ЛитМир - Электронная Библиотека

Разрешите привести пример. Приблизительно за полтора месяца до описываемых событий – точнее, это произошло восемь недель назад – один из моих ростовщиков пожаловался, что клиент задолжал ему пятьдесят золотых и не может их заплатить. Ростовщик хотел предоставить ему отсрочку, но согласен ли на это я?

– А сколько он платит?

– Пять и один, – ответил он; это значило пять золотых в зачет долга плюс один золотой в неделю, пока не рассчитается.

– Первый взнос?

– Нет, четыре раза он платил, как положено, а потом только процент в течение трех недель.

– Что с ним произошло?

– Он держит ателье и магазин готовой одежды на Соломе. Он хотел попробовать новую идею и взял на короткий срок пятьдесят золотых, чтобы опередить конкурента. Однако…

– Я знаю, новая идея пока ничего не приносит. Сколько стоит его дело?

– Тысячи три-четыре.

– Хорошо, – сказал я, – дай ему шесть льготных недель. И скажи, что если после этого он не сможет выплачивать хотя бы процент, у него появится новый партнер до тех пор, пока он с нами окончательно не рассчитается.

Как видите, мы не такие уж плохие. Если кто-то действительно попал в беду и пытается расплатиться, мы с ним работаем. Нам выгодно, чтобы клиент не разорился, и мы не выигрываем ни медяка, если наносим кому-нибудь вред. Однако всегда находятся ловкачи, думающие, что с ними этого не произойдет, или хвастуны, которым хочется показать всем, какие они крутые ребята, или сомнительные законники, обещающие обратиться за помощью к Империи. Эти люди и помогают мне делать деньги – и немалые – в течение последних трех лет.

Нарвайн, появившийся через несколько минут после Темека и Сверкающего Психа, был специалистом – одним из немногих магов, работающих на джарегов, которые занимались нашим делом. Как известно, большинство магов-джарегов женщины – они предпочитают представлять Левую Руку. Нарвайн был спокойным, обращенным в себя драгейрианином. Внешне он немного походил на дракона: худое лицо, высокие скулы, длинный прямой нос и очень темные глаза и волосы. Его обычно приглашали, когда требовалось ликвидировать личные защитные заклинания или для предсказания будущего – здесь он мог потягаться с любым магом-тсером и даже со многими атирами.

Все трое стояли, прислонившись к стене. Темек, сложив руки на груди, фальшиво насвистывал «Услышав о тебе» и смотрел в потолок. Нарвайн уставился в пол. Сверкающий Псих поглядывал по сторонам, словно пытался оценить, можно ли оборонять мой офис. Варг совершенно неподвижно замер чуть в стороне от стены – нечто среднее между статуей и снаряженной бомбой.

Когда молчание стало тягостным, пришел Крейгар.

– Завтра, через час после полудня, – сообщил он.

– Ладно.

Вирн и Мирафн появились одновременно. Они составляли команду, когда их нанял Велок, и продолжали работать вместе после того, как их боссом стал я. Насколько мне известно, они никогда не брались за «работу», но репутация у них была безупречной.

Вирн напоминал атиру – бледные голубовато-серые глаза, казалось, он все время над чем-то размышляет. Когда Вирн стоял, то постоянно раскачивался, словно старое дерево на ветру, а его руки свисали по бокам, как усталые ветви. Светлые волосы торчали в разные стороны, и он имел манеру смотреть на вас, склонив голову к плечу, а на его губах играла мечтательная полуулыбка, от которой по спине пробегал холодок.

Мирафн был громадным, больше восьми футов росту – даже Маролан рядом с ним казался маленьким. В отличие от большинства драгейриан он был обладателем мускулов, которые мог заметить каждый. При случае он легко прикидывался дурачком – на лице появлялась широкая глупая усмешка. Мирафн выбирал того, кого хотел напугать, и говорил Вирну:

– Спорим, я смогу закинуть этого дальше, чем того, что швырял в прошлый раз?

Вирн никогда не отказывался подыграть.

– Не трогай его, громила. Он ведь только шутил, когда обещал дать показания против нашего друга. Правда?

И несчастный кивал и говорил: «Да, конечно, я всего лишь шутил, причем весьма неудачно, очень сожалею, что побеспокоил двух таких добрых господ…»

– Мелестав! Зайди сюда на минутку и закрой за собой дверь.

