ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но уже через неделю министр вооружения Тома на основании доклада командира учебного центра Марли (где в это время проходили начальное обучение и сколачивание первые подразделения средних танков), снова попытался притормозить выдачу заказа. Среди приводимых им доводов значились необходимость увеличения внутреннего объема, размещение в башне вместе с пулеметчиком и его помощника, рост возимого боекомплекта до 10 000 патронов. При этом не учитывалось, что функции помощника пулеметчика и подносчика боеприпасов будет выполнять сама машина. Что касается одноместной башни, то она имела другой недостаток, выявившийся много позже — размещенному в ней единственному члену экипажа приходилось решать и задачи наблюдения, и выбора целей и наведения оружия.

Неудачное применение танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» в ходе наступления на Шмен-де-Дам 16 апреля 1917 года породило новые сомнения командования, Этьенн же в очередной раз убедился в необходимости массированного использования танков. И когда Тома с миссией отправился в Россию (дабы убедить пришедшее к власти Временное правительство воевать «активнее» во имя интересов Франции), Этьенн провел еще несколько испытаний специально для офицеров «штурмовой артиллерии». Эти испытания убедили даже генерала Муре.

Фронтовые офицеры требовали придать частям танки в большом количестве, менять проект было поздно, да и главнокомандующий Нивель склонился в пользу заказа, в первую очередь, легких боевых машин. Этьенн предложил 500 танков из 1150 заказанных вооружить 8-мм пулеметом, а 650 -37-мм пушкой, причем без существенной переделки башни. Введение легких короткоствольных 37-мм пушек в цепи пехоты к этому времени вошло в практику, а легкий танк выглядел для них отличным носителем.

Вскоре генерал озвучил очередную цифру -2500 танков; сюда должны были войти так называемые «радиотанки» в качестве командирских машин и для связи между танками, пехотой и артиллерией. По мнению Этьенна, каждый десятый «Рено» следовало изготавливать как «радиотанк».

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_010.jpg
«Рено» TSF (радиотанк) из состава французских танковых частей. 1919 год. Машина имеет коричнево-зеленый камуфляж с широкими разделительными полосами черного цвета, на борту нанесен четырехзначный военный номер танка, а на балке ходовой части — заводской номер.

1 мая после полного провала наступления и серии мятежей в армии Нивеля сменил генерал Петен, воспринявший идею танков более благосклонно. 20 июня он распорядился увеличить заказ с 1150 до 3500 единиц, причем потребовал их поставки к марту 1918 года. Заметим, что параллельно проект легкого танка разрабатывала фирма «Пежо» (с установкой одновременно 37-мм пушки и пулемета в неподвижной рубке, а двигателя в передней части корпуса).

Легкий танк получил официальное название «Char leger Renault FT modele 1917», сокращенно «Renault» FT-17. Индекс FT дала сама фирма, о его расшифровке в литературе существует ряд версий — например, fabile tonnage («легкий вес»), franchisseur de tranchees («преодолевающий траншеи»). Но дело обстояло проще. Фирма «Рено», выполнявшая различные заказы военного ведомства, использовала двухбуквенные индексы для обозначения групп продукции: AG — легковые автомобили, EG — артиллерийские тягачи, FU — тяжелые грузовики и т.п. В этом ряду FT выглядит вполне логично.

