ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

1-й взвод — танки № 9254 «Беспощадный» и№ 9141 «Интернационал»;

2-й взвод — танки № 4320 «Сивуч» и №9108 «Зоркий»;

3-й взвод — танки № 9446 «Лазо» и №? «Мухин»;

4-й взвод — танки № 9092 «Революционер» и№ 1871 «Гроза»;

5-й взвод — танки № 1930 «Амурец» и №9096 «Мститель».

20 сентября 1920 года командир дивизиона Н. Шамрай докладывал в штаб Амурского фронта ДВР о состоянии вверенной ему части (стиль и орфография документа сохранены):

«Доношу, что в настоящее время в Благовещенске находится шесть танок, из коих пять исправны и один находится в разобранном виде в ремонте. Но ввиду неимения в танках патентованных (то есть «фирменных» французских. — Прим. авторов) вентиляторных ремней и неполного вооружения танок, таковые не могут быть использованы в действии. Вооружение танок следующее:

1) Две танки во неимении вооружения совершенно не вооружены;

2) Две танки каждая вооружена одним 37 мм японским скорострельным орудием у коих нет боевых пружин. Заказ на пружины сделали в срочном виде на заводе Чевурина и по изготовлении таковых орудия могут быть приведены в действие.

3) Две танки каждая вооружена по одному пулемету: системы «Гочкис» и «Максим». К пулемету «Максим» нет запасных частей, как то ствола и замка. В настоящее время имеется: снарядов 350 штук, 5000 патрон к пулемету «Гочкис» и 250 патрон при одной только ленте к пулемету «Максим».

Летом — осенью 1920 года танки повзводно действовали против белых в составе войск Амурского фронта. При этом их действия были успешными во многом благодаря «моральному воздействию» на противника — ведь подобных «ст&чьных чудищ» никто в Забайкалье не видел. Например, 19 октября 1920 года части 5-й Амурской бригады ДВР при поддержке танков 3-го взвода атаковали белых на станции Урульга. Белые открыли сильный артиллерийско-пулеметный огонь, но появление танков произвело на них ошеломляющее впечатление и они в беспорядке отошли. Станция была взята пехотой ДВР без потерь.

Танки дивизиона использовались в боях в течение 1921 года, а к ноябрю все вышли из строя из-за отсутствия запасных частей и специального инструмента. Поэтому в декабре по решению военного совета НРА ДВР танки были отправлены для ремонта в Россию. Только 2-й взвод, «в силу сложившейся боевой обстановки», оставили на Дальнем Востоке. По донесению начальника бронечастей НРА состояние машин было следующим:

«В состав взвода входят два танка французского типа «Бабэ». «Зоркий» вооружен пулеметом «Гочкиса» с удлиненным кавалерийским прикладом (патроны в обоймах), «Сивуч» — пулеметом «Максима». Из инструмента для ремонта и разборки имеется только один французский ключ. Запасных частей нет совершенно».

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_091.jpg
«Рено» NC-27 («Оцу») танкового отряда пехотной школы Чиба направляется на учения. Япония, октябрь 1931 года. На переднем листе корпуса головного танка виден номер 301 (фото предоставил К. Сузуки).
Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_092.jpg
«Рено» FT («Ко») танкового отряда пехотной школы Чиба. Япония, октябрь 1931 года. Машина вооружена японским станковым 6,5-мм пулеметом «Тип 3», на передних листах корпуса видны номер 104 и белая звезда — эмблема японской армии (фото предоставил К. Сузуки, Япония).

К 28 января 1922 года удалось отремонтировать только «Зоркий», который на следующий день убыл на фронт. 9 февраля танк направили под Волочаевку для штурма укреплений белых и на следующий день придали Особому амурскому полку. Из-за наступившей темноты и сильного пулеметного огня белых, полк отошел в исходное положение. «Зоркий» оставили у проволочного заграждения противника, чтобы утром он совместно с пехотой начал атаку. Ранним утром 11 февраля белые заметили танк и открыли но нему огонь с бронепоезда «Каппелевец». Один из снарядов разбил направляющее колесо танка, и он остановился. Другой снаряд пробил оба борта насквозь и едва не уничтожил экипаж. После этого водитель и пулеметчики бросили танк, взорвав гранатами бензобак. На этом невеселом эпизоде закончилась боевая служба танков амурских партизан.