Он выполнил оба моих указания. Я положил ноги на стол и окинул взглядом свою команду.

– Господа, – сказал я, – в ближайшее время нам будет нанесен удар. Если повезет, у нас есть два дня на подготовку. Начиная с этого момента, никто из вас нигде не должен появляться один. Над каждым из нас занесен кинжал – вы должны к этому привыкнуть. Каждый получит от меня четкие указания, но сейчас я просто хочу поставить вас в известность о предстоящих событиях. Вы знаете, как следует себя вести – всюду ходить парами, как можно больше времени проводить дома. Правила вам известны. И если кто-нибудь получит выгодное предложение от противника, я хочу немедленно о нем узнать. Дело тут не только во мне: как только вы его отвергнете, то станете для врага первой целью, и я должен это учитывать, А если примете, ваше положение станет еще более трудным. Помните – мной пренебрегать не следует, я вас уничтожу. Вопросы есть?

Некоторое время все молчали, потом Темек спросил:

– А что у него есть?

– Хороший вопрос, – кивнул я. – Почему бы вам с Нарвайном не попытаться найти на него ответ?

– Я знал, что лучше рот не открывать, – печально заметил Темек.

– Тут ты прав, – усмехнулся я. – И еще – начиная с этого момента ваша зарплата удваивается. Но, чтобы иметь возможность ее выплачивать, мне необходим постоянный приток наличности. Поэтому мы должны держать открытыми все наши заведения. Ларис может атаковать вас, или меня, или попытаться нанести максимальный вред нашему бизнесу. Я бы поставил на все три варианта. Еще вопросы?

Больше вопросов не было.

– Хорошо, – сказал я. – И последнее: за голову Лариса объявляется награда в пять тысяч золотых. Не сомневаюсь, что каждый из вас не откажется от такой суммы. Заработать эти деньги будет не так-то просто. Мне бы не хотелось, чтобы вы совершили какую-нибудь глупость, и вас прикончили, но если появится шанс, постарайтесь его использовать. Вирн и Мирафн остаются в офисе. Остальные свободны. Проваливайте.

Они ушли, оставив меня наедине с Крейгаром.

– Послушай, босс…

– Что такое, Крейгар?

– А удвоение денег распространяется…

– Нет.

Он вздохнул.

– Я так и думал. Ну и каков план?

– Во-первых, нужно нанять дополнительных телохранителей. На это у тебя есть время до завтра. Во-вторых, нам необходимо оценить доходы Лариса и выяснить, какой мы можем нанести ему урон.

– Понятно. А мы в состоянии позволить себе дополнительных телохранителей?

– Да, но только на некоторое время. Если противостояние с Ларисом затянется, то нам придется изыскивать другие возможности.

– Как ты думаешь, он даст нам два дня?

– Не знаю, он может…

В дверях появился Мелестав.

– Я только что получил сообщение. Неприятности. В заведении Найлара.

– Какого рода неприятности?

– Точно не знаю. Я успел принять только первую часть сообщения – он просил о помощи. Потом его вырубили.

– Босс, – сказал Крейгар, – а ты уверен, что тебе следует выходить? Похоже на…

– Я знаю. Отправляйся за мной и держи глаза открытыми.

– Ладно.

– Лойош, будь начеку.

– Я всегда начеку, босс.

4

Думаешь, до тебя не добраться?

Город Адриланка расположен на южном побережье Драгейрианской Империи. Большую часть своего существования это был небольшой портовый город, который стал столицей только после того, как город Драгейра превратился в Море Хаоса, что случилось четыреста лет тому назад, когда Адрон чуть не узурпировал трон.

Адриланке столько же лет, сколько Империи. Город был построен в том самом месте, где совсем недавно (по понятиям драгейриан) заложили фундамент Императорского дворца. Именно здесь Кайран Завоеватель встретился с шаманами и заявил им, что они могут бежать, куда им заблагорассудится, но он и армия Всех Племен останутся, чтобы встретить «дьяволов с Востока». Отсюда он прошел один по длинной тропе, которая заканчивалась на высоком утесе, вздымавшемся над морем. Легенда гласит, что он неподвижно стоял на утесе пять дней (отсюда и произошла пятидневная драгейрианская неделя), дожидаясь появления Племен Орки, которые обещали ему подкрепление, а армия с Востока постепенно приближалась.

65
{"b":"191559","o":1}