ЛитМир - Электронная Библиотека

Он только пожал плечами.

— Возможно, я возьму напрокат частный самолет и слетаю на Багамы.

— Эй, Декс, эта шутка не в твоем духе. Это больше напоминает мою манеру отпускать колкости.

— Вы с мамой уезжаете на зимние каникулы каждый год, — задумчиво проговорил он, проигнорировав замечание Джоанны. — Может, в этом году ты и меня возьмешь с собой? — Декс вытянул руку и, подбросив вверх выпавший зуб, опять повернулся к зеркалу.

Что за мысль! Джоанна чуть не расхохоталась, представив реакцию своей матери, когда она попросит взять с ними Декса на остров Святой Крест.

Она уже пожалела о том, что сказала Дексу по поводу оттенка его кожи. Пожалела и о том, что вообще завела разговор о его внешности, и вообще, что снова начала с ним встречаться.

«А ведь раньше он был таким привлекательным», — с грустью подумала Джоанна, наблюдая за отражением Декса в зеркале, пока он вертел в руках свой выпавший зуб.

— Потанцуем еще немного? — спросила она, пытаясь тем самым увести парня от зеркала и заодно завершить этот неприятный разговор. — Ведь мы за этим сюда пришли, да?

Он медленно повернулся к ней.

— Только давай выпьем сначала колы или еще чего-нибудь, хорошо?

— Да, конечно. Ты закажешь? Я подожду тебя вон за тем столиком.

Декс кивнул в знак согласия и, хромая, направился к бару, практически волоча за собой левую ногу.

«Он стал совершенно зеленым, — в очередной раз подумала Джоанна. — По-моему, он пострадал при падении гораздо серьезнее, чем я думала. Кажется, его колени сильно повреждены. И лицо…»

Вдруг Декс остановился, не дойдя до бара.

Ну что еще случилось? — забеспокоилась Джоанна, наблюдая за ним. Почему он остановился?

— О Господи… нет! — Она даже не поняла, что прокричала это вслух. У нее перехватило дыхание, а к горлу подступила тошнота. Джоанна была уверена, что ей просто показалось, будто Декс снял с лица большой кусок кожи.

Глава 13

— Прекрасно выглядишь, Джоанна. Только не сутулься.

— Мам, я не сутулюсь.

— А, ну может, это такой покрой платья.

— Мам… перестань, — не выдержала Джоанна. — Из-за тебя я буду чувствовать себя неловко.

Миссис Коллир от удивления открыла рот.

— Из-за меня? А что я такого сказала?

«Просто ты знаешь, что в этом чудовищном вечернем платье ты похожа на старомодную маленькую мышь, и хочешь, чтобы я чувствовала себя так же плохо, как ты выглядишь», — подумала Джоанна. Но решила, что лучше вообще не отвечать.

Через некоторое время она вместе с матерью уже поднималась по бетонной лестнице старинного здания бывшего арсенала, ведущей в ярко освещенный главный холл.

— Какие ужасные портреты!

Стены в помещении были увешаны огромными тусклыми картинами девятнадцатого века, с которых смотрели основатели города и другие официальные лица.

— Джоанна, пожалуйста. Не будь такой заносчивой.

— Ну что за место для благотворительного вечера? — недовольно пробурчала Джоанна, сбрасывая пальто и протягивая его молодому мужчине за стойкой гардероба.

— От тебя требуется совсем немного — побыть милой и очаровательной всего лишь несколько часов, — объяснила миссис Коллир, как всегда с трудом справляясь со своим огромным меховым пальто. Она никак не могла расстегнуть верхнюю пуговицу. Не выдержав, Джоанна помогла ей. — Это все, о чем я прошу. Неужели так сложно?

Джоанна мрачно окинула взглядом старинный холл.

— Я приложу все усилия, мам.

Каждую зиму Женский клуб проводил благотворительную акцию в здании бывшего Арсенала. А в этом году всем этим мероприятием руководила ее мама.

«Почему бы и нет? — подумала Джоанна. — Тем более мне ничего другого не остается».

Позже миссис Коллир нашла для Джоанны занятие, попросив ее помочь разлить гостям пунш.

Джоанне казалось, что этот вечер будет тянуться бесконечно, хотя она точно знала, что все закончится в одиннадцать. Джоанна была готова на все что угодно, даже сослаться на желудочный грипп, только бы не принимать участия в этом мероприятии. Но ее мама не купилась бы ни на одну отговорку.

