ЛитМир - Электронная Библиотека

Каин резко придвинулся к Харли, вновь прижал ее к стене и, угрожающе глядя ей в глаза, проговорил:

– Иногда я могу быть очень убедительным.

Харли уперлась руками в голую грудь Каина и с силой оттолкнула его:

– Если хочешь сохранить в порядке лицо, лучше не подходи так близко.

Каин с кривой усмешкой отстранился.

– Разве ты не хотел куда-то звонить?

– Сначала пообещай не спускаться в подвал.

Харли стойко выдержала его пристальный взгляд. Она и прежде подозревала, что ему есть что скрывать. Теперь же она намеревалась выяснить все.

– Ну, хорошо.

– Поклянись!

Харли провела рукой по его груди и произнесла, пожалуй, единственную известную ей клятву:

– Чтоб я сдохла.

– Осторожнее со словами, – угрожающе проговорил Каин. – Смерть может прятаться в самых неожиданных местах.

– Это больше похоже на угрозу, Каин, – заметила Харли.

– Скорее дружеское предупреждение, малышка.

– Не называй меня так.

Каин провел ладонью по ее щеке и, странно улыбнувшись, ушел в зал.

– Веди себя хорошо, – раздалось из коридора.

Дождавшись шагов Каина на лестнице, ведущей на второй этаж, Харли повернулась и тихонько пошла в подвал. По крайней мере обещания не общаться с Сальваторе она не давала. Если у Сальваторе есть ответы на вопросы, она сейчас их получит.

Сальваторе сидел на цементном полу посреди клетки. Серебро жгло даже на расстоянии, так что выбора не было. Но не это сейчас было главной опасностью. Он чувствовал, что тот опрометчивый поцелуй совершенно лишил его сил. А иначе что же?

Святые угодники! Внезапно все сошлось в его размышлениях. Безусловно, притяжение между ними было взаимно – он почувствовал это. Однако только за женщиной стоит решение, принимать этого мужчину или нет. Власть же мужчины в союзе с женщиной была ограничена, причем ограничена кем-то свыше, чтобы мужчина не мог взять женщину силой.

Конечно, и власть, и сила потом – после соития – вновь возвращаются и, по слухам, в большей мере. Так мужчина становится хорошим защитником своей семьи.

Неожиданно все встало на свои места. Только почему это случилось с ним, какое отношение к этому имеет Харли? И почему их встреча случилась именно теперь? Вопросов все еще было много.

Увы, вместе со способностью варов контролировать себя в полнолуние ушло и стремление оборотней образовывать союзы. Сальваторе понимал, что, как и в природе, у оборотней-женщин была сильная биологическая потребность соединяться как можно с большим количеством мужчин, чтобы обеспечить жизнеспособное потомство.

Сладкий аромат ванили вновь предупредил Сальваторе о приближении Харли. Он негромко застонал. В его положении мысль о любовных утехах была противоестественна, однако тело буквально кричало о готовности.

Сальваторе поднялся с пола, наблюдая, как Харли вошла в подвал и плотно прикрыла дверь. Только теперь она была чем-то огорчена. На губах Сальваторе опять заиграла улыбка. Возможно, Харли и считала его своим врагом, но и она была перед ним беспомощна, стоило им оказаться рядом.

– Я знал, что вы вернетесь, – неторопливо проговорил Сальваторе.

– Неужели вы считаете себя таким роковым?

– Не знаю, как для других, а для вас – да, – ответил с улыбкой Сальваторе. Кулаки Харли сжались, и он подумал, что рискует получить в нос. Но опасные красотки лишь возбуждали его. – Кроме того, у вас есть вопросы, на которые могу ответить только я, – прозорливо заметил Сальваторе.

– А вы не думали, что я вернулась, чтобы убить вас?

– Нет.

– Это верх высокомерия.

– Да вы не захотели бы меня, если бы я был как тряпка, – пожал плечами Сальваторе.

– Я не хочу и сейчас.

Услышав столь явную ложь, Сальваторе картинно поднял брови:

– Но вы же никогда прежде не встречали чистокровных оборотней.

– Почему вы так думаете? – сузив глаза, спросила Харли.

