ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Погоди минуту! Поговорить надо! Вот что у меня есть! - и я победно продемонстрировал парню закупоренную бутылку, старательно притворяясь пьяным. Тот посмотрел содержимое бутыли на свет: беато лучшего качества!

  - О чем поговорить? - и пьяный, он соображал хорошо. Такого не проведешь!

  - Понимаешь, ищу одного человека. Женщину! Золотоволосую и сероглазую! Мне сказали, что ты можешь навести на ее след! А?

   Глаза его сверкнули яростно: даже во хмелю, он реагировал отлично. Мне показалось, у него была мысль вцепиться мне в глотку, но он не сделал этого.

  - Зачем она тебе? Церта? Я не видел ее много дней, она меня бросила? Что, и тебя тоже успела покинуть? Бабы, брат, такие!... подлые! Ты к ним с душой...

  - Нет, у нас с ней не было отношений. Только познакомились, а потом...

  - Что? - мрачный интерес озарил его яркие глаза. - Убежала?

  - Убежала! - подтвердил, и икнул. - Но перед этим она у меня кое-что украла!

  - Не может быть! - парень присвистнул, взглянул с долей дружелюбия. - Докатилась! Нечего было от меня бегать среди ночи... Ладно, пошли ко мне, расскажешь, что там она у тебя стырила, и разопьем твою бутылочку. С ума сойти: Церта - воровка!

   Судя по всему, я нашел верный подход к мерзавцу: подлецы ото всех ожидают самого худшего, потому что собственная душа темна.

Глава 16. Инор

   Когда ушла Церта, мир перевернулся. Пока она жила со мной, тихая и покорная, как домашняя собачонка, я почти не замечал ее: главное, что она была рядом. Она ничего не умела толком поначалу: ни готовить, ни убирать, ни приласкать в постели, - словно маленький настороженный дикий зверек, запертый в четырех стенах.

   Заставив ее подписать те проклятые документы, я сам был не рад, но, с другой стороны, разве не из-за Церты я опростоволосился? Если бы не она, Тамаре не пришлось бы жаловаться на мою холодность!

   В тот вечер в хиларисе она хлестала беато наравне со мной. Помню, когда я уже был пьян в стельку, она ласково спрашивала моего разрешения и шла на подиум танцевать: оказалось, она двигается во сто крат круче всех этих развратниц, - тело Церты словно оживало в танце, мышцы перетекали плавно, руки напоминали лебединые крылья, а бедра вертелись, как... и слов не подобрать! Тихоня! Развратница! Впрочем, ни с кем она не танцевала больше одного танца: тут же вновь возвращалась ко мне и шептала, полагая, что я уже сплю беспробудным сном:

  - Все они еще хуже тебя, мое прекрасное мерзкое чудовище! - даже дурные слова в ее устах звучали мелодично, волшебно, приятно. И я совсем заснул.

   Когда очнулся утром, пошел домой один. Она заявилась после обеда, даже ближе к вечеру, начала собирать вещи. Сцепились мы с ней, - и она в один миг меня скрутила. Мастер боя!

   Так зачем же терпела мою грубость столько дней? Кто поймет этих женщин? Теперь так думаю: она хотела у меня отсидеться, вот и не возражала против всего, что было. но я ей даже не нравился, вот что обидно! Я, за одну ночь с которым престарелые матроны отваливали большие деньги, был ей не нужен и даром! Обидно, черт возьми! Но именно тех женщин, которые нас отвергают, мы и жаждем телом и душой!

   Когда ушла, еще не верил, что это - насовсем: думал, перебесится, замерзнет к ночи и прибежит назад, как миленькая. Все-таки, я - ее первый мужчина, других она раньше не знала.

   К ночи оставил в дверях записку и ушел в хиларис, думал, она зайдет и без меня. Если вернется. Однако, ошибся: ни в ту ночь, ни в последующие Церта не вернулась. Нашла другого? Она же такая странная! Может быть, что-нибудь сделала с собой? Она же говорила, что не хочет никуда лететь, но я вынудил ее подписать контракт.

   Через два дня после ухода Церты обратился в розыскное агентство, где работали живые люди, но, выслушав меня внимательно, представитель агентства мне заявил, что дело - гиблое: молодая, красивая женщина могла за это время отыскать нового покровителя.

