ЛитМир - Электронная Библиотека

Харли нервно облизала пересохшие губы. Ее раздирали два противоположных желания: послать его к черту или попытаться узнать как можно больше.

– Вы хотите сказать, что экспериментировали на мне и на моих сестрах в лаборатории и хотели продолжать работу, чтобы спасти свой народ?

– Да, вы и ваши сестры генетически изменены.

– Мои сестры? Разве они не оказались бесплодными? Ведь все это затевалось ради детей?

– К сожалению, Реган оказалась бесплодной, хотя это не помешало ей влюбиться в вампира. Правда, я давно ее видел. А Дарси… – Сальваторе поморщился. – Она также разочаровала меня.

– Почему?

– У нее обнаружился тот же интерес к смертным.

– Я думала, что речь идет о вампирах. – Харли недоуменно подняла брови.

– Да, но о каком, – ответил Сальваторе, чувствуя, как срывается его голос. – Она связалась с Анассо – королем вампиров, гори его душа в аду!

Харли прошлась по цементному полу, обдумывая его слова.

– Дарси и Реган… Они живы?

– Очень даже живы и хотят увидеть вас.

Харли продолжала задумчиво вышагивать, не решаясь поднять голову и встретить его пристальный взгляд.

– Каин сказал, что нас было четыре.

– Есть и четвертая, но я ее еще не нашел. Подозреваю, что Каин знает, где она.

Харли подошла почти вплотную к решетке, обеспокоенно посмотрела на Сальваторе и покачала головой:

– Не может быть. Я не верю вам.

Сальваторе был не из тех, кто упускает возможность. Особенно когда перед ним стояла такая красотка, от которой закипала его кровь.

– Тогда поверьте этому! – сказал он, хватая ее за лямки спортивного топа и целуя. Вкус этого поцелуя как нельзя лучше передавали экзотические восточные специи. Сальваторе почувствовал, словно через него прошла молния. – Вы моя, – прошептал он, отпуская ее.

С минуту Харли смотрела на Сальваторе, забыв, как и он, что серебро для них опасно, затем, пробормотав что-то, отодвинулась от решетки. В ее потемневших глазах поселилась тревога.

– Каин прав. Вы чокнутый! – крикнула она и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

«Чокнутый!» Сальваторе и не стал бы спорить с этим. Он в отчаянии запустил пальцы в свою шевелюру.

Каин появился в коридоре, когда Харли поднялась по лестнице из подвала. На его бедрах сидели выцветшие джинсы, а волосы были все еще мокрыми после душа.

– Я слышал сигнал тревоги, – проговорил Каин, беспокойно посматривая на дверь, откуда только что появилась Харли. – Что, черт возьми, случилось?!

Не в силах справиться с эмоциями, Харли обругала про себя этих чертовых оборотней.

Разве недостаточно было того, что этому Сальваторе удалось пошатнуть все, в чем Каин почти убедил ее? Она всегда подозревала, что не все так просто с теми складными историями, которые рассказывал ей Каин. За годы, что она жила у него, эти истории слишком часто менялись, чтобы быть правдой.

Однако использовать свой королевский моджо[3] Сальваторе не имел права – это был удар ниже пояса. Харли чувствовала, как тает при мысли об этом поцелуе. Она прижала к губам пальцы, которые все еще покалывали невидимые иголки. Ей казалось, что в воздухе парит мускусный запах. Должно быть, своим прикосновением Сальваторе пометил ее. Она слышала, что вары делают так.

Чтобы избавиться от воспоминания, Харли попыталась разбудить в себе гнев, но он получился каким-то вялым.

– Я уже говорила, что мания величия когда-нибудь тебя погубит, – недовольно сказала она Каину. – К нам заглянул Сальваторе.

– Вот черт! – побледнев, воскликнул Каин. – Ты заманила его в ловушку? Он в клетке?

– Хочешь узнать, не рискуешь ли своей драгоценной шкурой? Да, он в клетке.

Каин хмуро посмотрел на дверь, ведущую в подвал:

– Мне нужно сделать пару звонков.

«Будет кому-то звонить? – подумала Харли. – Он действует странно даже для оборотня».

– Хорошо, я пока послежу за пленником.

С быстротой змеи Каин схватил ее за руку:

– Нет!

– Почему – нет?

Каин попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученной.

