ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Когда всё наладилось, и я понял, что новоявленные ангелы дальше разберутся со всем уже сами, призвал всех к осторожности, что слышать из моих уст было просто смешно. После этого я вернулся в Москву, где Алика и Маша, пожив на природе полтора месяца, уже работали в своём модельном агентстве, правда, теперь как его совладелицы и инвесторы на качественно новой основе. Их агентство поставляло моделей за рубеж и раньше, но теперь требования к зарубежным нанимателям красивых девушек для каталогов и журналов резко ужесточились и, что самое главное, Мамонт им всем выставлял крышу. Поэтому, при заключении контракта с зарубежными нанимателями Маша говорила тем в лицо: - "Одна единственная попытка совратить нашу девушку, и вы лишитесь всего, что у вас есть. Никаких наркотиков, никакой потогонной системы и ничего такого, что могло бы повредить её здоровью. Поверьте, с этой секунды вы своей головой отвечаете за её жизнь и это не шутка. Мои парни достанут вас даже под кроватью американского президента".

   Ну, одного только взгляда на ролик, на котором было заснято, как Вагон с разбега проламывает собой кирпичную стену, по которой перед этим били кувалдой, и та устояла, было вполне достаточно. Зато во всём остальном это был самый обычный рекрутинговый контракт, из которого двадцать пять процентов агентство брало себе за прекрасно обученную всему модель, приставка топ была уже делом вкуса потребителей. Заодно Маша вколачивала в головы этих дурёх, в которых она к тому же ещё и вливала свою энергию, что мир вокруг них состоит из одних только хищников, а потому они должны, прежде всего, думать своей собственной головой, как от них отбиться. Однако, вместе с тем она ещё и учила их не только бояться волков, но и вышибать им зубы с одного удара, но главным помощником моделей в этом плане служили телохранители-призраки, которые выдавались каждой девушке и становились чем-то вроде невидимых защитных скафандров на их стройных и красивых телах. Впрочем, ребята Бориса могли их вытащить откуда угодно.

   Такая подготовка длилась всего три месяца, и, как говорит Лика, более всего походила на жестокую муштру. Зато результат был на лицо, семьдесят три красавицы, некоторых из которых я знал лично, поскольку мне пришлось поработать над их формами, подписали контракты сроком на один год. Минимальная сумма составляла восемьдесят пять тысяч евро. Почти все они уехали в Западную Европу, но некоторые в Америку. Надеюсь, что Машины слова о том, что заработав денег на своей красоте и юном очаровании, им всем нужно вернуться в Россию и заняться здесь настоящим, стоящим делом, отложатся в их головах. Сама же Маша говорила, что дольше трёх лет никому из них проработать на западе не светит. Рекламному бизнесу каждый год требовались новые лица. Однако, поскольку благодаря магии ей удалось вложить в их тыковки довольно многое, они могли пробиться на самый верх. С моей любовницей в своё время занимались профессиональные, хотя и спившиеся, актрисы, так же научившие её очень многому. У её учениц имелась возможность пробиться на Олимп мирового модельного бизнеса и даже попасть в Голливуд.

   Так ли это или нет, я не знаю, но как Машу, так и Алику точно мечтали увидеть не только на подиуме, но они максимум на что согласились, так это сняться вдвоём для "Плейбоя". Лично мне это совершенно не понравилось, но кто же меня стал спрашивать? Впрочем, фотографии всё же были довольно целомудренными. Именно их я и увидел в прихожей, когда вошел в квартиру Маши, вырвавшись, наконец, из деревенского узилища Мамонта и компании, где на мне только что верхом не ездили. Свобода! Наконец я был полностью свободе и мог уже ни о чём не думать. Всё, что я мог дать этим прекрасным людям, я дал, так что пусть теперь сами думают, как им поступать дальше. Хотя Маша и Алика и приезжали ко мне каждые выходные, я по ним очень соскучился. Поэтому наша ночь была просто чудесной, но рано утром они подскочили с кровати и умчались в своё чёртово модельное агентство. Зато я был предоставлен самому себе и мог делать всё, что угодно. Правда, я всё же решил сначала пойти, принять душ и позавтракать, а уже потом думать, что мне делать.

