ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   В принципе я кое-что уже понял. Древнему магу гибель домашних животных потребовалась для того, чтобы забрать себе в момент их смерти жизненную силу. Неандертальцы, которые были современниками не только атлантов и гипербореев, но и лемурийцев, на которых те не обращали никакого внимания, считая дикими животными, уже тогда это подметили. Подметили и долгое время передавали рассказы об этом из уст в уста, но сами никогда не устраивали массовых убийств. Уже после того, как от костной чумы, пожиравшие даже трупы как одних, так и других, находившиеся в специальных погребальных домиках, установленных на деревьях и скалах, умерли последние атланты и гипербореи, часть неандертальцев, по воле Творца превратилась в кроманьонцев и на Земле началась эра человека. Люди, в отличие от титанов, лемурийцев, атлантов и гипербореев, оказались мало того, что существами во всём подобными ангелам, так ещё и довольно мирными, спокойными и уравновешенными. Во всяком случае, на заре развития человеческой цивилизации.

   Связи неандертальцев с людьми не прекратились и они о многом им успели поведать, сидя вместе у одного костра. Наверное, именно поэтому, многие тысячи лет спустя, когда на Земле завершилась эпоха матриархата, и началось стремительное развитие человеческой цивилизации, новоявленные жрецы, желая постичь магию и получить силу, стали устраивать точно такие же жертвоприношения, как первые обитатели Земли, от которых, благодаря костной чуме, ничего не осталось. Все свои жилища они строили из дерева и селиться тоже предпочитали на самых больших деревьях, а потому от этих цивилизаций не осталось почти никаких материальных следов. Да, и какие следы могли остаться от цивилизаций могущественных магов, не знающих никаких инструментов, кроме магии, к тому же живущих на деревьях? Это только на Земле в память о них остались одни только изустные предания. На Небесах и в Аиде этих пусть малочисленных, но жутко свирепых и агрессивных существ, обладающих магическими знаниями, помнили очень хорошо и в музеях хранились не только их изделия, но и они сами. В виде даже не чучел или засушенных мумий, а такими, какими те были при жизни. Правда, тщательно выпотрошенными изнутри и без мозгов. На всякий случай, чтобы никто не ожил.

   Мой второй двойник, летавший над лесом, безмолвно наблюдал за тем, как мёртвые деревья превращались в труху и умирали некоторые из живых, но далеко не все. Верхушки этих, зачем-то перерождённых магом деревьев, тоже начали превращаться в труху. Та же самая участь постигла и посёлок Глухой. Все дома, все деревянные изделия, а также прочая органика, также очень быстро превратились в труху и дома попросту рухнули, превратились в груды мусора. В точно такую же труху превратились и вещи людей, выброшенные наружу, так что я оказался полностью прав. Среди заснеженных просторов Курской области, на этой невысокой возвышенности появилось тёмное, бурое пятно, но с севера надвигался мощный облачный фронт, так что если его и увидели, то только из космоса и не российские спутники-шпионы, а американские. Ну, я думаю что то, что вскоре здесь появятся, увидят и русские люди.

   По всей видимости, синяя отрава была в дефиците у атланта и её ему на всех не хватало. Раз так, значит подземный храм где-то в Сахаре, в которой когда-то, тогда ещё бывшей цветущим райским уголком Земли, жили атланты, всё же построили сами атланты и, скорее всего, в старых копях титанов. Те, в отличие от них и лемурийцев, прекрасно разбирались в металлургии, но не обычной, а магической и после их уничтожения ангелам досталось множество трофеев, в основном доспехов и оружия, а также металлических големов. Всё это было поднято на Небеса и металлами, выплавленными титанами, и их сплавами ангелы пользуются и по сию пору. Так что от этих огромных существ, люто ненавидевших нас, хотя ангелы их никогда не трогали, была хоть какая-то польза. Атланты же и гипербореи не принесли Небесам и Аиду ничего, кроме множества смертей и горя. Впрочем, именно благодаря им, мы научились воевать, а также стали интенсивно совершенствовать магию, так что если взглянуть на всё с этой стороны, то и от этих выродков была польза.

