ЛитМир - Электронная Библиотека

Он кивнул и ушел. Я намотал на правое запястье Разрушитель Чар. Золотая цепь в два фута длиной была единственным оружием, которое я не менял, поскольку не собирался ее нигде оставлять. Из названия следует, что цепь противодействует заклинаниям. Если кто-нибудь вздумает применить против меня магию (маловероятно, даже если Дьявол и в самом деле решил заманить меня в ловушку), я бы хотел иметь цепь под рукой. Приятная тяжесть успокаивала. Отлично.

Я повернулся в Лойошу, который удобно расположился у меня на плече. Как ни странно, он сохранял полнейшее молчание во время моего долгого разговора с Крейгаром.

– В чем дело? – обратился я к нему псионически. – Дурные предчувствия перед завтрашней встречей?

– Нет, у меня дурные предчувствия из-за того, что в нашем офисе появится текла. Могу я его съесть, босс? А?

Я рассмеялся и снова занялся сменой оружия. Настроение у меня неожиданно улучшилось.

2

Хорошие манеры можно заменить только быстрой реакцией.

«Голубое пламя» находится на маленькой улочке, которая называется Медная, неподалеку от Нижней Кайранской дороги. Я пришел туда на пятнадцать минут раньше назначенного срока и совершенно сознательно уселся так, чтобы оказаться спиной к двери. Я решил, что если Лойош и нанятые нами для охраны ребята не смогут вовремя предупредить меня об опасности, то сижу я лицом к двери или нет, не будет иметь особого значения. Если же наша встреча замыслена в рамках закона – а я подозревал, что именно так дело и обстоит, – выбранная мною позиция демонстрировала Дьяволу доверие, и он, в свою очередь, не почувствует никакого «неуважения», увидев моих телохранителей. Лойош уселся на моем левом плече и внимательно следил за дверью.

Я заказал белое вино и принялся ждать. Заметил одного из своих вышибал – он занимался посудой, – а определить, кто двое других, так и не сумел. Хорошо. Если мне не удалось, есть надежда, что и Дьявол не сможет. Я медленно потягивал вино и веселился про себя, вспоминая недавний разговор с теклой (как же его звали?), ставшим жертвой ограбления. Встреча прошла просто великолепно, если не считать того, что я едва сдерживался, чтобы не расхохотаться, потому что мой обожаемый, абсолютно надежный прирученный джарег непрерывно нашептывал мне на псионическом уровне; «Да ладно тебе, босс. Можно я его съем, ну, пожалуйста ». У моего дружка просто отвратительный нрав.

Я внимательно следил за количеством выпитого вина – хотелось, чтобы реакция была в порядке. Чуть пошевелил правой щиколоткой и почувствовал на икре успокаивающее прикосновение рукояти одного из спрятанных в сапогах ножей. Пришлось немного отодвинуть от себя стол, поскольку я сидел в кабинке и не мог поставить стул достаточно удобно. Обратил внимание на то, как располагаются бутылочки со специями – они могли помешать или, наоборот, в случае необходимости легко превратиться в отличные метательные снаряды. И снова стал ждать.

Через пять минут после того, как имперские часы показали назначенное время, я получил предупреждение от Лойоша и положил правую руку на стол так, чтобы она оказалась в двух дюймах от левого рукава.

Перед моим столом возник громадный тип, сразу видно, что из охранников, кивнул, а потом сделал шаг назад. В следующее мгновение появился одетый в великолепный серо-черный костюм драгейрианин и уселся напротив.

Я ждал, что он мне скажет. Встречу назначил он, ему и начинать. Впрочем, надо признаться, во рту у меня мгновенно пересохло.

– Вы Владимир Талтош? – спросил он, причем произнес мое имя абсолютно правильно.

Я кивнул, сделал глоток вина.

– А вы Дьявол?

Теперь кивнул он. Я предложил ему вина, и мы выпили за здоровье друг друга; не стану утверждать, что искренне. Я заметил, что рука, в которой я держал бокал, не дрожит. Отлично.

