ЛитМир - Электронная Библиотека

– Будь по-твоему, но если я однажды утром проснусь мертвым, то приду к тебе жаловаться.

– Зачем ты ее заранее предупреждаешь, босс?

– Заткнись, Лойош.

К моему удивлению, Норатар сказала:

– Я считаю, ты правильно сделала, Алира.

– И я тоже, – добавила Сетра.

Я повернулся к ней.

– В самом деле? Расскажите нам, что вы сотворили с Сетрой Младшей.

– Дом Дракона, – ответила Сетра, – решил, что Сетра Младшая никогда не будет императрицей или Верховным Военачальником. То же относится ко всем ее потомкам.

– Да, но что с ней сделали вы? – не унимался я.

Она мечтательно улыбнулась.

– Мне кажется, я нашла для нее подходящее наказание. Сначала я заставила ее обо всем мне рассказать, а потом…

– И что она сказала? – перебил я Сетру.

– Ничего неожиданного. Сетра Младшая хотела покорить Восток и пожаловалась Волшебнице в Зеленом, с которой дружила, что, став императором, лорд Клайер не захочет поддержать планы Сетры. Тогда Волшебница решила посадить на трон Адрона – она не сомневалась, что тот назначит Верховным Военачальником Баритта, а Баритт поддерживал идею вторжения. Баритт согласился, поскольку считал, что Адрон больше подходит для должности императора, чем Клайер, – извини, Норатар.

Норатар пожала плечами.

Сетра продолжала:

– После Катастрофы Адрона они не вмешивались в ход событий. Когда Зарика заняла трон и все вернулось на круги своя, наследником стал Маролан. Они постарались сделать так, чтобы Сетра подружилась с ним. Вскоре они выяснили, что Маролан не станет возражать против вторжения, и успокоились. Когда неожиданно появилась Алира и стала новой Наследницей, они снова взялись за работу. Узнав, что Алира и Маролан дружны с Владом, они решили использовать это, чтобы дискредитировать их. Они уже были знакомы с Ларисом, который ранее выполнял для них грязную работу, когда они организовали фальшивое генетическое сканирование. Как только Баритт отказался с ними сотрудничать, они поручили покушение на него Ларису, который успешно справился со своей задачей. Теперь они решили использовать это как угрозу, чтобы заставить Лариса напасть на тебя. Судя по всему, он был совсем не против завладеть твоей территорией, Влад, но его необходимо было убедить не убивать тебя сразу. Они сказали, что он сможет разделаться с тобой после того, как их планы будут завершены. Остальное ты знаешь.

Я кивнул.

– А теперь о Сетре Младшей…

– Да, конечно. Я попросила Некромантку отправить ее в иное измерение, очень похожее на Драгейру, но время там течет с другой скоростью.

– И она там останется?

Подобное наказание показалось мне уж слишком жестоким. Уж лучше было ее прикончить. К тому же она насолила мне гораздо меньше, чем Волшебница в Зеленом.

– Нет, – ответила Сетра. – Она сможет вернуться, когда завершит выполнение своего задания. Это не должно занять больше недели нашего времени.

– Задание?

– Да. – И Сетра снова мечтательно улыбнулась. – Я отправила ее в пустыню, снабдив достаточным количеством пищи, воды и даже удобной палаткой. И еще я вручила ей палочку. Ей придется написать на песке «Я не буду вмешиваться в решения совета Драконов» восемьдесят три тысячи пятьсот двадцать один раз.

Представьте себе старика – выходца с Востока, почти семидесяти лет, весьма впечатляющая цифра для нашей расы. Но в очень хорошей форме для своего возраста. Он беден; но не нищий. Ему удалось вырастить семью посреди Драгейрианской Империи, и у него совсем неплохо получилось. Он похоронил (так на Востоке говорят вместо «пережил», уж не знаю почему) жену, сестру, дочь и двоих сыновей. У него остался лишь внук, который подвергает себя опасности каждые несколько недель.

Он почти совершенно облысел – осталось лишь несколько пучков седых волос. Это крупный дородный человек, однако руки его достаточно быстры, а рапира может преподать болезненный урок многим драгейрианам, не знакомым с восточным стилем фехтования.

