ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На следующее утро Кайлу нужно было уезжать в Лос-Анджелес на выходные, так что ночь я провела в одиночестве. В приступе постсексуальной досады я решила, что попытаюсь наладить отношения с Кайлом, невзирая на отсутствие «химии». Еще раз навестив магазин нижнего белья, прикупила пару сексуальных кружевных трусиков в надежде, что, если в следующий раз мне будет удобнее — я больше расслаблюсь, — наше взаимное влечение окрепнет. В понедельник я использовала внутриофисную почту в личных целях, отправив Кайлу пакет с трусиками с запиской: «Может, в следующий раз мне надеть это?»

Короче, следующего раза не было. Кайл так и не вернулся из Лос-Анджелеса. Никогда. Он даже не соизволил лично уволиться с работы или вывезти вещи из своей квартиры. Просто уехал, и все. Спустя шесть дней после нашего свидания в отеле он наконец позвонил и объяснил, что внезапный отъезд был связан с собеседованием. Он якобы не сказал мне ничего, потому что не хотел, чтобы по офису пошли слухи. Я жутко обиделась.

— Ты рассказал мне, какой у тебя твердый пенис, но не пожелал сообщить о предстоящем собеседовании? — возмутилась я. — Это несколько странно, не находишь?

— Прости, — сказал Кайл. — Но дело касается моей карьеры, а я очень серьезно к этому отношусь.

Я бросила трубку.

После пары тщетных попыток я отчаялась проследить путь пакета с моим нижним бельем. К счастью, записку я не подписала, так что если кто-нибудь и вскроет его, все равно не догадается, что это от меня, но все равно я предпочла бы вернуть послание; понимаете, трусики были такие милые. Две недели спустя я уже почти забыла о них, когда вдруг позвонили от исполнительного продюсера передачи «Стиль Элизабет Стерлинг», дамы по имени Маргарет, и сообщили, что она хочет поговорить со мной. Хотя она и не была моим боссом, но известна своим крутым нравом и уж точно выше меня на тотемном столбе. Наверняка она нашла белье; я была уверена, что меня уволят.

Едва я уселась напротив, Маргарет сразу перешла к делу. Ее настолько возмутило бегство Кайла без всякого предупреждения, что она лично просмотрела его электронную почту в поисках доказательств нарушения им подписки о неразглашении служебной тайны, чтобы устроить ему неприятности. К несчастью для нее, никаких доказательств она не нашла, но, к несчастью для меня, нашла кое-что другое: мои письма. Кайл удалил их, но не очистил корзину. Тупой козел.

В чем-то она, может, и стерва, но тут Маргарет повела себя молодцом и пообещала не рассказывать ничего Роджеру, потому что знала, какой он урод. Посоветовав мне не повторять в будущем подобных ошибок, она отпустила меня. Порадовавшись, что она обнаружила всего лишь несколько фривольных электронных писем, я уже выходила, как вдруг в дверях Маргарет окликнула меня:

— Да, Делайла!

— Да? — обернулась я.

— Вы забыли свои трусики, — улыбнулась она, небрежно перебрасывая их мне.

— О, э-э… спасибо, — пробормотала я. Выбравшись из кабинета, я сделала все, что от меня зависит, чтобы никогда впредь не попадаться ей на глаза.

Еще один повержен в прах

Четверг, 5 мая

Прошлым вечером, добравшись до Лос-Анджелеса, я решила не останавливаться в очередном бюджетном отеле (каждый номер из тех, где я ночевала прежде, напоминал декорации плохого порно), а побаловать себя номером в «Вайсрой», роскошном отеле в Санта-Монике на берегу океана. Понимаю, это далеко выходило за рамки моих финансовых возможностей, но для таких экстренных случаев есть кредитная карточка, так что поживу на широкую ногу.

Еще в Нью-Йорке я через Интернет выяснила, где живет и работает Кайл — его имя упоминалось в списке участников шоу на канале «Эн-би-си». Едва ли он женат (ведь все еще слишком молод), поэтому я не просила Колина уточнять это обстоятельство. Поздно вечером, распаковав вещи и окунувшись в бассейн, я решила позвонить в «Эн-би-си». С трудом разобравшись с их телефонной системой, в конце концов попала на автоответчик Кайла. Я так много времени потеряла в лечебнице, поэтому хотела сразу признаться, что я в городе, но, услышав его сообщение, передумала. Кайл сказал, что его не будет в офисе до понедельника, то есть еще пять дней. Я не могла остаться здесь еще на пять дней (просто не могла себе позволить — номер в «Вайсрой» обходился в 400 долларов за сутки) и решила с утра проехаться мимо его дома, посмотреть, что да как. Может, он вообще уехал из города.

