ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда прозвенел звонок, они вышли из зала вместе с остальными студентами. Те смеялись, шутливо толкали друг друга, говорили об экзаменах, запущенных занятиях и свиданиях. Во дворе они отделились от толпы и стали в тени высоких стен. Щеки Дороти слегка порозовели.

— Все будет хорошо! Я уверена, что все будет хорошо! Тебе не придется уйти из университета. После женитьбы ты будешь получать больше денег от государства!

— Да, сто пять долларов в месяц, — сказал он с горькой усмешкой.

— Другие ведь этим довольствуются… И мы сумеем.

Важно было выиграть время. Он бросил свои книги на траву, взял ее за плечи.

— Ты совершенно права. Именно так нужно к этому относиться. В пятницу мы пойдем в мэрию…

— В пятницу?

Милая, сегодня вторник… Три дня ничего не изменят.

— А я думала, мы пойдем сегодня.

— Дорри, это невозможно, — сказал он, теребя пальцами ворот пиджака. — Подумай сама, еще столько нужно успеть сделать. Прежде всего анализ крови… Так мне кажется, по крайней мере. А если мы поженимся в пятницу, то сможем уехать на уик-энд. Я закажу номер в отеле «Нью-Вашингтон Хаус»…

— Ты прав, — вздохнула Дороти. — Я… Я знаю, ты не так представлял себе все это, — добавила она, робко касаясь его руки, — но… ты ведь все равно счастлив, верно?

— Еще бы! Я прекрасно понимаю, что деньги далеко не все. Просто я беспокоился о тебе.

Она подняла на него светящийся благодарностью взгляд.

— Есть у тебя занятия в десять? — спросил он, поглядев на часы.

— Всего лишь урок испанского. Могу и пропустить.

— Нет, пойди. У нас будет еще много поводов пропускать занятия… Так до восьми. На нашей скамейке. Постой, Дорри!.. — бросил он ей вдогонку, когда она нехотя начала удаляться.

— Да?

— Ты ничего не говорила сестре?

— Эллен? Нет.

— И не говори, пока мы не поженимся.

— А я собиралась ей сообщить. Раньше мы были так близки! Мне неприятно что-то скрывать от нее.

— Последние два года она была не слишком любезна с тобой.

— Не то что нелюбезна…

— Ты сама так говорила. Кроме того, не исключено, что она расскажет обо всем вашему отцу, и он попробует вмешаться.

— Что он может сделать?

— Не знаю, но вполне вероятно, что попробует.

— Ну ладно, пусть будет по-твоему.

— Ты позвонишь ей сразу после мэрии. Мы тогда сообщим всем.

— Хорошо.

Улыбнувшись ему в последний раз, она ушла. Ее золотистые волосы блестели на солнце. Он провожал ее взглядом, пока она не скрылась за углом здания, потом нагнулся, чтобы поднять книги. Скрип затормозившей вдали машины заставил его вздрогнуть. Этот звук напомнил ему крики испуганных птиц в джунглях.

Даже не раздумывая, он решил не идти больше на занятия. Прошелся по городу, побродил по берегу реки. Река в этот день была не синей, а серой, как тина. Опершись на парапет моста на Мортон-стрит, он следил глазами за течением и курил.

Значит так, от дилеммы — жениться или бросить ее — теперь никуда не уйти… Жена с ребенком и отсутствие денег или перспектива ненависти и преследований со стороны отца. О Боже, почему только девчонка не скончалась, приняв эти проклятые таблетки?!

Если бы он мог уговорить ее согласиться на операцию! Но куда там! Она твердо решила выйти за него замуж. Даже если бы он умолял ее на коленях, непрерывно называя «бэби», она продолжала бы настаивать на необходимости посоветоваться с Эллен, прежде чем принять такое важное решение. Впрочем, где бы он достал деньги на операцию? А если бы что-нибудь случилось? Его бы обвинили в организации аборта. И он очутился бы на том же месте… Лицом к лицу с разъяренным отцом. Нет, не следовало ей умирать.

…По крайней мере, не так.

Он взял книги, медленно двинулся прочь от реки. Машины проезжали совсем близко, почти задевая его.

Он зашел в убогий бар, заказал бутерброд с ветчиной и кофе. Съел бутерброд, потом, продолжая пить кофе, достал блокнот и ручку.

