ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава вторая

Ещё один день, начавшийся с неприятностей

   Кажется, Судьба была ко мне благосклонна. Едва только я лёг на траву, как мгновенно уснул и проспал пять часов до половины одиннадцатого утра без каких-либо мучительных сновидений. Моё пробуждение оказалось настолько гнусным, что лучше бы мне приснилось то утро, когда меня стащили за ноги с кровати и стали пинками поднимать с пола. Увы, но меня опять разбудил громкий, издевательский смех и громкие, гортанные голоса, которыми какие-то типы обсуждали мой внешний вид. Какой-то болван, считавший себя очень остроумным, крикнул:

   - Нет, Казбек, это не заблудившийся кефирник. Это даже не мужчина, это женщина. Может быть, отходим её?

   Раздался громкий, издевательский хохот и я рывком вскочил на ноги. Открыв глаза, я увидел, что окружен четырьмя небритыми типами, смуглыми, словно демоны, от которых пахло крайне неприятно. Они восседали на больших, послушных животных. Одеты люди были примерно так же, как одеваются демоны, в штаны и рубахи, только обувь была другая, но не в пример туфлям демонов некрасивая, но больше всего меня поразили меховые шапки на их головах, которые эти люди носили в тёплую погоду. Все четверо были довольно крупными мужчинами и явно не юношами. Ещё один, пятый тип, который сидел верхом на точно таком же животном, находился на противоположном берегу и тоже посмеивался, да, ещё и громко подзуживал своих товарищей:

   - Правильно, отдерите его, чтобы знал, куда не следует совать свой нос. А вообще-то ему не мешало бы глотку перерезать и закопать в лесу. Будет одним неверным меньше.

   Один из мужчин, взявших меня в кольцо, спросил:

   - Ты так считаешь, Азамат? А может быть, просто отхлещем его нагайками и погоняем?

   Азамат кивнул и сказал:

   - Можно и так, Казбек, но в таком случае ему точно нужно будет перерезать глотку, чтобы не написал заявление в милицию.

   Покрутив головой, я вздохнул и миролюбиво сказал:

   - Ладно, посмеялись, ребята, и хватит. У меня и без вас неприятностей хватает. Помощи у вас мне просить, как я вижу, нет смысла, а потому вы оставайтесь тут, а я пойду своей дорогой.

   Азамат тут же громко крикнул:

   - Эй, откуда этот русский так хорошо знает наш язык? Казбек, он, наверное, этот, как его, а, вспомнил, тайный агент! Служит в ФСБ, а к нам приехал, чтобы вынюхивать, есть у нас ваххабиты или нет. Вот и довынюхивался, что его избили, и голым здесь выбросили. Глупо сделали, он теперь точно наведёт на какое-нибудь село федералов. Они давно уже на нас косятся.

   Дело принимало неприятный оборот. Я поднял руку и громко сказал, повернувшись к этому типу:

   - Азамат, я никакой не тайный агент, ни в каком ФСБ не служу, и мои неприятности вас не касаются. Полезете в драку, пожалеете. Заранее предупреждаю.

   Животное под Азаматом встало на задние лапы и громко, протяжно закричало, а он сам завопил:

   - Ты ещё будешь нам угрожать? Клянусь Аллахом, я сам перережу тебе глотку, но сначала ты выкопаешь себе могилу!

   Несдержанный Азамат хлестнул своего зверя плёткой и тот побежал вдоль ручья к тому месту, где можно было спуститься к обрыву. Мнения тех людей, которые меня окружили, разделились, так как один из них громко сказал:

   - Казбек, хватит корчить из себя джигита. Этот человек нам ничего не сделал. Пусть идёт свое дорогой, а нам пора возвращаться к отаре, и так задержались.

   Я повернулся к сказавшему эти слова, и хотел было его поблагодарить, но тут Казбек больно стеганул меня по спине своей плёткой. Повернувшись к нему, я строгим голосом прорычал, показывая этому типу свою плеть:

   - Если я размотаю эту верёвку и хлестану ею тебя, Казбек, то ты будешь целую неделю лежать, как бревно. Это очень мощная парализующая плеть. Так что не зли меня.

   Тот человек, который пытался одёрнуть Казбека, завопил:

   - Ты что, совсем озверел, Казбек? Что он тебе сделал? Азамат совсем дурной стал и ты туда же?