   Во всяком случае, лично для меня она выражалась только в том, что я точно знал, как теперь можно полностью дезактивировать весь этот тлен и мусор, всё еще остававшийся ядовитым. Но это в том случае, если я смогу справиться со своим врагом, древним магом-атлантом. Лезть к нему под землю мало того, что не имело никакого смысла, так ещё и не хотелось. Для этого у меня имелись очень могущественные двойники, так что для начала в бой вступят они, а там посмотрим. Хотя если маг силён и начнёт лупить моих двойников всерьёз, то тем самым и мне достанется. Ведь это были всё же не обычные магические двойники, а особые, практическим моя точная копия, только не физическая, а метафизическая, сотканная из магии, но зато и повторяющая меня во всём. Поэтому, если маг оторвёт моему двойнику руку, то я хотя руки и не лишусь, всё же испытаю сильную боль. Ничего не поделаешь, за всё в жизни нужно чем-то расплачиваться и магия не терпит никакой халявы и халявщиков.

   Мой третий двойник не спеша проникал под землю. Сначала он просочился через большой земляной холм, поросший соснами, затем через пятиметровый слой бетона и вот уже он просачивался через обломки железобетонных конструкций с торчащими из них кусками арматуры. Двойник опускался строго по центру, как раз там, где находилась шахта. Вскоре он очутился под мощной железобетонной плитой в большом, крестообразном в плане, помещении. С одной стороны когда-то опускались вниз и поднимались наверх два лифта. Квадратный ствол шахты, имевшей размеры пятнадцать на пятнадцать метров, был почти наполовину забит какой-то плотной массой прочнее, чем бетон. Крестообразной верхняя часть ствола шахты была потому, что там располагались четыре громадных бункера на несколько тысяч кубометров каждый. Полы всех четырёх имели сильный наклон в сторону шахты и были снабжены откидывающимися вниз стальными заслонками. Тут даже и гадать не приходилось, что сделал когда-то тот учёный, которого вспомнил дед Назар.

   Поняв, что столкнулся с чем-то опасным, он попросту нажал на кнопку, сработали замки, наверное, ещё и пороховые заряды и четыре компонента какой-то специальной, быстротвердеющей смеси, имевшей тёмно-фиолетовый цвет, устремились в шахту и наглухо её запечатали. Подкоп, кстати, через тридцать лет был бы сделан сбоку, под углом в двадцать градусов, чтобы дойти как раз до железобетонной стенки подземного бункера, взрывом проломить её и освободить узника. Всё так же без особой трудности мой двойник опустился в самый низ, непосредственно в секретную подземную лабораторию в том месте, где опускались лифты. Мне не хотелось сразу же попасть в камеру древнего мага-атланта. Сначала я хотел хорошенько осмотреться внизу, а уже потом думать, что мне делать.

   Ствол шахты вплоть до подземной лаборатории был замурован тёмно-фиолетовой массой. Она погребла под собой и лифты, проломив собой их крыши, но не смогла проломить железобетонные стены метровой толщины и стальные, блиндированные двери, а потому не попала внутрь, но зато образовала прочнейшую пробку. Подземная лаборатория представляла собой железобетонный бункер длиной в шестьдесят метров, шириной в двадцать пять и высотой в пятнадцать. Прямо напротив лифтовой шахты, выступавшей на три метра, стояла массивная, стальная пятигранная призма, имевшая в поперечнике метров двадцать и двенадцать в высоту. Она была собрана из многотонных стальных плит, сжатых цельнолитыми обечайками. Именно в этой стальной тюрьме и находился, оживший так не кстати, древний маг-атлант. Сверху, на стальной крыше полуметровой толщины, стояла какая-то стеклянная установка, к которой были подведены стеклянные толстостенные трубы. Они шли из двухэтажного стального бокса, находившегося справа от лифтов. На первом этаже находился ещё и склад с оранжевыми контейнерами, а на втором ёмкости с кислотами.

   Глядя на установку и трубы, хотя в подземной лаборатории было темно, мне всё было прекрасно видно, я понял, что маг покрыл себя толстым слоем какого-то вещества и это его смывали с атланта кислотой. По всем пяти углам призмы располагались подставки, на которых стояли оранжевые контейнеры. В них-то и стекала синяя жидкость и её потом разносили по пяти стеклянным чащам. Из чаш, каждая ёмкостью куба на три, она по воле мага тонкими струйками поднималась по стенкам проедала в известняке дырки и устремлялась по щелям к водоносным горизонтам и карстовым полостям, заполненным водой. Так и был отравлен сосновый бор. Правда, только в одном месте эта синяя магическая дрянь выбралась далеко за пределы Зоны, чтобы отравить домашних животных в Сосновке. Слева от стальной тюрьмы находилось трёхэтажное стальное, герметичное здание лаборатории. Первый этаж был тамбуром, через который можно было войти в раздевалку, чтобы смыв с себя всю гадость, снять защитный костюм, снова пройти через тамбур и подняться наверх, где находились жилые помещения лабораторного комплекса.

56
{"b":"191523","o":1}