ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да… жульнический вопрос, — фыркнула я.

— Это был вовсе не жульнический вопрос. Наоборот, предельно прямой.

— Нет. — Погодите-ка — или да?

— Прямой. Я спросил, разыскала ли ты парней, в смысле доставлены ли им приглашения.

— Если бы ты хотел знать именно это, ты бы так и спросил. Но ты спросил, разыскала ли я их, и спросил рассеянно, между прочим, как будто мы уже обсуждали, чем я занимаюсь.

— А под «чем я занимаюсь» ты подразумеваешь поиск прежних любовников, верно?

— Именно так.

О, черт! Я опять попалась!

— Ага! — радостно воскликнул Колин. — Второй раз поймал тебя!

Я была слишком зла, чтобы отвечать.

— Да ладно, Дел, — продолжает он. — Не злись. Я просто любопытный, вот и все.

Я все еще сердилась, поэтому молчала.

— Слушай, а почему ты выслеживаешь старых приятелей? Это вроде программы «Двенадцать шагов»? Пытаешься поладить со своими демонами?

— Никакие это не «Двенадцать шагов», ты, болван! И тебя вообще не касается, зачем я этим занимаюсь!

— Наве-е-ерное, ты права, — согласился Колин. — Но если бы я был в курсе, мог оказаться более полезным, предоставив дополнительную информацию.

Дополнительную информацию? Тут пробудилось мое любопытство.

— Какого рода дополнительную информацию?

— Ну, что касается твоего повара, к примеру, — начал Колин. — Вдобавок к тому, что он холост и натурал, я выяснил, что в Новом Орлеане он считается завидной партией.

Становилось все интереснее.

— Как это?

— Я обнаружил интересную статью о нем, напечатанную несколько месяцев назад в «Нью-Орлеан таймс», и этой статьи не найти в «Гугле».

— И что там говорится?

— Погоди, сейчас достану. — Послышался шелест бумаги. — Ага, вот она. Слушай… здесь говорится, что Диего Сото — повар от Бога, он никогда в жизни не учился кулинарному мастерству. Его новая кулинарная школа, в которой слились воедино испанская, французская и американская традиции, всколыхнула Новый Орлеан. Став одним из самых популярных и заметных персонажей «Города в излучине», он недавно был замечен за ужином в обществе Эмерила Лагасса[34]. Диего Сото также приобрел за миллион долларов лофт в самом модном районе Нового Орлеана и вообще считается одним из самых завидных женихов этого города.

Эмерил Лагасс? Лофт за миллион долларов? Самый завидный жених?

Бам!!!

Мне не верилось, что я трахалась с самым завидным женихом! Я, конечно, понимаю, что «Таймс-Пикайюн» — вовсе не журнал «Пипл», но все равно здорово. Вот оно — вот оно! Абогадо и есть тот самый, Единственный, я уверена. И с остальными ничего не вышло именно по этой причине.

С трудом сдерживая восторг, я старалась сохранять хладнокровие. Если Колин выяснил, насколько я заинтересована в этом деле, значит, он прав, и следовало объяснить ему, чем именно я занимаюсь. Поэтому, набрав полную грудь воздуха, я откашлялась и медленно произнесла:

— Приятно слышать, что у Диего все так хорошо.

Я сказала это спокойным и серьезным тоном.

— Ты всегда так спокойно воспринимаешь информацию?

— А ты ожидал, что я сделаю сальто?

— А ты обычно делаешь сальто?

— Нет, — спокойно ответила я. Но начинала расхаживать туда-сюда. Мне срочно нужно заканчивать разговор и записаться в один из классов Абогадо. — Колин, ты мне из-за этого позвонил? — нетерпеливо спросила я.

— Из-за этого? А, ну да. — Колин вспомнил, что это он мне звонит. — Я не могу отыскать того парня, Ньюкса, без имени и фамилии.

Ньюкс? Кто это такой, черт побери? А! Да, верно… Кабо-Сан-Лукас… «Коко-локо»… Батут.

— Я начал с людей, чья фамилия начинается на «Н-ь-ю», а потом втрое сузил поле поиска, включив в него только мужчин в возрасте от двадцати семи до тридцати одного года, которые жили в 1997 году в штатах Аризона, Арканзас или Алабама. На всякий случай посмотрел и на Аляске. Ни одного.

Итак, он не смог найти — неудивительно. И, честно говоря, мне это безразлично. Ведь завидный жених уже почти в моих руках.

— Что-нибудь еще?

— Нет. Впрочем, погоди — да. Проверь свою электронную почту. Я послал тебе информацию об еще одном парне. Мэтт Кинг.