   Тут примчался верхом на своём коричневом звере Азамат, и хотел было тоже хлестануть меня плёткой, но двое других людей быстро остановили его и даже сбили с головы шапку. После этого они стали ругать его такими словами, что у меня чуть уши не отвалились. Знание этого языка долгие годы лежало во мне мёртвым грузом, но сейчас всплыло в моём сознании со всеми его цветистыми эпитетами. Скандал стал было нарастать, но его быстро прекратил тот парень, который заступился за меня и сделал это крайне оригинально, на мой взгляд. Он сбросил Азамата с его зверя и громко крикнул:

   - Джигитом себя возомнил, Азамат? Иди и дерись с этим русским один на один, только сначала отдай мне свой нож. Кинжала же у тебя нет. Какой ты после этого джигит? Кинжала нет, шашки нет, винтовки тоже нет, бурки и той нет, есть только дурь в голове. Всё, спешились, давайте дадим человеку поесть и поможем, чтобы он не считал нас дикими карачаями. А ты, Казбек, извинись перед парнем за то, что ударил его плетью. Смотри, он и так весь в синяках и ссадинах, так ты ему ещё добавил.

   Казбек, это был парень почти одного роста со мной, соскочил со своего животного, подошел ко мне протянул руку и сказал, виновато опустив глаза, причём на другом языке:

   - Парень, ты это, ну, в общем извини. День сегодня паршивый какой-то! Поехали к хозяину, чей скот пасём, он нам зарплату обещал заплатить и ни копейки не дал.

   Пожав ему руку, я примирительно сказал на том, другом языке и тоже без какого-либо труда:

   - Ладно, пустяки, Казбек. По сравнению с тем, как я раз двадцать ударился об ветки, падая с дерева, а потом ещё и о землю, это даже за удар можно не считать. Так что ничего страшного не случилось, и я не держу на тебя зла.

   Казбек улыбнулся и спросил меня:

   - Тебя как зовут?

   Я и ответил не подумав:

   - Авраэль.

   - Странное имя? - сказал мой защитник - А меня Зауром зовут. Слушай, твоё имя на имя ангела похоже. Почти Азраил.

   Вот тут я не стал признаваться и, отрицательно помотав головой, поторопился сказать:

   - Нет, ребята, я не ангел, я простой инженер. Только очень невезучий. С дерева упал.

   Все пятеро наконец-то рассмеялись. Когда смех затих, Заур, кивнув, указал рукой на мою верёвку и спросил:

   - А про свою верёвку ты соврал или она, правда, такая?

   Вздохнув, я решил на всякий случай признаться и, заодно, напустить побольше тумана:

   - Правда. Это парализующий шнур, но его можно превратить и в парализующую плеть. - после чего добавил, надеясь, что если есть такое слово, то на Земле имеется и соответствующее ему заведение - Новейшая разработка нашего института. Предназначена для того, чтобы с её помощью удерживать крупных хищных животных. Для здоровья не опасна, но парализует крепко.

   Глаза Заура загорелись и он воскликнул:

   - Покажи как действует!

   Легко сказать, покажи, вот только на ком и я спросил:

   - Ну, и на ком я тебе это покажу? На себе я этого показывать точно не стану. - тут меня осенило и я предложил - Хочешь, я покажу тебе это на твоём мизинце. Сожми пальцы левой руки в кулак и выстави его, а я легонько ударю.

   Заур, как ни странно, согласился, а когда я, отмотав несколько витков верёвки ударил его по мизинцу узлом, ойкнул, потом зашипел и удивлённо воскликнул на родном языке:

   - Вот, шайтан, и правда мизинец сначала как огнём обожгло, а потом он занемел. Смотрите, побелел и не сгибается.

   - Ничего, - поспешил я его успокоить, - через несколько часов отойдёт. Я же не сильно стукнул.

   Пастухи, как я понял со слов Казбека, стали доставать из сумок, что у кого было с собой, чтобы накрыть небольшой поздний завтрак. Снедь была небогатой, но меня растрогало даже не это, а то, что Казбек достал из сумки штаны, которые были местами, внизу, синеватого цвета, а выше светло-голубые и хотя заштопанные, но всё же чистые, странную красную рубаху с короткими рукавами. Потом он достал какие-то вязаные чехлы, похоже, для ног, и пару потрёпанных башмаков, протягивая которые, сказал:

5
{"b":"191523","o":1}