ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Гори, наш костёр! - i_019.png
Гори, наш костёр! - i_020.png

Урок плавания

Сначала доктор Вера Михайловна позволила им купаться только две минуты. «И не больше!» — строго сказала она.

Но две минуты пролетали, как две секунды. Это было так мало!

Потом им прибавили ещё по одной минуте.

Потом ещё по одной.

И вот наконец, когда купаться стало можно целых десять минут, Таня им объявила, что сегодня они будут учиться плавать.

Рядком они сидели на берегу своего заливчика. Таня спросила:

— Ну, кто из вас умеет плавать? Поднимите руки.

Руку подняла одна только Люся.

— Неужели умеешь? — удивилась Таня.

— Умею, — сказала Люся.

— Врёт! — пробурчал Васька. — Ничего она не умеет.

Но Таня сказала Люсе:

— Покажи.

И вот, всем на удивление, Люся поплыла. Она плыла, выставив из воды свои пухлые, румяные щёки, и громко пыхтела. Ногами она шлёпала так яростно, что брызги летели чуть ли не на оба берега.

Вася смотрел и завидовал. Вот бы ему так, эх!.. Везёт же людям.

— Молодец! — похвалила Таня, когда Люся вышла на берег. — Плаваешь…

— А я могу ещё лучше, — вдруг неожиданно для самого себя сказал Васька.

— Покажи! — велела Таня.

Но Вася отказался:

— Не хочу показывать.

— Может, зря хвастаешься, а сам нисколько не умеешь? — чуть насмешливо поглядывая на Васю, сказала Таня.

Васька нахмурился, но не сдался. Повторил:

— Умею…

— А раз умеешь, показывай, — сказала Таня. — Иди, иди, показывай, какой ты пловец… — говорила она и сама вошла в реку.

Вася покраснел и, шаркая ногами по песку, нехотя поплёлся к воде. Ему бы сказать: «Это я зря похвалился. Я же нисколько не умею. Я ещё ни разу не пробовал…» Но он заходил всё глубже и глубже, пряча от Тани сконфуженные и сердитые глаза.

— Иди, иди, — манила его за собой Таня, всё дальше отходя от берега.

Она смотрела на него серьёзно, без тени улыбки. Но Ваське казалось, что она отлично знает, что он не умеет плавать, и сейчас хочет его наказать за бахвальство. Не глядя на неё, он словно видел в её глазах лукавый смех.

«Куда она мне велит идти? — думал Васька. Мне уже скоро будет по шейку… Вот утону, тогда будет знать!»

И всё-таки шёл дальше и знал одно: будь что будет, но из воды он обратно не полезет, пока всем не покажет (а главное — Тане!), что умеет плавать…

И вот, когда вода дошла ему действительно до шеи, он подскочил, лёг животом и стал изо всех сил молотить ногами по воде, в то же время подгребая под себя руками.

Лицо у Васьки было напряжённое. Сейчас он ни о чём не думал: ни о Тане, которая, кажется, была где-то здесь, недалеко; ни о ребятах, которые смотрели на него с берега; ни о том, что вода под ним, наверно, очень глубокая, может, и выше головы. Он изо всех сил работал ногами и руками.

— Плывёт… — услыхал он где-то сбоку Танин голос.

«Плыву?» — изумился Васька и от этого неожиданного своего изумления перестал двигать руками и тотчас почувствовал, что с головой уходит вниз под воду.

— Ой! Ой! — взвизгнули с берега голоса девочек. — Ой, тонет! Ой!

Васька от страха забился всем телом, но тут же почувствовал крепкую руку, которая подхватила его, вытащила из воды и поставила на ноги почти у самого берега. Рядом он увидел Танино лицо.

— Испугался? — услышал он её голос.

Дрожащим голосом, еле переводя дух, Вася ответил:

— Не-ет… Я не испугался… Я удивился…

— Другой раз не удивляйся, — улыбнулась Таня.

Потом Васька сидел на берегу, страдая оттого, что так постыдно оскандалился. Девочки, хихикая, о чём-то шептались и всё время поглядывали в его сторону. А толстая Люся, гордая своим умением, басом ему сказала:

— А мы про тебя стишок придумали… Клавка, говори наш стишок!