– Не хочу, чтобы ты была в одной комнате с этим бешеным варом, который поклялся убить тебя.

– Он сидит в серебряной клетке и совершенно беспомощен.

– Чистокровные оборотни никогда не бывают совершенно беспомощны.

Харли всматривалась в обеспокоенные глаза Каина. Он определенно не хотел, чтобы она была рядом с Сальваторе. Почему?

– Если ты боишься, что он может сбежать, то тем более надо за ним присматривать.

Даже в тусклом свете коридора Харли видела, как небесно-синие глаза Каина потемнели.

– У меня есть кому присмотреть за ним. Зачем же тратить на него свое время?

– Почему бы и не присмотреть самой? – пожала плечами Харли. – Кроме того, я хочу поговорить с ним.

– О чем?

– Это имеет значение?

– Конечно, имеет, – ответил Каин, и Харли почувствовала, как сжалась его рука.

– Я не понимаю, – сказала она.

– Не хочу, чтобы ты слушала всякую чушь.

Харли усмехнулась. Как и большинство оборотней, Каин жил долго и потому временами был ворчлив. Но ничего, более старые демоны были еще несноснее.

– Чушь?

В глазах Каина загорелся синий огонек, и Харли поняла, что это дает о себе знать волк, который сидит внутри у него. Оборотни всегда живут во власти своих эмоций.

– Сальваторе известен тем, что способен сочинить красивую ложь, чтобы прикрыть неприглядную правду. Иначе он никогда не стал бы королем варов.

Харли сердито выдернула свою ладонь из его руки:

– Ты называешь ложью тот факт, что обе мои сестры живы и здоровы и в настоящее время живут в Чикаго?

Глава 3

Волна гнева пробежала по лицу Каина. Он скрипнул зубами и настороженно посмотрел на Харли.

– Ты уже говорила с Сальваторе?

– Мы перекинулись парой слов.

– А что еще он сказал?

– Он сказал, что не хочет смерти ни мне, ни моим сестрам. Он хочет лишь спасти меня… – Харли выразительно помолчала. – Спасти от тебя.

Каин рассмеялся, однако это у него получилось довольно фальшиво.

– Вот ублюдок! А он не сказал, зачем прятался в ночи, как вор? Неужели ты веришь всей его лжи?

– Конечно же, нет, – улыбнулась Харли. Врать у нее получалось намного лучше, чем у Каина, да и чем у Сальваторе, наверное.

Сейчас она не знала, на чьей стороне правда. То, что Каин лжец, ей было хорошо известно. Однако она не знала, можно ли верить Сальваторе. Уверена она была лишь в том, что в ее жизни появились вопросы, на которые нужно получить ответы.

– Хорошо, – проговорил Каин, проводя пальцем по ее щеке и шее. – Он опасен, Харли. Ты не должна с ним видеться.

– Если он настолько опасен, почему ты не убьешь его?

– Чтобы потом против меня ополчились все вары? – насмешливо спросил он. – Спасибо.

«А ведь он прав», – подумала Харли, прищурившись.

– Им также не понравится, если ты будешь держать его в плену.

– А кто узнает, что я держу его? – спросил Каин, схватив Харли за шею и прижав к стенке. – Ведь он был один, не так ли? Если бы с ним была стая оборотней, ты бы об этом сказала.

Харли неожиданно вспомнила крошечную горгулью. После встречи с Сальваторе это совершенно вылетело у нее из головы. Она отбросила руку Каина.

– Да, один, – ответила она.

– Значит, если кто-нибудь что-то и узнает, то от тебя.

– Вампиры и без того относятся к тебе с подозрением. Они могут догадаться, с чьей помощью исчез Сальваторе.

Харли почувствовала, как Каин забеспокоился.

– А если мы заставим Сальваторе сообщить своим оборотням, что с ним все в порядке и он напал на мой след? Тогда у нас будет время.

Нереальность этой идеи была настолько очевидна, что она больше походила на хвастовство. Каин был всего лишь злобным оборотнем, до могучего Сальваторе Джулиани ему было далеко.

– А ты не подумал, что заставить сделать что-нибудь могущественного короля варов тебе будет не под силу?

вернуться

3

Моджо (англ. mojo) – чары или магический амулет. Чаще слово используется в переносном смысле, обозначая могущество, харизму или сексапильность.

7
{"b":"191557","o":1}