ЛитМир - Электронная Библиотека

Каин откашлялся и решительно наклонил голову. Рядом мог быть кто угодно, в том числе и вары, которые каким-то образом могли узнать, что это он захватил Сальваторе. Он и прежде имел дело с Сальваторе, и этот высокомерный король оборотней всегда только раздражал его.

Именно поэтому Каин старался редко видеться с королем варов – раз или два за десяток лет.

– Я сказал, что позабочусь о Сальваторе, что я и сделал, – сказал Каин в темноту, решив: будь что будет.

– Ты также обещал, что помешаешь ему встретить чистокровку, пока я не буду готов действовать, – прозвучал из темноты насмешливый голос компаньона.

– Это случилось не по моей вине.

Каин почувствовал, как близок он к превращению. Его кожу кололи невидимые иголки, но надо было удержать в себе рычащего волка. Он всегда просыпался, когда возникала опасность.

– Если ты думаешь, что у тебя получится лучше, то забирай его.

– Еще не пришло время.

– Время для чего?

– Время, когда сбудется предсказание.

– Я жду уже тридцать лет, когда сбудутся эти предсказания, – проворчал Каин, – и уже устал от пустых обещаний.

– Ты сомневаешься в моей власти? – прорычал невидимый во тьме вар.

Каин проглотил слова обиды, понимая, что зашел уже слишком далеко. Этот вар пока был ему нужен, но когда-нибудь…

– Нет, – ответил он.

– Не забывай об этом. Если с Сальваторе что-нибудь случится, прежде чем я буду готов, то я сниму с тебя кожу и отдам тебя стервятникам.

Зловонный порыв холодом обжег Каина, и знакомый силуэт растаял в тени.

Каин сосчитал до ста, потом для верности еще до пятидесяти. Наконец, почувствовав, что остался один, он повернулся и сплюнул в грязь.

«Когда-нибудь я убью этого ублюдка», – подумал он.

Когда Харли проснулась, в ее голове, казалось, грохотал барабан. Она облизала сухие губы и почувствовала, что лежит в крепких объятиях удивительного вара, с которым недавно познакомилась в саду.

В беспамятстве она прижалась к нему, чувствуя жар его тела и богатый мускусный запах, который, похоже, действительно мог соблазнить любую из женщин в минуту слабости.

Руки Сальваторе оказались внизу, и Харли показалось, будто она сидит на его больших ладонях. Спустя мгновение она словно толчком вышла из этого забытья. Где сейчас был ее рассудок?!

Харли оттолкнула Сальваторе и вскочила. Он остался лежать на спине, сверкая своей самодовольной улыбкой.

– Вы всех так ощупываете?

Сальваторе сложил руки на животе и скрестил ноги. Должно быть, он нелепо смотрелся на цементном полу в перепачканном дорогом костюме и с взъерошенными волосами. Но Харли вдруг захотелось прижаться к нему. Она не могла отвести взгляда от его лица, загорелого до бронзового оттенка, полных чувственных губ, светлых золотистых глаз.

– Только тех, кто прижимается ко мне во сне, – ответил Сальваторе. – Если кто первый и начал, то не я.

Хуже всего было то, что Харли совершенно не помнила, как оказалась на нем. Она начала думать, что сама внезапно потеряла рассудок.

– Держите себя в руках, – проговорила она, чувствуя, как Сальваторе начинает ее все более раздражать.

– Лучше вас, – ответил Сальваторе, поднимаясь с пола одним неуловимым движением.

– Довольно! – Харли резко отвернулась от Сальваторе, игнорируя приветливый огонек, который загорелся в его глазах. – У меня есть дела поважнее, чем болтать с разными оборотнями.

Сальваторе отстранился, однако Харли все еще чувствовала, как его могучая энергия заполняет пространство.

– Вы знаете, где мы? – перешел к делу Сальваторе.

Харли огляделась, и ее взору отрылся совершенно пустой подвал за серебряными прутьями решеток. Узкая дверь, одинокая лампочка под потолком и голые стены. Ни окон, ни стульев. Не было даже одеяла. Харли почувствовала запах свежего дерева, и ей все стало ясно.

– В домике Каина под Сент-Луисом.

Сальваторе прикрыл глаза и потянул воздух носом.

– Наступает вечер, – сказал он.

– У вас есть идеи?

