ЛитМир - Электронная Библиотека

Слуги Келета впустили меня в замок, явно демонстрируя свое отвращение. Я их проигнорировал.

– Герцог примет вас в своем кабинете, – объявил дворецкий и посмотрел на меня сверху вниз.

Протянул руку, чтобы взять у меня плащ, взамен я отдал меч. Мне показалось, что он несколько удивился, но меч принял. Если хочешь остаться в живых во время схватки с воином тсером, не вступай с ним в схватку – вот в чем главная хитрость. А не вступить с ним в схватку гораздо сложнее, практически невозможно. Тсеры просто обожают сражаться, когда судьба и все преимущества находятся на их стороне.

Я страшно гордился своей выдумкой, позволившей мне сюда проникнуть. Ничего особенного, конечно, но все равно здорово. Отличный повод, надежный, практически безопасный, да еще и с высокой степенью вероятности положительных результатов. А главное – я сам его сочинил. Меня немного беспокоило, что после разговора с Алирой я несколько отупел, переменился, стал не способен изобрести и выполнить изящный план. В данный момент говорить об исполнении рановато, но сам-то план уже существовал.

Меня проводили в кабинет. По дороге я успел заметить, что замок не в лучшем состоянии: трещины на потолке, выщербленный пол, пустые места на стенах, где когда-то висели дорогие гобелены.

Дворецкий ввел меня в кабинет. Герцог Келетаранский оказался старым и достаточно приземистым для драгейрианина, иными словами, обладал широкими плечами и мощными мышцами рук. На гладком лице я не заметил ни одной морщины (впрочем, у тсерлордов не бывает морщин), а чуть раскосые глаза указывали на принадлежность к Дому. Роскошные кустистые брови герцога произвели на меня впечатление, и я подумал, что он наверняка гордился бы своей кучерявой бородой, если бы у драгейриан росли бороды. Он сидел в кресле с высокой спинкой и без подлокотников. На боку у него висел меч, а у стола стоял волшебный посох. Герцог не предложил мне сесть, однако я не стал обращать внимания на такие мелочи. Всегда необходимо установить определенные вещи в самом начале разговора. Я заметил, как он поджал губы, но не более того. Хорошо. Одно очко в нашу пользу.

– Ну, джарег, что тебе нужно? – спросил Келет.

– Надеюсь, я вам не помешал, господин!

– Помешал.

– В мое поле зрения попало одно небольшое дельце, которое необходимо с вами обсудить.

Келет посмотрел на дворецкого, который поклонился нам и ушел.

За ним захлопнулась дверь, и только после этого герцог позволил себе выказать свое отвращение.

– «Небольшое дельце», вне всякого сомнения, равняется четырем тысячам золотых империалов.

Я попытался говорить извиняющимся тоном.

– Да, господин. В соответствии с нашими записями, вы должны были заплатить нам месяц назад. Должен сказать, мы проявили терпение, мы очень старались, но…

– Терпение, проклятие! – возмутился герцог. – За те проценты, которые вы назначаете, могли бы подождать и еще, когда речь идет о должнике, у которого возникли мелкие финансовые затруднения.

Вот смеху-то! Я прекрасно понимал, что проблемы у него вовсе не «мелкие» и что конца им в ближайшем будущем не видно. Однако я решил, что напоминать ему об этом невежливо. Да и не стал говорить, что, если бы не страсть к камням с'янг, у него бы не было никаких финансовых затруднений. Я просто сказал:

– Мы вас очень уважаем, господин герцог, но с нашей точки зрения месяц – вполне достаточный срок. И, надеюсь, вы не усмотрите в моих словах желания вас оскорбить, но, обращаясь к нам за помощью, вы знали, какие у нас проценты.

– Я обратился к вам за «помощью», как вы выражаетесь, потому что… ладно, не важно.

Он пришел к нам за «помощью», как я выразился, поскольку мы довольно прозрачно намекнули ему, что в противном случае вся Империя и в особенности представители Дома Тсера узнают, что он не в состоянии бороться со своей страстью к азартным играм и не платит долгов, когда проигрывает. Видимо, с его точки зрения, получить репутацию паршивого игрока равносильно краху жизненных идеалов.