Кайл жил на аллее на Голливудском холме, фактически прямо под буквой «Д» в слове «Голливуд». Его дом, как и большая часть здешних зданий, выглядел с фасада небольшим, но с тыльной стороны опускался далеко вниз с холма. Короче, громадный домина. У Кайла, должно быть, неплохо шли дела. Держу пари, у него теперь тоже была настоящая мебель.

Остановив машину напротив, я облачилась в маскировку и стала выискивать признаки жизни в доме. Жалюзи открыты, что уже хорошо, и… о!

Подъехал автомобиль, я поспешно спряталась. Медленно высунулась и увидела, как трое мужчин подошли к входной двери. Один из них держал в руках… пирог?

Точно, пирог. Они позвонили, через несколько секунд дверь открыла какая-то дама. Они вошли, а двадцать минут спустя вновь появились на пороге, сели в машину и уехали. Хм.

В течение следующих двух часов эта история повторялась еще несколько раз. Небольшими группами подъезжали люди с цветами и/или продуктами, задерживались в доме максимум на полчаса. Я не могла видеть сквозь стены и абсолютно не понимала, что происходит. Возможно, стоило бы забраться на гору и заглянуть с тыльной стороны дома, но с моим везением я обязательно натолкнусь на стаю бешеных койотов или парочку голодных пум. Поразмыслив, я разработала план.

Я подъехала максимально близко к дому Кайла, опустила стекло автомобиля и спряталась на полу у заднего сиденья. Я надеялась, так мне удастся подслушать, о чем говорят люди, выходящие из машин, и выяснить, в чем дело. Для надежности я набросила на себя кучу одежды. Хорошо, что Ева осталась в отеле: в ее компании провернуть такое мероприятие было бы затруднительно.

Минут через десять я услышала, как подъехала машина, но ее пассажиры были неразговорчивы, так что ничего узнать не удалось. Затем появляется вторая машина и третья, но здесь все так же молчали. Я уже начала беспокоиться, как подрулило четвертое авто. Наконец-то послышались голоса. Хлопнула дверца, а следом:

— Какое несчастье! Такой молодой.

Все сразу прояснилось. Посетители, еда, цветы — кто-то умер. Поскольку я слышала голос Кайла в автоответчике, то я уверена, это не он, но тогда кто? Член семьи? Друг? Сосед по дому? Необходимо было срочно выяснить. Я тихонько достала ноутбук. К счастью, машина стояла достаточно близко к дому Кайла, чтобы поймать интернет-сигнал. Набрав его имя в поисковой строке, щелкнула клавишей. Хм. В доме две телефонные линии. Одна зарегистрирована на Кайла, другая принадлежит некоему Заку Холдену. Набрала в «Гугле» «Зак Холден», и…

Да, как я и предполагала. Первая же ссылка — некролог в «Лос-Анджелес таймс». Не говорится, как и почему, но Зак Холден умер. Молодой, ему было всего двадцать пять. Я искренне сочувствую Кайлу. Бедняжка, его сосед скончался. Поминальная служба состоится сегодня вечером, в шесть, на Голливудском кладбище. Захлопнув ноутбук, я обдумывала следующий шаг. Первый порыв — не появляться на службе, но чем больше я об этом думала, тем отчетливее понимала, что идея не так уж плоха. Может, Зак и Кайл даже не были друзьями; возможно, они были просто соседями. И возможно, Кайл будет рад увидеть меня, старого друга. Я решила, большого вреда не будет, если я просто проверю.

Вечером, приняв душ и переодевшись, мы с Евой вышли из отеля. (Я чувствовала себя виноватой, что оставила ее в одиночестве на целый день.) По дороге я посвятила ее в свой план. Если Кайл будет выглядеть подавленным и несчастным, просто развернусь и уйду. Если же ему явно будет нужна поддержка или станет ясно, что он скучает и находится здесь только по обязанности и из приличия, тогда я останусь.

44
{"b":"191503","o":1}