допустит, чтобы он победил! Теперь это состязание стало не просто соревнованием в беге, это была своего рода борьба за свободу.

Они поднялись на вершину низкой дюны, и Рахман прикрыл ладонью глаза от солнца.

— Фору?

Эриния отрицательно тряхнула головой.

— Я не нуждаюсь в поблажках, но могу предложить тебе то же самое.

— Тогда начнем вместе.

— Ты должен обещать мне кое-что, прежде чем мы начнем: не пытайся поддаваться мне из-за того, что я женщина. — Она похлопала его по руке. — Дай мне честное слово.

— Даю слово. — Рахман наклонился и зачерпнул пригоршню песка. — Когда последняя песчинка утечет сквозь пальцы, это и будет сигнал к началу.

Девушка кивнула, внимательно наблюдая, как сыплется песок.

С последней крупинкой они оба ринулись с холма и какое-то время держались рядом. Но потом Эриния, как это уже бывало, ощутила прилив сил и буквально взлетела на вершину первой дюны. Это изумительное ощущение появлялось всегда, когда она сбрасывала с себя лик обычного человека и превращалась в колдунью. Без передышки она бросилась вниз и начала отрываться от Рахмана. В эту минуту она поняла, что победит.

С гордой улыбкой девушка стремительно мчалась вперед, все увеличивая разрыв между ними.

Рахман и в самом деле не ожидал, что Эриния окажется достойной соперницей: в конце концов, она была женщиной и привыкла к более спокойной жизни, чем он. Но когда они бежали рядом, он осознал, что девушка начинает обгонять его. Решив не отставать, он бежал изо всех сил, но она все больше вырывалась вперед. Смотреть, как она бежит, было для него наслаждением — она двигалась грациозно, с легкостью преодолевая все препятствия, встречавшиеся на пути. Когда расстояние между ними увеличилось, Рахман понял, что не сможет догнать ее, как бы ни старался. Эриния взбежала на вершину последней дюны и остановилась, дожидаясь его с торжествующей улыбкой.

Тяжело дыша, он свалился на песок у ее ног и засмеялся.

— Если бы я не видел этого собственными глазами, я никогда бы не поверил… Ты выиграла, и я с удовольствием поздравляю тебя с победой.

— Приятно видеть человека, мужчину, способного снисходительно отнестись к поражению. — Эриния опустилась на песок рядом с ним. — Ты ведь бежал изо всех сил, разве нет?

Он повернул голову и посмотрел на нее.

— Больше чем изо всех сил. Может, научишь меня, как ты это делаешь?

Эриния легла на спину и подняла взгляд в голубое небо.

— Это очень просто — нужно бегать каждый день. Я бежала не так быстро, как обычно, — из-за того что ты меня похитил, не могла тренироваться, как раньше.

Рахман встал и помог ей подняться на ноги.

— Я еще не встречал никого, кто мог бы сравниться с тобой в беге.

— Я тоже. — Она произнесла это, не желая похвалиться, просто как данность.

— Это была еще одна проверка, сможешь ли ты убежать?

Эриния рассмеялась:

— Нет, хотя мне бы очень хотелось. Я не такая уж дурочка — даже если бы мне удалось убежать от тебя, от твоего коня мне не уйти.

Вскоре после полудня они достигли границы пустыни. Поначалу им попадались отдельные островки зелени на растрескавшейся земле, где могли выжить только самые устойчивые растения. Когда же они спустились с крутого холма, копыта коней утонули в густой траве.

Эриния оглядела простиравшуюся перед ними долину и была ошеломлена ее красотой. Она соскользнула с коня и принялась разглядывать обширные возделанные пространства, занятые виноградниками, а ниже, насколько мог охватить взор, фруктовыми садами.

Девушка обернулась к Рахману:

— Это самая прекрасная земля из всех, которые мне доводилось видеть. Наверняка она принадлежит какому-нибудь знатному семейству.

— Она принадлежит моей семье, — ответил он, с гордостью оглядывая окрестности. — Но я привез тебя сюда не затем, чтобы показать ее.

К ее удивлению, он снял седла и упряжь с обеих лошадей и бросил все это на землю. Затем он скинул лук и колчан со стрелами со своего плеча и отвязал полотняный мешок, в котором были упакованы припасы. Заметив удивленный взгляд Эринии, он объяснил:

— Цель нашего путешествия расположена там, куда лошадям слишком трудно пробраться.

— И ты просто оставишь их здесь? Разве они не убегут?

Рахман взгромоздил тюк с припасами на спину и шлепнул своего коня по крупу. Тот галопом помчался прочь, и белый жеребец поскакал следом.

— Кони отлично обучены и прекрасно знают, где их накормят, напоят и почистят. Когда они мне понадобятся, стоит мне только свистнуть — и они найдут меня.

Рахман направился в сторону заката, и Эриния последовала за ним. На крутых участках пути ее спутник помогал ей взбираться вверх. Они перешли узкий ручей, и тут он остановился и указал на небольшой холм:

— Моя тайна спрятана сразу за этой рощицей тамарисковых деревьев. Надеюсь, тебе понравится.

Солнце медленно опускалось, и все крутом окрасилось нежным золотистым светом. Эриния, затаив дыхание, смотрела на открывшееся впереди зрелище и не могла поверить своим глазам. Прямо перед ней из расщелины крутого скалистого утеса била сверкающая струя водопада и, искрясь брызгами на солнце, исчезала в мерцающих водах небольшого водоема. Эриния боялась пошевельнуться, опасаясь, что это просто мираж, который исчезнет, стоит ей только двинуться.

24
{"b":"191500","o":1}