– Поскольку тогда вы бы знали, что я не только слышу ответ, но и чувствую его, а нюх не обманешь. – Сальваторе потянул воздух носом и почувствовал, как в ответ его кожу пронзили тысячи иголок. – Это здесь, в воздухе.

Щеки Харли зарделись румянцем, но спустя мгновение она овладела собой и, оттолкнувшись от прикрытой двери, шагнула к клетке.

– Почему бы Каину просто не убить вас?

– Я не знаю, – проговорил Сальваторе, ошеломленный неожиданным вопросом.

– А я думала, что король варов знает все.

– Очевидно, нет, – ответил Сальваторе, не сводя взгляда с прутьев своей клетки.

Харли потерла руки, поймав себя на том, что пытается сбросить с ладоней статическое электричество.

«Ах, если бы все было так просто», – подумал Сальваторе.

– Итак, вы сказали, что я и мои сестры были украдены из детской, – уже более официальным тоном сказала Харли.

– Да. – Сальваторе понимал, что не стоит играть с этой красоткой. – Сначала я думал, что произошло рядовое похищение, случайная жертва, но потом понял, что это заговор с целью погубить варов.

– И вы думаете, что за этим стоял Каин?

– Без сомнения.

Харли кивнула, словно не удивилась словам о предательстве Каина.

– Так что же случилось в Ганнибале?

– Вам в деталях или короче?

– Короче.

– Затратив на поиски несколько лет, я наконец нашел вашу сестру Реган. Она оказалась у этого черта Каллигана, который изводил ее почти тридцать лет. – Сальваторе пожал плечами. – Неудивительно, что она была едва жива, когда я освободил ее. Потом она сама принялась следить за Каллиганом, что привело ее в Ганнибал. Там люди Каина хотели ее поймать, а потом, когда у них ничего не получилось, то и убить.

– Люди Каина – это кто?

Харли не могла понять, кто лжет: Сальваторе или Каин – и потому проверяла его.

– Сэди была первой, но Реган ее убила. Затем появился Дункан, который хотел провести меня к этому логову. – Сальваторе помолчал. – К сожалению, Каин и его ручной джинн опередили меня.

Харли хотела спросить что-то еще, но где-то прозвучал щелчок, и она опрометью бросилась назад к двери, схватилась за ручку, повернула и несколько раз дернула.

– Вот черт! – пробормотала она.

Сальваторе физически почувствовал ее тревогу.

– Что произошло?

Прежде чем Харли успела ответить, из угла усиленный микрофоном прозвучал голос Каина:

– Я предупреждал тебя, Харли. Но ты не послушалась меня.

– Нет! – крикнула Харли и стукнула кулаком по стальной двери. – Каин!

– Да что случилось, Харли? – уже более настойчиво спросил Сальваторе.

– Проклятие! – Харли ткнула пальцем в сторону Сальваторе. – Это все ты!

Сальваторе иронично хмыкнул, словно это не он, а Харли была заперта в серебряной клетке. Потом он почувствовал легкое дуновение, пол под его ногами покачнулся, колени ослабели и навалилась чернота.

Деревянная хибара была почти в пятидесяти милях к северу от Сент-Луиса, так что, рассудил Каин, ее не найдут даже с помощью навигатора. На пути туда любого ждали акры густого леса и высокие заборы. Местные ведьмы сплели вокруг нее сеть защитных заклинаний.

Каин не хотел, чтобы Сальваторе и Харли быстро нашли; к тому же то место было не так далеко от одного из домов Каина, так что пленников можно было доставить туда, пока Сальваторе спит.

Каин не знал, что Сальваторе успел рассказать Харли, и потому не мог ей больше доверять. Он не исключал, что Сальваторе был не один, и хотел избежать любой возможности преследования. Так что место было выбрано как нельзя лучше.

Конечно, он бы чувствовал себя намного лучше, если бы не стоял сейчас в тесном туннеле, который проходил под его поместьем. Каин смертельно устал от событий последних дней и ни в каком кошмаре не хотел бы встретиться с варами, чудившимися ему сейчас за каждым поворотом. Если бы он мог увидеть себя сейчас, то наверняка бы удивился жутковатому темно-красному свечению глаз. Его била нервная дрожь, и в воздухе сгущался легкий морозец. Такой морозец обычно исходил от подкарауливавших в засаде варов, а также от его компаньона – вара.

8
{"b":"191557","o":1}