ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попытался отбросить мрачные раздумья, и мне это почти удалось.

– Что тебя беспокоит, Крейгар?

– Интересуюсь, сумел ты что-нибудь выяснить или нет, – с самым невинным видом проговорил он.

«Сумел или нет?» – спросил я самого себя. Вопрос начал пульсировать, повторяться у меня в голове, и я вдруг понял, что хохочу как безумный. Заметил, что Крейгар бросил на меня какой-то странный взгляд, обеспокоенный, что ли? Однако я не мог остановиться и продолжал хохотать. Я честно попытался успокоиться, но у меня ничего не вышло. Ха! Сумел ли я что-нибудь выяснить?

Крейгар наклонился через стол и влепил мне пощечину, одну, но достаточно увесистую.

– Эй, босс, – вмешался Лойош. – Кончай.

Я немного пришел в себя.

– Тебе хорошо говорить «кончай», – возмутился я. – Может быть, это ты узнал, что когда-то совершил поступок, достойный презрения, да и вообще воплощал в себе все те качества, которые ненавидишь?

– Ну и что тут такого? Тебе ведь не сказали, что ты был полным идиотом, просто какой-то полубог решил немного порезвиться с твоими предками! – рявкнул в ответ Лойош.

Я подумал немного, решил, что он прав, и повернулся к Крейгару.

– Уже все в порядке. Спасибо.

– Ты уверен? – У него по-прежнему был обеспокоенный вид.

– Нет.

– Великолепно, – прокомментировал он мои слова. – Итак, если ты в состоянии больше не закатывать истерик, расскажи мне, что же ты выяснил?

Я чудом снова не впал в истерическое состояние, но взял себя в руки, прежде чем Крейгар получил еще одну возможность врезать мне по физиономии. Что я выяснил? Ну, я не собираюсь рассказывать ему это, и это… да, и это тоже. И что же остается? Ах да, конечно.

– Мелар имеет предков в трех Домах, – сказал я и представил Крейгару полный доклад о том, что поведала мне Алира – про Мелара.

Он молчал, осмысливая услышанное.

– Как интересно, – заявил наконец он. – Тсер, да? И дракон… хм? Почему бы тебе не заняться тем, что касается тсеров, а я обращу свои взоры на драконов.

– Мне кажется, разумнее сделать наоборот, поскольку у меня имеются связи в Доме Дракона.

Крейгар внимательно на меня взглянул, а потом спросил:

– Ты уверен, что в данный момент хочешь использовать свои связи?

Я помолчал немного, а затем кивнул.

– Ладно, я проверю документы тсеров. Как ты думаешь, что следует искать?

– Понятия не имею, – ответил Крейгар, потом наклонил голову, точно обдумывал что-то или вступил в псионический контакт.

Я ждал.

– Влад, – проговорил Крейгар, – ты имеешь какое-нибудь представление о том, каково это – быть полукровкой?

– Точно знаю, что не хуже, чем выходцем с Востока!

– Так ли?

– Ты к чему клонишь? Тебе прекрасно известно, какие испытания выпали на мою долю.

– Да, конечно, Мелару не пришлось решать тех проблем, с которыми столкнулся ты. Предположим, однако, что он унаследовал истинный дух каждого из Домов. Ты представляешь, как унизительно для тсера не быть включенным в список героев Дома, какое это оскорбление, когда тебе не доверяют возглавить войска, которые ты в состоянии повести за собой? Его приняли лишь в Дом Джарега, и, можешь не сомневаться, Влад, среди джарегов найдется немало желающих заставить Мелара есть драконий помет. Да, тебе пришлось хуже, чем ему, но он чувствует, что имеет право на большее, на лучшую судьбу.

– А я нет?

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

– Конечно, – согласился я. – Понимаю. Ну и к чему нас привели твои рассуждения?

У Крейгара на лице появилось озадаченное выражение.

– Откуда мне знать наверняка, только все это, уж можешь не сомневаться, сказалось на его характере.

– Приму к сведению, – кивнув, заявил я.

– Так, займусь-ка я делом.

– Вот и хорошо. И еще: ты не мог бы забрать у Деймара кристалл с портретом Мелара? Возможно, он мне понадобится.

– Конечно, заберу. Когда он тебе потребуется?