Дьявол изящно, не спеша, пил вино и разглядывал меня. Все его движения были спокойными, уверенными, точными. Я увидел, что в правом рукаве у него спрятан кинжал, и отметил несколько чуть выступающих мест на плаще, где, возможно, имелись запасы другого оружия. По всей вероятности, он сумел вычислить и мой арсенал. Надо сказать, что для положения, которое занимал Дьявол, он был, на мой взгляд, чересчур молод. Лет восемьсот… может быть, тысяча или около того – значит, по человеческим меркам, около тридцати пяти. Складывалось впечатление, что глаза Дьявола всегда остаются тоненькими щелочками, никогда не раскрываясь до конца. Совсем как у меня. Крейгар прав: это настоящий наемный убийца.

– Насколько мы понимаем, – проговорил он и принялся крутить бокал в руке, – вы делаете «работу».

Я изо всех сил постарался не выказать удивления. Неужели он собирается предложить мне контракт? Дьявол? Почему? Может быть, пытается таким образом притупить мою бдительность. Я не понимал, в чем дело. Если ему и в самом деле что-то от меня нужно, он вполне мог воспользоваться услугами полудюжины посредников.

– Боюсь, что нет, – осторожно подбирая слова, ответил я. – Такими вещами я не занимаюсь. – И добавил: – Но у меня есть приятель, которого предложение подобного рода могло бы заинтересовать.

Он отвернулся буквально на одно мгновение, а потом кивнул.

– Понятно. А вы не сведете меня с вашим «приятелем»?

– Он не часто выходит из дома, – объяснил я. – Но я готов поговорить с ним, если хотите.

Дьявол снова кивнул и, по-прежнему не глядя на меня, спросил:

– Полагаю, ваш «приятель» тоже с Востока?

– По правде говоря, да. А это имеет значение?

– Может быть. Скажите ему, что у нас для него есть заказ, если он в данный момент свободен. Надеюсь, у него имеется доступ к вашим источникам информации? Подозреваю, что для выполнения данной «работы» они понадобятся в полной мере.

Ясно! Вот почему он пришел ко мне! Он знает, что у меня есть такие возможности получения информации, которые не снились даже ему. Я позволил себе немного успокоиться, не забывая, естественно, об осторожности. Вполне возможно, что дело у него самое обычное, законное. С другой стороны, я все равно никак не мог понять, почему Дьявол пришел на встречу лично.

Мне смертельно хотелось задать ему несколько вопросов вроде «почему я?» и «почему вы?». Однако сделать это напрямую не мог. Проблема заключалась в том, что он не собирался делиться со мной никакими деталями, дожидаясь от меня вполне существенных гарантий, а я не намеревался давать ему такие гарантии, пока не узнаю больше.

– Есть какие-нибудь предложения, Лойош?

– Можешь спросить его, о ком идет речь.

– Вот этого-то я и не хочу делать. Такой вопрос накладывает определенные обязательства.

– Только в том случае, если он ответит.

– А почему ты думаешь, что он не ответит?

– Ты не забыл, что я джарег? – с сарказмом поинтересовался он. – У нас имеется чутье на подобные вещи.

Среди прочих выдающихся достоинств Лойош обладает способностью цитировать мне меня самого. Но, что хуже всего, вполне возможно, что сейчас он сказал правду.

Дьявол хранил учтивое молчание во время нашего псионического разговора – либо потому что не заметил его, либо из вежливости. Я подозреваю последнее.

– Кто? – вслух спросил я.

Дьявол повернулся ко мне и долго меня разглядывал. Потом снова посмотрел в сторону.

– Мы готовы заплатить за него шестьдесят пять тысяч золотом, – ответил он.

На этот раз мне не удалось скрыть удивления.

Шестьдесят пять тысяч золотом! Это… дайте-ка подумать… в тридцать, нет, в сорок раз выше обычной платы! На такие деньги я смогу купить для своей жены замок, о котором она так мечтает! Проклятие, этих денег хватит на два замка! Можно уйти на покой, можно…

– И кто вам не угодил? – снова поинтересовался я, изо всех сил стараясь, чтобы мой голос звучал ровно и тихо. – Императрица?

Дьявол едва заметно ухмыльнулся.

7
{"b":"191559","o":1}