Клава, остроносенькая, с двумя косичками, вроде мышиных хвостиков, хитреньким голоском начала:

Вася плавать не умел.
Всё равно он захотел.
На воде не удержался,
Под водой чуть не остался…

Всем очень понравился стишок, и все начали смеяться. И девочки смеялись, и мальчики, и даже Гриша и тот смеялся над Васей, над своим лучшим товарищем.

Гори, наш костёр! - i_021.png
Гори, наш костёр! - i_022.png

Вася посмотрел на Таню: а она-то, наверно, больше всех над ним хохочет.

Нет, Таня не смеялась.

— Ничего не вижу хорошего в этом стишке, — пожала она плечами. — Вася молодец! Через несколько дней он будет отлично плавать, лучше вас всех. Потому что он смелый человек!

Да, так она и сказала: «смелый человек»!

Потом Таня всех по очереди учила плавать, а потом сама показывала, как нужно плавать по-настоящему — не по-собачьи и не по-лягушечьи, а разными стилями.

— Вот это кроль на спине, — говорила она и плыла на спине. — А это брасс, а это баттерфляй… — Руки у неё выплёскивались из воды, как две бабочки.

Вася изумлёнными глазами смотрел на Таню и точно видел её в первый раз. Вот какая у них вожатая! Нет, какая же она малявка? Ах, как плавает! И его, Васю, она похвалила. Сказала про него «молодец» и «смелый человек»!

Где Тортила?

А вечером пропала Тортила. Обнаружили её пропажу незадолго до ужина. И удивительнее всего — она каким-то образом сама вылезла из высокой корзинки и удрала.

Её сразу стали искать. Но ни в комнате, ни на террасе, ни под террасой, ни возле террасы — нигде её не было. В какую сторону она скрылась, невозможно было себе представить!

У Игорька текли слёзы не в три, а в десять ручьёв. Было похоже, что в скором времени у него вся майка отсыреет.

— Погоди плакать, — сказала Таня, усадив Игорька рядом с собой на террасную ступеньку. — Значит, утром ты её видел?

— Видел… — всхлипнул Игорёк.

— А после обеда?

— Видел… Я ей водички налил… — И он зарыдал ещё горше.

— Ну, а после чая?

Больше Игорёк не мог произнести ни слова. Он буквально захлебнулся слезами.

Помолчав, Таня в раздумье произнесла:

— Не пойму одного — как она ухитрилась из такой корзины вылезть!

Как будто невзначай, она покосилась на Васю, Вася покраснел: неужто она на него подумала? Но он-то тут совсем ни при чём. Он и близко не подходил к Тортилиной корзине. И, хотя Вася знал, что он действительно ни при чём, он всё же юркнул за Гришину спину. Сегодня ему вовсе не хотелось, чтобы Таня про него плохо подумала…

А Таня строгим голосом сказала:

— Хватит, Игорёк! Нечего реветь, слезами делу не поможешь. Сейчас всем отрядом мы поищем твою Тортилу. Где ей быть? Она тут недалеко…

Васю же она спросила:

— Ты, Вася, поможешь искать?

— Помогу, — ответил Вася и ещё больше покраснел.

Теперь он твёрдо знал, что Таня думает, будто он озорства ради выпустил из корзины черепаху, но не желает в этом сознаваться. И ему очень захотелось, чтобы он, а не кто-нибудь другой нашёл Тортилу и сказал бы Тане: «Вот черепаха! Ты думала на меня, а я тут нисколечко не виноват…»

Поиски

— А давай вместе искать, — предложил Гриша, подходя к Васе.

Вася мигом согласился:

— Давай!

Помолчав немного, прибавил:

— Вот тут, на полянке, будем искать, ладно?

Гриша, который больше всех мест в лагере любил речку, вдруг придумал:

— А может, она туда убежала? — и показал рукой в сторону реки.

И на этот раз Вася согласился с Гришей.

— Правильно! — воскликнул он. — Черепахи больше всего любят реки.

10
{"b":"191516","o":1}