   В половине девятого утра, надев короткую кожаную куртку, я вышел из квартиры, спустился на лифте вниз и, выйдя из дома, потопал к станции метро "Авиамоторная". Я так обозначил цель своей первой самостоятельной прогулки по Москве - на поиски Дарвана. Этот демон был единственным членом преступной группировки Очкастого, сумевшим ускользнуть от нас. По приезду в Москву, я набрал номер его телефона, но он мне так и не ответил. Он, как в воду канул, хотя парни Бориса и разыскивали его повсюду. Стало быть, не судьба, а может мы ещё свидимся когда-нибудь. Неторопливой походкой я шел к станции метро и с удивлением озирался вокруг, как какой-нибудь провинциал. Хотя в принципе я ведь и был самым настоящим провинциалом. Всю ночь шел сильный снег и теперь вдоль тротуаров возвышались высокие барьеры из снега, собранного с них дворниками. Стоял морозец градусов под десять, но под ногами моих магических зимних кроссовок всё равно хлюпала и чавкала снежная жижа. Мороз меня совершенно не беспокоил, хотя я и вышел без головного убора. Нимб не даст ушам отмёрзнуть.

   Шагая по тротуару, я беспричинно улыбался. Меня то и дело обгоняли москвичи, спешащие куда-то, зато мне торопиться было некуда и буквально всё в городе, готовившемся к Новому Году, меня интересовало и привлекало внимание. Вот меня чуть было не задел плечом высокий, толстый мужчина в сером пальто и коричневой меховой шапке, который чуть ли не бежал куда-то, но я ловко увернулся, а то он сам бы получил от моего, строгого к таким вещам, нимба. Подумав, что таких торопыг мне попадётся навстречу ещё немало, я поднял правую руку и трижды провёл по волосам, ставя магическую защиту на минимум в том смысле, что за толчок в плечо никто теперь не получит ответный толчок раза в четыре сильнее. Увы, но от выстрела из пистолета нимбы защищали не очень-то хорошо, пропускали две первые пули, зато отбивали все остальные. Ну, как говорится, не всё коту масленица, должна же к каждой бочке мёда найтись своя ложка вонючего и неприятного дёгтя и к тому же все ангелы мщения имели ещё и пуленепробиваемые магические хитоны.

   Сразу после того, как мимо меня пропыхтел здоровенный толстяк, мне навстречу попались две красивые, молодые девушки, одетые в шубки. Они тоже шли быстро, но увидев мою мечтательную, улыбающуюся физиономию, сначала заулыбались, а потом прыснули, и расхохотались. Однако, когда они прошли мимо, я спиной почувствовал, что обе обернулись, зато от меня они этого не дождались. Вскоре я догнал сгорбленную старушку, которая едва шла, опираясь на палочку. Мне сразу передалась её боль и потому, подойдя поближе, я направил ей в спину поток энергии и минуты полторы шел позади, метрах в трёх, сбавив шаг. Этого хватило, чтобы у неё моментально утихла боль в ногах, спине и в груди. Заодно я исследовал содержимое её чёрной хозяйственной сумки, ручки которой неоднократно сшивались, и обнаружил в ней пакет молока, четыре самые дешевые, по виду, сосиски в полиэтиленовом пакете, батон хлеба и кошелёк, в котором лежало семнадцать рублей мелочью, отчего мне стало ещё и горько на душе. Старушка, почувствовав облегчение, остановилась и обернулась. Я улыбнулся ей, и сказал весёлым, ободряющим голосом:

   - Доброе утро, бабушка. Всё у вас будет хорошо, вы только не грустите, и надейтесь на лучшее.

   Старушка улыбнулась и ответила:

   - Эх, внучек, в мои годы вся надежда только на Бога.

   Проходя мимо, я ловко запустил в её сумку дюжину купюр по пять тысяч, их у меня лежало в обоих внутренних карманах туники по сто штук, положил руку старушке на плечо, влив в неё ещё одну волну целительной энергии, и сказал улыбаясь:

   - Вот на него и надейтесь, бабушка. Советую вам, заглянуть в свой кошелёк, вдруг, что найдете в нём. Храни вас Бог. - ещё раз улыбнувшись старушке, я не спеша пошел дальше но шагов через десять остановился и обернулся, чтобы увидеть лицо своей мимолётной пациентки, уже обнаружившей мой подарок и весело крикнул - С наступающим Новым Годом вас, бабушка! Всего вам доброго.

38
{"b":"191523","o":1}