ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Силы колдуна таяли на глазах. И тогда он решился на последнее средство.

Заклинание забвения. Мернепта прочел о нем в древнем трактате змеелюдей. Оно применялось для наказания магов. Тело исчезало и покоилось у корней дерева Иггдрасиль десятки, если не сотни лет. Затем человек возвращался в мир, но еще долго восстанавливал свою колдовскую энергию. Другого способа спастись уже не было. Видимо, Нран древнего заклинания не знал… Его исчезновение дало Архемону столь необходимое время.

Пленников остановили примерно в пятистах локтях от колдуна. Он поднял руку, и воины бросились назад. Что сейчас произойдет, стигарцы прекрасно знали — или, вернее, отлично чувствовали, что кормление чудовищ опасно для каждого, даже для того, кто их вызывает.

Между тем пора было приступать к таинству вызова демонов. Мернепта опустился на колени, подбросил вверх пригоршню песка и громко завыл. Его тело медленно ритмично раскачивалось. В какой-то момент колдун едва заметным движением отбросил капюшон, открывая совершенно лысый череп, маленькие прижатые уши, бледную кожу, приоткрытый рот и большие немигающие глаза. Обе щеки Архемона разрезали два уродливых шрама.

Подняв руки, стигарец стал читать заклинания. Воздух задрожал, появилась неестественная сиреневая дымка. Спустя мгновение из нее вынырнули три чудовища. Рогатый демон с бычьей мордой стоял позади людей. Его глаза горели алчным огнем, из ноздрей валил сизый пар. Второе существо выглядело еще более отвратительно — червеобразное тело со множеством липких щупалец и глаз. Словно студень, оно дрожало и раскрывало гигантскую пасть с острыми маленькими зубами. Тварь находилась справа от пленников, а слева расположился еще один демон. Изогнутое чешуйчатое тело с тремя расположенными в ряд глазами и огромными жабрами. Чудовище опиралось на шесть не то лап, не то ласт с десятком присосок на каждой и вожделенно поглядывало на вопивших от ужаса людей.

Пришло долгожданное время трапезы. Существо с рогами приблизилось к пленникам, схватило крайнего мужчину, легко сломало ему позвоночник и откусило голову. Кровь брызнула на мохнатое тело. Отчаявшиеся шемиты бросились врассыпную, но шансов спастись у них не было. Огненные струи, щупальца и ледяные брызги быстро убивали бедняг. Вскоре в живых не осталось никого. Демоны жадно пожирали еще теплые тела. К колдуну приблизился сотник.

Склонив голову, он тихо произнес:

— Одного чудовища не хватает.

— Я вижу, Хотеп! — кивнул Архемон.

Мернепта закрыл глаза и вновь начал читать заклинание. Но напрасно — Лайфан так и не появился. Лицо стигарца перекосилось от презрительной усмешки. Едва слышно он проговорил:

— Ты был скор, Нран. Но один демон ничего не решает. У тебя осталось мало, совсем мало времени.

Повернувшись к телохранителю, колдун спросил:

— Вернулись ли лазутчики? Что они говорят? Где скрывается маг?

— Их слова противоречивы. — Сотник склонился в поклоне. — Толком никто ничего не знает. Но…

— Не тяни! — раздраженно приказал Архемон.

— Нрана никто не видел в течение трех дней, затем он показался и снова исчез. В его дворце находятся какие-то странные люди. По виду наемники. Это странно. Правитель города никогда не пользовался их услугами. Поговорить с ними шпиону не удалось. Охрану этой части здания ведут беззаветно преданные королю «барсы», — доложил воин.

Мернепта задумался. В действиях врага было действительно что-то подозрительное.

— Хотеп! — Колдун сверкнул глазами. — Мне нужны самые точные сведения о наемниках. Пусть шпион выведает все, что возможно, а если удастся, убьет их.

— Будет исполнено, господин, — вымолвил сотник.

Архемон встал с колен, отряхнулся, взглянул на чудовищ. Мерзкие твари уже заканчивали трапезу. Обрывки одежды, оторванные конечности, забрызганные кровью тела существ… До холма доносился тошнотворный запах мяса и внутренностей. Демоны были ненасытны и с вожделением поглядывали на ряды солдат. Пришло время отправлять их назад. Радовало то, что чудовища быстро росли. Сейчас они достигали восьми локтей в высоту, и это не предел. Когда цепи спадут окончательно, твари станут непобедимыми. Берегись, Нран!