– Дело ваше, – пожав плечами, сказал я. – И тем не менее я настаиваю…

– Говорю тебе, у меня ничего нет, – взорвался герцог. – Чего еще вы от меня ждете? Если бы золото у меня было, я бы вам его отдал. Отстаньте от меня или, клянусь Имперским Фениксом, я сообщу, кому следует, о нескольких известных мне игорных заведениях и ростовщиках, которые не платят налогов.

Вот такие вещи полезно знать про тех, с кем имеешь дело. В большинстве случаев я бы доходчиво объяснил ему, что через неделю его тело будет обнаружено около низкопробного борделя, причем любой, кто захочет на него взглянуть, сразу поймет, что смерть наступила в результате драки с каким-то пьянчугой. Я прибегал к подобной тактике и раньше, когда имел дело с храбрецами из Дома Тсера – надо сказать, весьма эффективно. Их пугает не перспектива быть убитыми, а то, что все подумают, будто они стали жертвой пьяной драки с неизвестным теклой.

Я знал, что подобные разговоры напустят на Келета страху, но одновременно и приведут в ярость. А то, что я «безоружен и беспомощен», его ни в коей мере не остановит. К тому же если он и не прикончит меня на месте, то вполне может выполнить свою угрозу и настучать на нас. Тут явно требовался другой подход.

– Да ладно вам, лорд Келет, – заявил я. – А вы подумали о своей репутации?

– О какой репутации может идти речь после того, как вы сообщите всему свету, что я не плачу вам ваших кровавых денег?

Тсеры частенько весьма легкомысленно относятся к терминам, но я не стал его исправлять. Я вздохнул, как терпеливый человек, стремящийся изо всех сил помочь, но теряющий терпение.

– Сколько еще времени вам нужно?

– Месяц, может быть, два.

Я печально покачал головой.

– Боюсь, это совершенно невозможно. Пожалуй, вам все-таки придется сходить к представителям властей и рассказать о наших незаконных делах. Парочка игорных заведений, принадлежащих нам, переберется на новые места, а кое-кто из ростовщиков возьмет небольшой отпуск, но могу вас заверить, что урон, который понесем мы, не идет ни в какое сравнение с тем, как пострадаете вы.

Я встал, низко поклонился и повернулся, словно намереваясь уйти. Келет не поднялся, чтобы проводить меня до двери – весьма невежливо, даже грубо с его стороны, хотя вполне объяснимо, если учесть обстоятельства встречи. Прежде чем коснуться дверной ручки, я остановился и посмотрел на него.

– Если только…

– Если только что? – с подозрением спросил он.

– Ну, – солгал я, – мне пришло в голову, что вы можете оказать мне кое-какую помощь.

Он уставился на меня, долго и сердито не сводил глаз, пытаясь угадать, какую игру я затеял. Мое лицо ничего не выражало – я старался изо всех сил. Я давал ему понять, что существует возможность договориться.

– И в чем же? – спросил он.

– Мне нужна информация определенного рода, которая имеет отношение к истории вашего Дома. Думаю, я и сам мог бы узнать все, что меня интересует, но тогда придется немного попотеть, а мне страшно не хочется. Не сомневаюсь, что вы в состоянии сделать это за меня. Возможно, вам просто известны факты, которые я ищу. Если вы окажете мне помощь, я буду вам крайне признателен.

Подозрительность все еще не оставила Келета, но в его голосе появилась некоторая живость.

– И какую форму, – спросил он, – примет твоя «признательность»?

Я сделал вид, что задумался.

– Полагаю, я смогу договориться, чтобы вы получили отсрочку на два месяца. Знаете, я, пожалуй, даже заморожу проценты – если вы сумеете раздобыть необходимую мне информацию быстро.

Келет пожевал нижнюю губу, размышлял, прикидывал варианты, но я знал, что поймал его в свои сети. Слишком заманчивое предложение, чтобы пройти мимо. Я все неплохо спланировал.

– Что тебе нужно? – наконец спросил он.

Я засунул руку во внутренний карман плаща и достал кристалл, который получил от Деймара. Сосредоточился на нем, и спустя несколько секунд появилось лицо Мелара. Я показал его Келету.

29
{"b":"191559","o":1}