   Оплата услуг сыщика обойдется очень дорого: такое удовольствие себе позволяют, как правило, только элитарии. Если, конечно, хочу, то они могут искать, только плати! Услышав о цене, я присвистнул и понял: единственный путь для меня свидеться с нею: это старт корабля, на котором она тоже должна лететь! Мне остается только ждать! Если она жива, то явится туда. Явится ли?

   Еще несколько дней прошли в пьяном угаре. Бедный Ромул исхудал от невнимания, он все чаще забивался от моей злобы под шкаф и сидел там, носу не показывая. Боялся. Зачем я взял кота? Пожадничал, но любви к животным во мне нет никакой. Одна вонь и обжорство!

   Сегодня я ушел из хилариса, как всегда, хорошо за полночь, и какой-то чудак дикобразного роста увязался следом. Остановился, хотел было напасть первым на ночного преследователя, но понял: не удастся, я еле на ногах стоял от выпитого. Ближе к подъезду неизвестный завел со мной разговор. Он отнюдь не был грабителем! Оказалось, он тоже ищет Церту! И она у него что-то украла! Ну, дела! Опуститься до воровства! Неужели ей так плохо, но она слишком горда, чтобы вернуться ко мне? Глупая женщина!

   Чудак щедро поил меня отличным беато и выспрашивал, как он может отыскать Церту. Пришлось ему объяснить, что никак: не раньше, чем почти через месяц! Он заинтересовался, пытался меня трясти за плечи, но я уперся: с какой стати мне ему рассказывать, как я втянул Церту в аферу с этим переселенческим контрактом? Забавно было позлить этого 'медведя'! Что же все-таки такое она у него украла? Он мне клялся, что ничего ей не сделает, ему важно лишь возвратить утрату. Странный парень.

   Я решил потянуть из него немного денег. Никогда не брал у мужчин деньги, но почему бы и нет? Сказал: пусть приходит утром с деньгами, и я отвезу его в такое место, где он узнает, почему Церта должна будет там появиться почти через месяц. Не уверен, что он мне поверил, но ушел.

   А перед уходом этот чудак, узрев моего Ромула, предложил продать кота. Мол, подарит дорогой маменьке. Какие нежности! Молча швырнул ему клетку для животного, забрал пятьдесят ауров и лег спать. Слава Креатору, хотя бы от Ромула избавился: без Церты не хотелось ухаживать за ним.

   Утром открыл ему дверь: он притащился ни свет, ни заря, не дал толком выспаться. Спросил у него стольник, он дал без разговоров. Потом велел нанять мангану, на которой повез навязчивого гостя в офис переселенческой компании. Гость недоумевал: что нам здесь делать?

   Подвел его к компьютерному пункту, где любой желающий мог узнать обо всех оставшихся местах для переселенцев, и ознакомиться со списком всех участников будущей экспедиции.

   Пробежав глазами длинный список, я немало удивился: в нем числился некий Ян Мар, но Церты Мар не было! Что за чудеса? Потащил его к секретарю с просьбой уточнить данные по всем переселенцам.

   Но дамочка подтвердила: раз в списке нет нужного мне имени, значит, эта женщина никуда не летит! Нет, возможности расторжения контракта у рядовых колонистов нет! Объяснение произошедшего?

   Их может быть всего два: либо с этой женщиной, которую мы ищем, что-то случилось, - ну, там, погибла или полностью утратила подвижность и лежит в коме, - тогда ее исключили из списка. Либо ее просто никогда и не было в списке, и я что-то путаю! Вот так вот! Это я-то путаю? Да мы с ней вдвоем подписывали контракты, причем практически одновременно!

   В голову мне пришло третье объяснение: Церта могла откупиться от контракта, так, чтобы ее договор просто уничтожили, а на ее место в списке включили другую претендентку. Похоже, та же мысль посетила моего назойливого спутника: глаза его сверкнули.

  - Кто у вас тут старший? - спросил мой гость, представившийся Стипатором, у секретарши. - Директор, зам, кто-нибудь?

  - Сейчас директор отдыхает, - прощебетала секретарша. - Если вы по поводу набора новых колонистов, - набор завершен. Если имеете техническую специальность, обратитесь к капитану Ашшуру, вторая дверь слева, вакансии еще есть! Ничем вам больше помочь не в силах!

65
{"b":"191534","o":1}