— Посмотрю, — поспешно отвечала я. — Я должна тебе что-то за статью?

— Не-ет… мне было приятно доставить тебе удовольствие, хотя ты и прикидываешься, что ничего особенного не услышала.

Я улыбнулась. А он славный парень.

— Что ж, тогда пока. Спасибо, удачного дня.

— Ага, и тебе, моя дорогая. Удачи с твоим поваром.

Положив трубку, я завизжала. Потом испуганно огляделась, но никто из сидевших вокруг даже не вздрогнул. Потрясающий город Новый Орлеан. Нью-Йорк в этом смысле мне тоже нравится. Мне нравится, что после удачного свидания можно идти по улице и визжать от радости, если хочешь, и никому до тебя нет дела. Никто не звонит в полицию и не торопится спрятать детей. А иногда люди даже улыбаются. Видите ли, в Нью-Йорке полно психов, и для прохожих я просто одна из этих сумасшедших. Приятно чувствовать себя свободной.

Прочитав брошюру кулинарной школы, я торопливо набрала номер телефона. Ответила женщина. Когда я спросила, на какое занятие можно записаться, она сообщила, что мне повезло. На ближайшие три недели все уже занято, но ей только что позвонили и отменили запись на сегодняшний вечерний урок по кондитерским изделиям.

Просто. Класс.

Конечно, я согласилась.

Записав номер моей кредитки, дама сказала, что я должна явиться ровно в шесть вечера.

— Занятие предстоит долгое, — с энтузиазмом рассказывала она. — Вы будете исследовать чудесный мир слоеных пирожных!

До шести вечера оставалось несколько часов, и я решила прогуляться по тому району, где живет Абогадо. Путеводитель сообщал, что Артистический район считается живописным уголком Нового Орлеана, расположенным неподалеку от Французского квартала, поэтому я взяла с собой Еву, для тренировки. В Филадельфии я пробовала водить ее на поводке, но без особого успеха. Она бегала кругами, все время норовила вернуться, но идея движения вперед отчего-то была ей недоступна. Но сегодня все было иначе, потому что накануне вечером Мамочка читала «Советы собаководу» и карман у нее набит лакомствами. Кое-кто получит вкусненького, если будет идти вперед! Подбадривая Еву, я проверила голосовую почту, выслушала два сообщения от мамы. Я пока не придумала объяснение насчет потери работы, поэтому не стала перезванивать.

Квартира Абогадо располагалась прямо на Сент-Чарльз, историческом проспекте Нового Орлеана (так по крайней мере гласил путеводитель), и хотя нам с Евой потребовалось несколько больше времени, чтобы добраться туда, чем если бы я шла в одиночестве, мы все же дошли, и одно это имело значение. Лакомства, видимо, тоже сыграли свою роль: она быстро сообразила, что требуется. («А кто у нас мамочкина маленькая умничка? Кто-о-о? А вот кто!»)

Я не захватила с собой предметы маскировки, очки и бейсболку, но не думаю, что в середине рабочего дня могут возникнуть проблемы. Вряд ли Абогадо вообще дома. Отыскав нужное здание, я заглянула в роскошный вестибюль — увиденное меня потрясло. От первоначальной постройки сохранился только красный кирпичный фасад. Все остальное — новое и блестящее. Полы мраморные, а привратник расположился за стойкой красного дерева — фу-ты ну-ты! Изнывая от любопытства, я спросила, нельзя ли посмотреть на один из лофтов, и мне отказали. Поболтавшись там еще немного, я поняла, что больше ничего не увижу, и вышла.

Мы перешли на другую сторону улицы, и Ева присела «на горшочек». Она не может делать это, когда на нее смотрят — начинает волноваться, — поэтому я отвернулась. Дожидаясь, пока собачка сделает свои дела, я разглядывала дом Абогадо и вдруг поняла, что со своего места могу заглянуть в окна квартир. Я вспомнила, что в сумочке у меня лежит бинокль и, понимая, что, наверное, не стоит этого делать, все же достала его.

В середине дня на улице было полно народу. Я не хотела, чтобы меня приняли за извращенку, поэтому притворилась, будто разглядываю птичек на крыше здания, а потом, убедившись, что опасности нет, перевела взгляд ниже. Хм… потолок, потолок, стена, люстра… и все. Тоска какая.

вернуться

34

Всемирно известный повар, ресторатор, создатель собственной кухни, ведущий кулинарных шоу, автор множества кулинарных книг.

31
{"b":"191503","o":1}