Подняв руку, Мернепта громко воскликнул:

— Демоны! У нас появился сильный враг. Одного из ваших собратьев он снова заключил в темницу. Если не хотите еще тысячи лет пребывать в забвении, готовьтесь к встрече с ним. Убейте его!

Воздух снова задрожал, уплотнился, на землю опустилась дымка. Фигуры огромных кровожадных существ медленно растворились в колдовском тумане. Пора было подумать и о защите. Здесь, в самом сердце древней земли, он, всесильный Архемон, воздвигнет горы, которые сможет увидеть лишь посвященный в тайну. А среди гор он, маг, спрячет тропу и пещеру, о которых даже посвященные знать не будут.

Став всесильным магом, Мернепта понимал это, он все же оставался человеком — существом из плоти и крови. Существом, которому надо есть и спать, которому надо прятать тело от зла стихий и сокровища знаний от жадности глупцов… И, значит, его тайна, его укрытие должно будет позаботиться обо всем: ему, повелителю мира, должно быть сытно и уютно, он должен быть защищен от любого бедствия и при этом свободен для любого деяния!..

Архемон надел капюшон и начал неторопливо спускаться с холма. Ноги слегка подрагивали. Каждый вызов чудовищ отнимал массу сил.

Но теперь у него будет место, где он сможет эти силы восстановить. Пусть демоны пируют над телами, пусть Нран заходится бессильной злобой в покоях, пусть! У него, будущего повелителя мира, с минуты на минуту появится убежище, которому предстоит в грядущем стать самой большой тайной и самой большой сокровищницей.

Ибо он, Архемон, совсем скоро станет единственным владыкой всего мира и всех его сокровищ.

Увы, как бы ни был умен стигарец, скольких бы тайн мира ни познал, одной, самой простой, он так и не разгадал. А тайна-то была до изумления проста — не следует мечтать о власти над миром. Ибо мир стоял сотни сотен лет до тебя и простоит еще сотни сотен лет. А вот ты, как бы силен ни был, так и останешься смертным. Ты можешь жить сколь угодно долго, но не всегда…

Пещера невольницы-колдуньи - i_003.jpg

Свиток второй

Хамил Аль-Абдаллах, бей Маскара, стоял рядом с капитаном на носу новенькой шебеки. Он широко расставил ноги, чтобы сохранить равновесие на беснующемся ветру, ерошившем его длинные черные волосы. Бросив взгляд на нависшие едва ли не над самой головой мрачные грозовые тучи, гигант скрестил руки на груди. Беспечная улыбка кривила губы.

— Судно выдержит, ваша милость, — заметил Абдул, крепко сжимая штурвал мозолистыми руками.

— Пытаешься убедить меня или себя, Абдул? — бросил Хамил, не отводя глаз от горизонта. — Придется постараться. Шторм захватил нас слишком близко от островов. Здешние воды могут оказаться предательскими.

Шебека на миг поднялась на гребне волны и тут же ухнула вниз. Абдула отбросило к левому борту. Хамил успел схватиться за штурвал и выровнять курс. Его оглушительный смех пронесся по палубе, привлекая взгляды матросов. Абдул с мрачной физиономией снова перехватил штурвал. Темное облачное воинство надвигалось на них с неправдоподобной быстротой, изливаясь дождевыми потоками. Капитан отрывисто отдавал приказы, стараясь перекричать вой ветра. Хамил в это время устремился к бизань-мачте и стал помогать матросам укладывать тяжелые промокшие паруса. Шебека снова подскочила и резко скакнула влево, так что обшивка корпуса натужно заскрипела. Абдул понимал, что необходимо как можно скорее облегчить корабль, выбросив в море ценный груз, захваченный три дня назад на румийском торговом судне. Скрепя сердце он отдал приказ, и люди поспешили в трюмы.

Темные глаза Хамила раздраженно прищурились при виде матросов, бросающих за борт бочонки драгоценного вина и тяжелые рулоны бархата. Жаль, что Лейла не увидит богатых тканей. Он уже представлял удовольствие, с которым она гладит нежный ворс, улыбаясь брату.

3
{"b":"191500","o":1}