– Днем Леве в виде статуи стоит на карнизе, – пояснил Сальваторе, открывая глаза. Теперь в их золотистой глубине плескалось огорчение. – Скоро он проснется и пойдет по нашему следу.

Харли огорченно покачала головой. Возможно, она сейчас и была разъярена на Каина, но недооценивать его она не могла.

– Все плохо – не будет следа, – сказала она.

– Что вы имеете в виду?

– Одна из любовниц Каина – ведьма. Он всегда прибегает к ее услугам, чтобы скрыть свой след. Никто не найдет нас.

– Одна из его любовниц? – недоуменно спросил Сальваторе. – Сколько же их у него?

– Не считала, – нетерпеливо ответила Харли. – Какая мне разница, с кем еще спит Каин?

– Так вы тоже спите с ним?

– Это не ваше дело!

Глаза Сальваторе на мгновение заполнились тоской.

– Какая неприятность, – промолвил он.

Харли почувствовала на мгновение сочувствие к этому человеку, но тут же стряхнула наваждение – сейчас не время отвлекаться.

– Можете думать, что хотите, но мне кажется, у нас здесь настоящие неприятности. Вы можете сосредоточиться на чем-нибудь, кроме своего либидо?

– Я могу думать сразу о нескольких вещах, – поведал Сальваторе, и его губы растянулись в улыбке.

– Тогда подумайте, как нам выбраться отсюда, – посоветовала она.

Глава 4

Сальваторе не торопясь осмотрел запертую дверь клетки.

– Здесь нужно настоящее чудо, – сказал он, нажимая на слово «настоящее».

– А я, наивная, думала, что короли оборотней обладают самыми неожиданными способностями, – усмехнулась Харли.

Сальваторе улыбнулся. Она могла дерзить как угодно, но то, что она возбуждена, ей не удавалось скрыть. Аромат ее возбуждения отчетливо заполнял пространство.

На Сальваторе навалилось минутное беспамятство. Когда он очнулся, то обнаружил, что сжимает Харли в объятиях.

– Не все так просто, – признал он.

– Согласна, но тем не менее нам надо выбраться отсюда, – сказала Харли, пристально глядя на Сальваторе.

– А что предложили бы вы? – спросил он. – Вы же знаете Каина. Глубоко… намного глубже, – сказал Сальваторе, и его лицо снова исказила непонятная гримаса. – Может быть, вы знаете и его слабости?

– Я почти ничего не знаю о Каине, – немного насмешливо ответила Харли, но от слуха Сальваторе не ускользнула легкая нотка горечи. – Я даже не уверена, что все, что я знаю о нем, – правда.

Радоваться тому, что у Харли с этим трусливым оборотнем нелады, Сальваторе показалось слишком мелким. Более того, он испытал сейчас неожиданный укол сожаления. Она действительно была обеспокоена пониманием того, что в ее жизни, может быть, было слишком много лжи.

Сальваторе схватил Харли за руку, понимая, что ей ничего не стоит оттолкнуть его прямо на серебряные прутья решетки. Она заметно напряглась, но вырываться не стала.

«Пока все хорошо», – сказал себе Сальваторе, чувствуя, как ощущение теплоты ее кожи постепенно возвращает ему силы. Предательская слабость уже начала его изводить.

Боже, как же он хотел ее!

– Он сказал вам, что это я убил ваших сестер?

– А также то, что я – следующая в вашем списке.

Выражение лица Харли не обманывало его. Она все еще не могла поверить, что он хочет причинить ей зло.

– Еще клялся, что он, и только он, сможет защитить меня.

– Умный способ удержать человека под контролем. А он никогда не показывал, почему так не хотел отпускать вас дальше сада? – поинтересовался Сальваторе.

– Каин использовал мою кровь в экспериментах, чтобы превращать варов-полукровок в чистокровных оборотней.

Сальваторе покачал головой. Сила варов была скорее мистической, и ее можно было лишь немного скорректировать – собственно, чем и занимался он сам. Но создание бессмертного чистокровки в лаборатории – это уже граничило с волшебством.

– Как он может верить в такую ерунду?

– Но он верит, – ответила Харли, чувствуя, что помимо воли крепче сжимает руку Сальваторе. – Вроде бы у него был древний оборотень, который и рассказал, что его, Каина, кровь станет основой для создания чистокровок.

9
{"b":"191557","o":1}