Сперва он подумал о привезенном с фронта кольте. Раздобыть пули нетрудно. С другой стороны, огнестрельное оружие не слишком подходит для симуляции самоубийства или несчастного случая.

Остается яд. Но как его достать? С помощью Герми Ходсена? Нет. На факультете фармакологии? Проникнуть на склад, должно быть, возможно. Но сначала придется порыться в библиотеке, чтобы выяснить, какой яд лучше выбрать…

Допустим, он решится на это… Тогда нужно будет еще продумать многие детали. Отложить женитьбу? Невозможно. Она способна позвонить Эллен. Да, следует торопиться. Он прочел то, что написал.

1. Револьвер (исключается);

2. Яд.

— а) выбор;

— б) каким образом его достать;

— в) каким образом его дать.

3. Симуляция:

— (1) несчастного случая;

— (2) самоубийства.

Все это, конечно, на тот случай, если допустить, что он решится. А пока это просто досужие предположения, тренировка ума.

Но когда, выйдя из бара, он направился к верхней части города, походка его снова была упругой.

5

Он пришел в университет в девять часов утра и сразу отправился в библиотеку. Полистав каталог, он наметил шесть работ, которые могли ему пригодиться: четыре по токсикологии и две по общей криминологии, включающие отдел отравляющих веществ. Он заполнил только карточку о посещении библиотеки, так как предпочитал сам разыскивать на полках нужные ему книги.

Час ушел на то, чтобы составить список из пяти ядов, которые он надеялся найти на складе. Все они отличались нужными ему особенностями, в том числе симптомами и временем действия.

После этого он зашел в книжную лавку при университете. Ознакомившись с программой, он попросил «Учебник по фармацевтической технике для студентов третьего курса».

— Ведь семестр уже приближается к концу, — заметил продавец, протягивая ему учебник в зеленой обложке. — Вы потеряли прежний?

— У меня его стащили.

— Ну и ну! Что-нибудь еще?

— Только простые конверты.

— Доллар пятьдесят, плюс двадцать пять центов наценки… Всего доллар восемьдесят, — сказал продавец, вкладывая конверты в учебник…

Факультет фармакологии помещался в старом кирпичном здании, сплошь увитом диким виноградом. Широкое крыльцо вело к главному входу. По обеим его сторонам лестницы спускались в подвал, где в конце длинного коридора находился склад. Его дверь запиралась на английский замок, ключи от которого находились у педагогов и студентов старших курсов.

Он пересек холл, где было довольно много студентов. Некоторые из них играли в бридж, другие читали или болтали. Лишь кое-кто поднял голову при его появлении. Он прошел прямо к гардеробу, снял пиджак, расстегнул манжеты рубашки и закатал рукава. Поглядев в зеркало, он расстегнул еще и воротничок и ослабил узел галстука. Потом бросил учебник на пол и стал топтать его ногами, чтобы он не казался слишком новым. Наконец сунул три конверта в карман брюк, положил остальные в сумку с книгами и вернулся в холл.

Спустившись в подвал, он обнаружил, что дверь склада находится на полдороге между лестницей и концом коридора. Поблизости висела доска для объявлений. Держа учебник под мышкой, он подошел к ней и стал так, чтобы было удобно наблюдать за лестницей.

Из склада вышла студентка и заперла за собой дверь на ключ. В руках у нее был такой же как у него учебник в зеленом переплете и пробирка, наполненная молочно-белой жидкостью. Он следил за ней взглядом, пока она шла по коридору и поднималась по лестнице.

В пять часов прозвучал звонок. В течение нескольких минут в подвале царило оживление, после чего он снова оказался один и погрузился в чтение проспекта, воспевавшего прелести цюрихского университета в летнее время.

В конце коридора показался лысый мужчина, вероятно, один из руководителей практических занятий… Дверь открылась, закрылась, снова открылась через несколько минут. Потом ее заперли на ключ и шаги удалились…

Он опять притворился, что читает и закурил сигарету, но сразу же погасил ее, придавив ногой. К нему приближалась какая-то студентка с учебником в руках. У нее были гладкие волосы, а на носу сидели очки в черепаховой оправе. Из кармана халата она вынула ключ.

4
{"b":"191509","o":1}