– Можно утром. Сегодня вечером я решил устроить себе выходной. Делом займусь завтра.

В глазах Крейгара появилось сочувствие, что увидишь там не часто.

– Ладно, босс. Я тебя тут прикрою. До завтра.

Я ел совершенно механически, предварительно вознеся благодарственную молитву за то, что сегодня очередь Коти готовить и мыть посуду. Я сомневался, что смог бы справиться с этой задачей.

После ужина я встал из-за стола и отправился в гостиную. Уселся и попытался разобраться в собственных мыслях. Ничего у меня не вышло. Пришла Коти, села рядом. Мы некоторое время молчали.

Я старался оттолкнуть от себя то, что сказала мне Алира, или отнестись к ее словам как к смеси сказок, дурацких предрассудков и бреда. К сожалению, ничего не вышло, все очень ловко складывается вместе и кажется разумным. С какой стати, в конце концов, Сетра Лавоуд относится так дружелюбно ко мне, выходцу с Востока? И, похоже, сама Алира верит в это, иначе почему бы она стала держаться со мной почти как с равным?

Но гораздо важнее не вызывающее сомнений ощущение истинности. Это и пугало больше всего – где-то в самых глубинах моего существа, в «душе», я понимал, что Алира сказала правду.

Следовательно… Что? Причина, побудившая меня вступить в Дом Джарега – мое отвращение к драгейрианам, – на самом деле вещь не существующая, чистой воды вымысел. Презрение же, которое я испытываю к драконам, вызвано вовсе не уверенностью, что моя система ценностей значительно выше их, а возникло в результате чувства собственной неполноценности, родившегося… когда? Сколько времени прошло с тех пор? О, клянусь многосуставчатыми пальцами Вирры, я не знал, что и думать!

Неожиданно я сообразил, что Коти держит меня за руку. Я улыбнулся ей, если честно, с трудом.

– Хочешь поговорить? – спросила она тихо.

Еще один хороший вопрос. Я не знал, как на него ответить. Но, запинаясь, с трудом подбирая слова, целых два часа рассказывал Коти о том, что узнал от Алиры. Она выслушала меня с сочувствием, но не казалась особенно расстроенной.

– Слушай, Влад, а какое это имеет значение?

Я открыл было рот, чтобы ответить, но она остановила меня, покачав головой.

– Знаю. Тебе казалось, будто ты стал таким, каков ты есть, потому что ты с Востока, а теперь у тебя появились сомнения. То, что ты человек, – лишь одна сторона вопроса, верно? Тот факт, что когда-то ты вел жизнь драгейрианина – возможно, даже несколько жизней, – никак не влияет на страдания, выпавшие на твою долю в этой.

– Нет, – согласился я, – наверное, не влияет. Но…

– Я понимаю. Послушай, Влад. После того как все закончится, уйдет в прошлое, скажем, через год, мы встретимся с Сетрой, поговорим об истории, и, если захочешь, она вернет тебя назад, и ты переживешь те события заново. Если только захочешь. А пока – забудь. Ты такой, какой есть, и лично меня вполне устраиваешь – мне совершенно все равно, каким ты был в старые, давно ушедшие времена.

Я сжал ладонь Коти, радуясь тому, что мы поговорили. Я почувствовал облегчение, немного расслабился и понял, что устал. Тогда я поцеловал руку Коти и сказал:

– Спасибо за ужин.

Она чуть приподняла одну бровь.

– Могу побиться об заклад, ты даже не заметил, чем я тебя кормила.

Я немного подумал. Яйца джагалы? Нет, она делала их вчера.

– Эй, послушай! – вскричал я. – Сегодня была моя очередь готовить еду, разве нет?

Коти радостно заулыбалась.

– Точно, дружище. Я тебя перехитрила, и теперь ты мне должен еще один ужин. Правда, я умница?

– Проклятие! – возмутился я.

Она с деланно печальным видом покачала головой.

– Получается, дай-ка подумать… ты мне должен двести сорок семь мелких услуг.

– Но кто считает, верно?

– Верно.

Я поднялся на ноги, по-прежнему не выпуская ее руки. Коти отправилась за мной в спальню, где я отдал ей одну услугу, впрочем, можно сказать и наоборот – стал должен на одну больше. Все зависит от того, как к данному вопросу относиться.

28
{"b":"191559","o":1}