«Русский Рено». Трофейные «Рено», захваченные под Одессой, подтолкнули советское правительство к решению о начале производства танков в РСФСР. 10 августа 1919 года совместным решением Совнаркома и Совета Военной промышленности заводу «Красное Сормово» поручили организовать выпуск танков по образцу захваченных машин.

В качестве образца решили использовать «Рено» подаренный Ленину бойцами 2-й Украинской армии. Однако к этому времени с танка, простоявшего в Москве несколько месяцев без охраны, были украдены многие детали.

29 сентября 1919 года «Рено» прибыл на «Красное Сормово» в трех крытых вагонах «в разобранном виде, без документов и спецификаций». Броню для танков должен был поставить Ижорский завод в Петрограде, а двигатели — завод АМО в Москве. Последний предложил использовать в качестве силовой установки «мотор «Фиат» переконструированный по типу танкового двигателя «Рено».

1 ноября 1919 года для решения «всех конструкторских вопросов, касающихся изготовления танков», была создана специальная комиссия при Совете военной промышленности. Помимо отечественных инженеров в нее вошли два французских специалиста — Дем и Розье, ранее занимавшиеся автомобильным производством на заводах «Рено» во Франции и сочувствовавших Советской власти. Причем Розье поручалось «изготовление всех чертежей и данных для нового танка».

Общее руководство работами по изготовлению танков осуществляло Броневое управление Главного военно-инженерного управления, одновременно являвшееся и заказчиком.

Сборка танков началась в декабре 1919 года и шла очень медленно и с большими трудностями — не хватало квалифицированных рабочих, материалов, сырья, продовольствия. Потому требуемой ритмичности работы достичь не удавалось.

31 августа 1920 года первый танк вышел на испытания, продлившиеся до 12 октября, после чего машина, названная «Борец за свободу тов. Ленин» была отправлена в Москву.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_093.jpg
«Рено» NC-27 («Оцу») в ангаре пехотной школы Чиба. Япония, 1932 год. Танки в двухцветном камуфляже с черной разделительной полосой, на передних листах корпуса видны номера 305 и 303, вооружение на машинах отсутствует (фото предоставил К. Сузуки, Япония).
Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_094.jpg
Танк NC-27 «Оцу» во время учений частей японской армии. 1-й танковый отряд, предположительно 1932 год. Машина вооружена 37-мм пехотной пушкой «образца 11 года», на борту видна укладка лопаты, лома и большой кирки-мотыги (АСКМ).

Согласно первоначальному плану, пять танков планировалось вооружить 37-мм оруднями а десять пулеметами. Но уже 31 октября 1919 года Бронеотдел ГВИУ обратился в Совет военной промышленности с письмом, в котором указывалось, что «вооружение танка одной 3-мм неавтоматической пушкой недостаточно для работы в условиях русского фронта, поэтому необходима еще и установка одного пулемета».

37-мм орудия «Гочкис» поставлялись с Путиловского завода, где их ремонтировали. Из Москвы поступали пулеметы «Гочкиса», снятые с захваченных у белых английских танков MK-V. Однако вооружения все равно не хватило: к 21 июня 1921 года, когда были сданы последние из заказанных танков, три имели пушки, восемь пушки и пулеметы, а для остальных ни пушек ни пулеметов не хватило.

В документах того времени танки, построенные на «Красном Сормове» именовались «Русский Рено» или «Рено русский», а иногда «танки «Фиат» — по марке установленного на них двигателя. Ни в каких боевых действиях гражданской войны они участия не принимали. От своего французского прототипа «Русские Рено» отличались несколько увеличенными размерами моторного отделения (двигатель «Фиат» по габаритам был несколько больше двигателя «Рено»), смешанным вооружением и более низким качеством изготовления. Все изготовленные машины получили имена: № I «Борец за свободу тов. Ленин», № 2 «Парижская Коммуна», № 3 «Карл Маркс», № 4 «Лев Троцкий», № 5 «Лейтенант Шмидт, № 6 «Карл Либкнехт», № 7 «Красный Борец», № 8 «Красная Звезда», № 9 «Пролетарий», № 10 «Свободная Россия», № 10 «Черноморец» (вооружения не имел), № 12 «???» (вооружения не имел), № 13 «Буря» (вооружения не имел), № 14 «Керчь», № 15 «Победа».

19
{"b":"191552","o":1}