Он живет в восточном гетто, на южной окраине Адриланки. Зарабатывает на жизнь колдовством, потому что отказывается принимать деньги от своего внука. Он беспокоится о внуке, но никогда этого не показывает. Всегда готов помочь, но не станет жить жизнью своих детей. Когда один из его сыновей попытался стать драгейрианином, он был опечален. Он не сомневался, что сын обречен на сплошные разочарования, но никогда не критиковал его.

Я отправился навестить старика на следующий день после смерти Лариса. Меня тошнило, когда я шел по заваленным мусором улицам, но я старался это скрыть. Все знают, что выходцы с Востока грязнули, не так ли? Посмотрите, как они живут. Какое значение имеет то, что они не могут использовать магию, как драгейриане, чтобы избавляться от отбросов? Если они хотят овладеть магией, никто не мешает им стать гражданами Империи, переехав за город и превратившись в текл или купив титул в Доме Джарега. Не хотят быть подневольными крестьянами? Они ведь еще и упрямы. Нет денег, чтобы купить титул? Конечно, нет! Кто даст им хорошую работу, если они такие грязные?

Я старался не думать об этом. Коти тоже пыталась, но я видел, как растет напряжение в ее глазах, как крепко она сжимает губы. Я должен был бы хорошо чувствовать себя здесь – удачливый человек возвращается в мир своего детства. Но все было иначе. Я ощущал лишь подступающую к горлу тошноту.

Над магазином моего деда нет никакой вывески. Все в округе прекрасно знают, чем он занимается, а на остальных ему наплевать. Драгейриане перестали использовать колдовство, как только закончилось Междуцарствие, и магия снова заработала.

Когда я прошел в дверной проем (двери попросту не было), моя голова задела за колокольчики. Они мелодично зазвенели. Дед стоял ко мне спиной, и я сообразил, что он делает свечи. Он повернулся, и его лицо осветилось почти беззубой улыбкой.

– Владимир! – сказал он.

Он посмотрел на меня, улыбнулся Коти, а потом снова перевел взгляд на меня. Мы могли общаться псионически (дед меня научил, как это делается), но он прибегал к этому только в случае крайней необходимости. Дед считал, что псионический контакт нечто драгоценное, чтобы растрачивать его на ерунду – впрочем, следуя своему обычаю, он никогда не порицал меня за это. Поэтому нам приходилось встречаться, если мы хотели поговорить. В результате, поскольку он отказывался телепортироваться, а ходить через многие районы Адриланки выходцам с Востока небезопасно, наши встречи были довольно редкими.

– Владимир, – повторил он. – Кого это ты привел?

Лойош подлетел к деду, словно он спросил о нем, и с довольным видом подставил шею.

– Нойш-па, – сказал я, – я хочу познакомить тебя с Коти.

Она сделала книксен, и он расцвел.

– Коти, – повторил он. – А у тебя есть родовое имя?

– Больше нет, – ответила Коти. Я прикусил губу. Когда-нибудь я спрошу у нее, что это значит.

Дед по-доброму улыбнулся ей, потом посмотрел на меня. Его глаза сверкнули, а тонкая седая бровь поползла вверх.

– Мы хотим пожениться, – сказал я. – И пришли за твоим благословением.

Он подошел к Коти, обнял ее и расцеловал в обе щеки. Потом обнял меня. Когда дед отодвинул меня в сторону, я увидел, что в уголках его глаз появились слезы.

– Я счастлив за тебя, – сказал он. Потом он нахмурился, и его лицо омрачилось. Я знал, что он сейчас спросит.

– Она знает, – сказал я. – У Коти такая же профессия, как у меня.

Он вздохнул.

– О Владимир, Владимир. Будь осторожен.

– Обязательно, Нойш-па. Сейчас у меня все хорошо. Я чуть не потерял все, но теперь мои дела налаживаются.

– Прекрасно, – сказал он. – Но как получилось, что ты чуть все не потерял? Это никуда не годится.

– Знаю, Нойш-па. Некоторое время тени отвлекали меня, и я не мог ясно разглядеть цель.

Он кивнул.

– Заходите, мы что-нибудь перекусим.

– Спасибо, Нойш-па.

Коти кротко повторила вслед за мной (по-моему, она впервые в жизни проявила кротость):

101
{"b":"191559","o":1}