ПОСТАВКИ

Программа реорганизации «штурмовой артиллерии», представленная ее командующим генералом Этьенном 12 июня 1917 года, включала формирование 36 рот легких танков и одну группу по обслуживанию и ремонту (депо) для них. Предполагалось, что завод фирмы «Рено» в Бийанкуре сможет выпустить к сентябрю 750 машин; однако эта программа сразу была сорвана по ряду производственных причин, одной из которых стала нехватка брони. Броневые листы пришлось заказать в Англии, так как французские заводы смогли начать их производство только с октября. «Рено», по предварительным расчетам, могла поставить 700 танков лишь к маю 1918-го. Но Главное командование рассчитывало иметь готовые роты легких танков для весеннего наступления. В конце июля 1917 года военные обратились к министру вооружения с просьбой ускорить производство необходимых фронту боевых машин. Рено не мог выполнить таких заказов в одиночку и в конце концов, согласился отказаться от исключительного права на ряд патентов, содержавшихся в конструкции, дабы министерство могло передать исполнение части заказа другим фирмам. После замены 12 сентября А. Тома на посту министра вооружения Л. Лушером, министерство активнее включилось в реализацию заказа на легкие танки и приняло решение привлечь для этого другие фирмы. В результате заказ на 3530 танков распределился так: «Рено» — 1850 (всех модификаций), «Берлие» — 800, «Шнейдер» (точнее, принадлежавший Шнейдеру завод «Сомуа») — 600, «Делоне-Бельвиль» — 280. «Рено» и «Шнейдер» делали танки целиком у себя, «Берлие» и «Делоне-Бельвиль» получали бронелисты и ряд комплектующих с других заводов. «Рено» смогла выпустить первые машины только в сентябре 1917 года. Одну из них сразу отправили в уже вступившие в войну США — еще летом американцы согласились построить 1200 «Рено» для французской армии и такое же количество для собственной с заменой французского двигателя на отечественный, литой башни на клепаную, а также с переводом метрических размеров в дюймовые. Всего до конца года фирма «Рено» смогла построить только 84 танка.

Тогда же в сентябре командующий «штурмовой артиллерией» определил главным парком легких танков лагерь в Шамплие. На конец ноября в лагере Шамплиэе, превратившемся в главную базу «штурмовой артиллерии», имелось только 29 предсерийных пулеметных «Рено» с железным корпусом, к концу года-83, в феврале 1918-го- 108 танков без вооружения — все считались учебными. К апрелю было произведено 413 танков: 43 — боеготовых, 122 не имели вооружения, а 248 ожидали приемных испытаний.

Еще 1 декабря 1917 года заказ увеличили. Теперь он состоял из 3100 танков FT с башней типа «омнибус» (1950 пушечных и 1150 пулеметных), 700 танков BS с 75-мм орудием и 200 радиотанков TSF. В январе 1918 года снабжение «штурмовой артиллерии» перешло в ведение военного министерства, была создана особая вице-дирекция «штурмовой артиллерии», позволившая централизовать решение ряда вопросов. 17 февраля военный министр увеличил заказ до 4000 машин и распорядился о производстве во Франции 1000 пулеметных, 1830 пушечных танков «Рено», 200 «радиотанков», 600 с 75-мм пушкой и еще 370 для других целей. Впоследствии заказ увеличивали еще несколько раз, и к октябрю он достиг 7820 танков в одной Франции.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный - i_011.jpg
«Рено» TSF (радиотанк) из состава 13-го батальона 505-го танкового полка французской армии преодолевает препятствие. Западный фронт, Арагонский лес, 10 октября 1918 года. Машина имеет двухцветный камуфляж, и заводской номер на балке ходовой части.

Боевые танки фирма «Рено» начала передавать армии лишь в марте 1918-го (да и из них вооружены были только пулеметные), с остальных французских предприятий машины стали поступать только в середине года. Чтобы ускорить подачу танков в войска, министр вооружения распорядился отправлять их с заводов в Шамплие, где сформирован и отдел снабжения автомобильной службы. Многие танки пришлось доводить уже здесь. Так, срочно доставленные на грузовиках в ночь с 23 на 24 марта тридцать 37-мм пушек с установками были смонтированы на танках силами этого отдела.

В связи с началом германского наступления в марте вице-директор «штурмовой артиллерии» 4 апреля просил министра вооружений максимально ускорить оснащение легкими танками девяти сформированных и девяти формирующихся рот. Однако и к 1 мая из 216 сданных танков боеспособными были только 60.

Всего к моменту перемирия 11 ноября 1918 года было построено 3177 танков «Рено» FT, из них 1950 (61,4%) — самой фирмой «Рено». Радиотанков «Рено» TSF изготовили всего 188. После войны «Рено» собрала еще 570 танков, так что общий их выпуск во Франции превысил 3 800 единиц всех модификаций.

3
{"b":"191552","o":1}