Таким образом, субботний вечер был потрачен впустую. Джоанна вздохнула и, поправив бретельки своего зеленого платья из бархата, потянулась за огромной чашей для смешивания пунша, которая стояла на столике у стены.

«Я могла быть сейчас с Шэпом. Или Дексом».

Джоанна не видела Декса больше недели, с того неудавшегося вечера, когда они вдвоем ходили в тот ужасный танцклуб. На неделе Декс пару раз звонил, и его голос казался ей очень милым, почти таким же, как в прежние времена.

А вчера вечером она вместе с Шэпом ходила в кино на очень смешную комедию с Томом Хэнксом. Шэп хохотал как сумасшедший. Джоанна никогда не видела его таким. Какой же у него нелепый смех, — решила она про себя. Как ни странно, но Шэп ей нравился гораздо больше, когда он был серьезным. И все-таки Джоанна была рада видеть его таким раскрепощенным. Они провели чудесный вечер.

А вот сейчас она — здесь, в здании Арсенала. Взгляд Джоанны остановился на суровом усатом лице Уильяма Бетарда Роджерсона, 1849–1910. Интересно, почему его изобразили со спрятанными под рубашкой руками? У него что, чесотка?

Холл быстро наполнялся гостями. В основном это были пожилые люди или люди средних лет, облаченные в торжественные вечерние наряды и меха. Джоанна тоскливо вздохнула. «Неужели я буду такой же в сорок лет? Ни за что!»

Она приклеила на лицо улыбку и, думая о Дексе и о том, что он делает сегодня вечером, принялась разливать пунш в хрустальные бокалы, которыми был заставлен весь холл.

— Ты дочь Дороти? — спросила у нее какая-то женщина в лиловом платье без бретелек.

— Да, — ответила Джоанна с той же приклеенной улыбкой на лице. — Могу я предложить вам пунша?

Губы женщины были накрашены сиреневой помадой в тон платья, а лицо -густо покрыто румянами. Волнистые, стильно подстриженные серебряные волосы хорошо уложены.

— Конечно, дорогая. Твоя мама говорит, что ты встречаешься с Шэппардом Форрестом.

От изумления Джоанна пролила немного пунша.

— Да…

Маме что, больше делать нечего, кроме как оповещать об этом весь город?

— Дело в том, что я знаю его семью уже много лет, — продолжила женщина, протягивая Джоанне руку, обтянутую лиловой перчаткой. — Я — Сильвия Норрис.

— Очень приятно, миссис Норрис, — отозвалась она, подавая ей бокал пунша.

— Он замечательный молодой человек, и вы — отличная пара.

— Спасибо.

К счастью Джоанны, один седой джентльмен в атласном черном смокинге легонько похлопал миссис Норрис по плечу. Она повернулась, чтобы поприветствовать его, и, увлекшись оживленной беседой, они вместе отошли в сторону.

«В общем-то, она очень даже хорошо сохранилась для своего возраста, — подумала Джоанна. — Надеюсь я тоже смогу красить губы в сиреневый цвет, когда буду трясущейся старушонкой.

К тому же она права насчет меня и Шэпа. Мы действительно отличная пара. Тогда почему я до сих пор встречаюсь с Дексом? Это какое-то сумасшествие. Это совсем на меня не похоже. — Джоанна налила пунш в два бокала и подала их гостям. — Очевидно, это мое слабое место, — рассуждала она в итоге. — Вот что это такое. Декс — всего лишь мое слабое место. Но в следующий уикэнд я поставлю точку в наших с ним отношениях. А может, просто напишу ему письмо.

Нет. Я должна лично сказать ему о нашем разрыве. Глядя ему в глаза».

Джоанна представила себе лицо Декса. Таким, каким оно было раньше — симпатичным. Но тут же в ее памяти всплыла совершенно другая картина: нездоровый цвет кожи с зеленоватым оттенком, отвалившийся от нее кусок… Неужели это произошло на самом деле?

Безусловно, такое трудно забыть. Но почему Декс так изменился? Почему стал выглядеть и вести себя совершенно иначе?

«Определенно между нами все кончено», — решила про себя Джоанна. Она налила очередную порцию пунша и с механической улыбкой протянула бокалы двум пухленьким, хорошо одетым женщинам, которые в ответ улыбнулись ей точно такой же отработанной улыбкой.

16
{"b":"191533","o":1}